ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Боже… как я ненавижу все это. — Зародившаяся в ее теле дрожь была вызвана не страхом. Гневом, самым настоящим. — Мне хочется что-нибудь ударить.

— Хорошо. — Он сжал ее руку в кулак и поднял над ее плечом. — Вымести свое раздражение на мне.

— Что…

— Ударь меня. Выколи глаза. Сделай все, что нужно.

— Ты с ума сошел?

— Да. Свихнулся. — Он отпустил ее руку и принял устойчивое положение, оставаясь близко… очень близко к ней, так, что при желании она могла хорошенько врезать ему. — Я буду твоей грушей, твоим бронежилетом, твоим телохранителем… я сделаю все, чтобы помочь тебе пережить это.

— Ты сумасшедший, — выдохнула она.

Когда Гри уставилась на него, вся покрасневшая, жар разлился по его жилам… увлекая на более опасную территорию. Ради Бога, будто ему нужна эрекция. Сейчас, опять же, было не время и не место.

Поэтому он просто спросил:

— Так что это будет… Ты хочешь ударить меня или поцеловать?

***

От этого вопроса, Гри облизнула язычком губы, и Исаак проследил за движением, словно хищник. Совершенно ясно, что он не сдвинется со своего места. Решение было за ней.

Что доказывало, каким мужчиной он был на самом деле, вопреки избранной им профессии.

Со своей же стороны, Гри и близко не думала о профессионализме. Она была озадачена и сбита с толку… прошлая ночь повторялась со всей своей безрассудностью. Но не это влекло ее сейчас.

Этот раз может стать для них последним. Вообще. Она потратила все утро, гадая, где он, в порядке ли он… увидит ли она его снова. Жив ли он. Исаак был незнакомцем, который каким-то образом стал очень близок ей. И хотя время было неподходящим, невозможно составить расписание для возможностей, которые предоставляются свыше.

Уронив руку, Гри расслабила пальцы, сжатые им в кулак, пожалев при этом, что не может удержать ладонь при себе. Так было бы разумней. Вместо этого, она наклонилась к Исааку и положила ладонь между его ног. Низкий рык зародился в его горле, мужчина двинул бедрами вперед.

Он был твердым и напряженным.

И, качнувшись, он отстранился назад.

— В этот раз я не остановлюсь, — прорычал он.

Она крепче сжала его плоть.

— Я просто хочу быть с тобой. Лишь раз.

— Это я могу устроить.

Они столкнулись посреди вспышки страсти, встречаясь губами, сплетаясь руками, сходясь телами. В тусклом свете кухни, Исаак подхватил Гри и опустил ее на пол между кухонным островом и столом, перекатившись в самый последний момент так, чтобы она оказалась на нем сверху, как на мягкой кровати. Когда Гри раздвинула ноги по обе стороны от бедер Исаака, твердая длина толкнулась в ее лоно, а его язык собственнически скользнул в ее рот. Пока они целовались с диким отчаянием, его тело волнообразно двигалось под ней, его мощные очертания были до боли знакомыми, несмотря на то, как мало времени Гри провела с ним.

Боже, ей нужно больше.

Она неуклюже задрала футболку, и Исаак быстро подключился, стянув вниз кружевные чашечки, освобождая соски, а потом он приподнял ее, чтобы обхватить губами напряженный комочек, посасывая, облизывая. Гри запустила пальцы в его густые волосы, держась за Исаака, пока его горячий, влажный рот ласкал ее грудь, а пальцы впивались в бедра.

— Исаак… — простонала она с придыханием. Но потом Гри резко втянула воздух, когда его ладонь накрыла ее промежность.

Он потирал ее лоно в такт движениям языка, и лишь отчаянное желание почувствовать его внутри себя обратило внимание Гри на то, что нужно снять его нейлоновые штаны. Стянув пояс вниз, Гри сбросила мокасины, подцепила штаны мысками и стащила их.

Ни боксеров. Ни брифов. Никаких препятствий на пути.

Обхватив рукой крепкую длину, она принялась ласкать его, и Исаак двигался навстречу ей, усиливая трение. А его стоны… святые небеса, какие стоны: этот тихий рык был полностью животным, когда Исаак дышал, прижимаясь к ее груди.

Гри села, отрывая грудь от его губ, и с проклятьем буквально сорвала с себя брюки для йоги и трусики. Когда он обхватил член, удерживая его вертикально, Гри снова оседлала его бедра и опустилась вниз, на его плоть, соединяя их, задирая при этом ветровку Исаака так, чтобы получить еще больший доступ к его коже. От ощущения его плоти Гри запрокинула голову, наблюдая за реакцией мужчины, отчаянно желая видеть его… Исаак не разочаровал ее. Зашипев, он стиснул зубы, втягивая сквозь них воздух, жилы на его шее и мускулы груди напряглись.

Двигаясь и задавая темп, казалось, будто она овладевает им в каком-то первобытном стиле, отмечая его сексом.

— Боже… ты прекрасна, — прохрипел он, тяжело дыша. Он наблюдал за ней из-под опущенных век горячим взглядом, не сводя глаз с ее груди, обрамленной футболкой и спущенными вниз чашечками бюстгальтера.

Он недолго бездействовал. Оторвавшись от пола быстро и уверенно, он крепко поцеловал ее, проникая при этом еще глубже и прижимая Гри к себе. Сначала она испугалась, что он снова собирался остановиться, но потом мужчина, уткнувшись в ее шею, заговорил:

— Ты изумительна. — Он растягивал слова по-южному, хрипло и тихо, возбуждая ее еще сильнее. — Ты…

Он не закончил предложение. Вместо этого он скользнул обеими руками под ее ягодицы, приподнимая и опуская на себя, его огромные бицепсы держали ее вес так, будто она была игрушечной…

Гри кончила так сильно, что увидела звезды, яркая галактика взорвалась, от ее лона по всему телу разошелся ослепительный свет. Как он и обещал, в этот раз он не остановился. Он замер, с силой толкнувшись в нее, руки обхватили ее талию, так, что она не смогла дышать… не то, чтобы ее волновал кислород. Его плоть содрогалась внутри нее, и Гри впилась ногтями в его ветровку, прижимаясь к мужчине.

А потом все кончилось.

Пока они восстанавливали дыхание, последовавшая тишина напоминала внезапно утихший порывистый ветер: она звучала травмирующе.

Молчание. Боже… это молчание. Но она не знала, что сказать.

— Прости, — хрипло произнес Исаак. — Я думал, это поможет тебе.

— О, нет… я…

Исаак покачал головой, и своими сильными руками поднял ее с себя, с легкостью разъединяя их. Он посадил ее рядом, ловко подтянул пояс штанов и взял чистое полотенце. Протянув его ей, он прислонился спиной к столу, согнул ноги в коленях и положил на них свои руки.

Именно в этот момент Гри заметила пистолет на полу рядом с ними. И, должно быть, Исаак тогда же обратил на него внимание, потому что он схватил оружие и спрятал в ветровке.

Зажмурив глаза, она быстро вытерлась и оделась. А потом приняла идентичную позу рядом с ним. Но, в отличие от Исаака, она смотрела не прямо перед собой; она изучала его профиль. Он был красив мужской красотой, его лицо представляло собой острые линии и выступающие кости… но ее беспокоила его усталость.

Он слишком долго жил на грани.

— Сколько тебе лет? — спросила она наконец.

— Двадцать шесть.

Гри отшатнулась. Так, это была правда?

— Ты выглядишь старше.

— Я чувствую себя старше.

— Мне тридцать два. — Опять молчание. — Почему ты не смотришь на меня?

— У тебя никогда не было связей на одну ночь. До этого момента.

Словно он проклял ее в некотором смысле.

— Ну, технически, с тобой я провела две ночи. — Когда он стиснул челюсти, Гри поняла, что комментарий не сильно облегчил ситуацию. — Исаак, ты не сделал ничего плохого.

— Да? — Он прокашлялся.

— Я хотела тебя.

Сейчас он посмотрел на нее.

— И ты меня получила. Боже… как ты меня получила. — На короткое мгновение его взгляд снова вспыхнул огнем, но потом он сосредоточился на шкафчике перед ним. — Но на этом все. С этим покончено.

Ну… ауч. И говоря о парне, который психовал из-за того, что познакомил ее с сексом без обязательств, можно было подумать, что еще пара-тройка раз успокоит его совесть.

Когда низ живота опалило жаром, Гри подумала… что жизнь покажет насчет «с этим покончено».

— Почему ты вернулся? — спросила она.

45
{"b":"140539","o":1}