ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пока эта самая женщина, после того, как он подвел ее, не пришла и не успокоила его. А он, к тому же, поставил под угрозу ее жизнь и профессиональную карьеру.

Ага. Вот такие бывают педики.

Застонав в темноте, Исаак не мог поверить тому, какой устроил беспорядок. Остановился посреди секса? Спрятался в ванной и распустил слюни?

Почему бы просто не надеть платье, накрасить ногти и не назваться Ирэной?

Черт возьми, секс… он вынес ему мозг. Буквально. А это уже проблема. В нем открылась какая-то трещина, когда он вошел во влажный жар Гри, и с каждым толчком то, что раньше было царапиной на лбу, переросло в огромную рану.

Страх тут не причем. Как и догадки Гри о его самоволке.

Дело в том, что работая на Матиаса, когда изо всех сил стараешься не откинуться во время выполнения задания, ты не представляешь, под каким прессом находишься.

И, кто бы мог подумать, но с побегом из подразделения аналогичная ситуация. Тот кошмар? Та же касса.

Но заниматься любовью с красивой, теплой женщиной в мягкой кровати, пахнущей лимоном, в доме, в безопасности которого не сомневался даже он?

Это было слишком близко к нормальности. Слишком безопасно. Слишком хорошо, чтобы оказаться правдой.

Сопоставление всего вышеперечисленного с тем, где он находился раньше, и куда направится рано утром, широко открыло ему глаза… подтверждая то, что он всегда подозревал: слишком сложно даже одной ногой ступить в мир гражданских. Вести двойную игру и жить в обоих мирах невозможно.

И на этой ноте…

Потянувшись к прикроватному столику, он взял пульт от ДВД и нажал «проигрывать». Когда загрузилось меню, он нажал «проигрывать все», и спустя мгновение всплыл логотип сериала «Трое — это компания»[77] на фоне пляжной сцены. Пока шли начальные титры, Джон Риттер[78] засмотрелся на девушку влюбленными глазами, и в итоге рухнул с мотоцикла… когда он приземлился на песок, Гри нахмурила брови… а потом расслабилась всем телом.

Идеально. Она приучила организм ассоциировать фильмы с глубоким сном, и разговоры вкупе с мерцанием экрана помогут Исааку замести следы.

Прошло пятнадцать минут от фильма, когда Исаак медленно вытащил руку из-под головы Гри, а потом выпутался из простыней. В его отсутствие, Гри перевернулась лицом к ТВ и со вздохом поерзала. Что послужило сигналом к отступлению.

Он спустился по лестнице в отведенную ему комнату.

Через десять минут Исаак вернулся в спальню Гри полностью одетый и с оружием. Возвышаясь над ней, он слишком долго наблюдал за ее сном, и ему пришлось заставить себя склониться и взять ее руку. Двигаясь осторожно, он положил большой палец девушки на пульт сигнализации и деактивировал ее. Когда мелькнул зеленый свет, он снова включил сигнализацию, чтобы узнать, какова задержка сигнала.

Таковой не было: мгновенно вспыхнул красный свет, и Исаак снова оказался заперт внутри дома.

Логично. Она включила ее сразу после закрытия парадной двери.

Он посмотрел на часы. Четыре утра.

Гри немного поерзала и удобней устроилась на подушке, светлые волосы упали на щеку.

Он не настолько доверял себе, чтобы остаться до ее пробуждения.

Сейчас или никогда, придурок.

Спасибо, произнес он губами.

И потом, с проклятьем, он отключил систему и ушел, не оглядываясь назад.

На первом этаже он действовал бесшумно, проверив панель сигнализации в переднем холле. Выключена, на что он и надеялся. В конце концов, когда твой дом охраняет ротвейлер, зачем держать золотистого лабрадора на подхвате?

Парадная дверь была сделана из крепкой древесины в три дюйма толщиною… и значит, даже если Исаак не сможет повернуть дверной засов, потребуется таран, чтобы проникнуть внутрь. Его беспокоили лишь стеклянные окна и двери, но рамы на проверку оказались очень прочными… а если разбить стекло такого размера, как на кухне, возникнет много шума.

Следовательно, Гри была в максимально возможной безопасности.

Выключив наружное освещение, Исаак достал свою майку и оторвал кусочек ткани; затем он вышел на улицу и закрыл огромную дверь. Он быстро удостоверился, что дверь была заперта, а потом привязал лоскут ткани к фонарю из кованого железа, висевшему слева.

Следующий шаг — вперед, навстречу холодному апрельскому утру.

Но не так быстро. Солнце в Новой Англии вставало раньше, поэтому у Исаака было не больше часа до того, как рассветные лучи прогонят тени. Свернув налево, он направился вдоль улицы под названием Пинкни, и меньше, чем через десять ярдов, он нашел то, что искал… один из маленьких домов в процессе реконструкции. Окна первого этажа были заколочены досками, возле парадной двери виднелась тропинка из штукатурки.

Свет не горел — ни внутри, ни снаружи.

Последовав примеру Человека-Паука, он забрался в дом, используя в качестве опоры молдинги вокруг двери и окон. Разбив запыленное окно, он ожидал услышать рев охранной сигнализации. Ничего не раздалось. Поэтому он повернул задвижку, толкнув раму вверх, и, Привет, Люси, я дома.

Общее затраченное время: полторы минуты.

Дом был чертовски холодным, изнутри еще больше покрыт пылью от штукатурки. Исаак надеялся, что строители входили в профсоюз, и, учитывая, что сейчас была суббота… он сможет оставаться здесь столько, сколько захочет.

Осмотр места не занял много времени, и, подобно территории Гри, задняя часть дома выходила на огражденный дворик… и на дорожке из красного кирпича не было следов известняка. Очевидно, строители работали над передним фасадом здания.

Чтобы расчистить путь отступления для возможного паркура, он открыл окно над задней дверью; потом вернулся к месту взлома и убрал все стеклянные осколки разбитого им окна… потому что отсутствие стекла издалека создавало иллюзию нормальности.

Он устроил наблюдательный пункт у самого дальнего окна переднего фасада здания, спрятавшись за лист фанеры. С этого места он видел семьдесят процентов дома Гри, упуская лишь задний фасад и террасу на верхнем этаже, но лучшую точку обзора не подобрать.

Прислонившись к холодной стене, он глазами изучал парк с оградой из кованого железа и изящные ветки деревьев. Он даже наслаждался зрелищем. И не уйдет, пока не увидит, как Гри сядет в свою Ауди и уедет по делам… без машины на хвосте.

Двадцать минут спустя подъехало то, чего он больше всего боялся. Черная машина без знаков не подходила под описание, данное приятелем Джима прошлым вечером: никаких вмятин или грязи. А тонированные стекла закрывали обзор водителя и пассажиров.

Но Исаак знал, кто был за рулем.

Черт, он ненавидел случаи, когда оказывался прав.

И все это — его вина.

Глава 20

Гри проснулась в шесть часов утра, и при виде конечных титров «Трое — это компания», сразу же поняла, что Исаак ушел: она не включала ДВД, когда они вернулись в ее комнату, и, да, сигнализация была выключена.

Очевидно, она проспала его уход.

Выгнувшись, она посмотрела на прикроватный столик в надежде обнаружить прощальную записку. Но Исаак оставил после себя лишь аромат шампуня и мыла: запах кедра задержался на ее подушке и простынях.

Встав, она накинула кофту и спустилась на второй этаж. Гостевая комната пребывала в идеальном порядке, кровать была заправлена с армейской аккуратностью. Единственный признак того, что Исаак вообще здесь был, — это полотенце, сохнущее в ванной. Он даже вытер стеклянные стенки душа, чтобы не оставлять за собой никаких следов.

Мужчина был настоящим призраком, а Гри — жалкой неудачницей, раз надеялась хоть на какое-то прощание с его стороны.

Спустившись по лестнице на кухню, она замерла в дверном проеме.

Ну, кое-что он все-таки оставил: на столе лежал полиэтиленовый пакет с деньгами.

— Черт возьми. Будь все проклято.

Она стояла там какое-то время, уставившись на Биркин, которую Исаак пытался отмыть, а не на двадцать пять тысяч долларов.

вернуться

77

«Трое — это компания» — сериал 1976-1984

вернуться

78

Джон Риттер — американский актёр, известный по фильмам «Трудный ребёнок» 1 и 2.

35
{"b":"140539","o":1}