ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сейчас, — лорд убрал свою руку, освободив левое плечо. Его сразу обдал холодный воздух, и Элейн захотелось взвыть от холода отстраненности. Глаза открылись — когда только успела их закрыть? — и она обвела невидящим взглядом темную комнату с рядами книг.

Лорд положил свою руку на открытую книгу. Она уставилась на его длинные смуглые пальцы, на индийского мужчину, на индийскую деву, рубиновые нижние губки которой растянулись, приспосабливаясь к пальцам мужчины. Элейн видела все это с предельной четкостью и ясностью.

— Я не делаю тебе больно, верно?

Острые зубы сомкнулись на мочке ее правого уха. Он укусил — о да, это было больно, — а затем начал сосать, как будто это был сосок.

Острейшее ощущение охватило ее груди, затем метнулось вниз, к тому месту, в дразнящей близости с которым расположились его пальцы.

Его губы отстранились с чмокающим звуком, который на удивление не показался брезгливо-отталкивающим, характерным для юношей, не умеющих целоваться.

Звук получился влажным, провокационным, полным намеками на мокрый, грязный секс.

Воплощение фантазий.

— Морриган, тебе нечего боятся, мы всего лишь разделим небольшое приключение. Я хочу удовлетворить твое любопытство. Я хочу удовлетворить тебя. Ты должна довериться мне. Я не могу позволить тебе отвернуться от меня. Не сейчас. Не сейчас, когда я знаю…

Элейн напряглась. Вот он опять. Не сейчас, когда он знает что?

— Нет, не надо так напрягаться. Это естественно. То, что ты видишь и чувствуешь совершенно нормально. Акт слияния тел — самая могущественная вещь на земле. Самая совершенная вещь на земле. Когда мужчина и женщина соединяются, они становятся единым целым — одним телом, одним духом, одной душой. По крайней мере, должно быть именно так. И так будет. У нас. Если ты позволишь. Только дай шанс, Морриган. Дай нам шанс.

Казалось, сердце Элейн пропустило одно биение. Когда-то, давным-давно, она так желала единения с мужчиной — быть одним телом, одним духом, одной душой. Это было до того, как она смирилась с мыслью, что коренастые девочки с короткими пальцами не становятся виртуозными пианистками. И что коренастые женщины с короткими пальцами не вызывают страсть.

Длинные загорелые пальцы лорда перевернули страницу. С такими руками он мог бы стать виртуозным пианистом, подумала она бесстрастно. Они могли бы составить отличный дуэт — он и Морриган.

При виде иллюстрации сердце Элейн припустилось вскачь, она ощутила отклик в самом чувствительном своем месте, понимая, что он тоже мог чувствовать это.

Индус склонился над индийской девой, голова в красном тюрбане зарылась меж ее ног. Он держал ее округлые бедра разведенными. Его розовый язык замер в высунутом положении, вечно облизывая рубиновые нижние губки. Жемчужная капелька украсила кончик его языка.

— Мужчина делает то, что индусы называют auparishtaka, или соитие ртом. Белая капелька на его языке — ее kamasalila, «роса экстаза». Когда женщина возбуждена, она выделяет свою влагу, свою «росу экстаза».

Для мужчины нет ничего более сладостного или более драгоценного. Это максимальный щедрый дар женщины, ее суть, знак ее доверия и любви. Я хочу, чтобы ты дала мне это, Морриган. Я хочу, чтобы ты доверяла мне. Чтобы ты раскрылась и оросила меня.

Волна обжигающего тепла поднялась от того места, на которое так коварно надавили костяшки его пальцев. Никогда, даже в самых диких фантазиях Элейн не мечтала о любовнике, так откровенно нашептывающем свои сексуальные желания. В том месте, где его пальцы, держащие ее запястья, прижимались к ней, она истекала влагой, тонкий ручеек грозил превратиться в настоящую реку. Красный туман, казалось, окутал ее мозг, рубиновый красный туман, точно соответствующий двум парам губ и сосков на картине. Она почувствовала, как его пальцы расслабились на ее запястьях. Уменьшилось и давление на развилке ее бедер. Медленно, чрезвычайно медленно, твердые, переплетенные пальцы полностью разжались. Бессознательно ее бедра потянулись вслед за его теплом.

Он прижал свою руку к ее животу, надавив решительно и твердо. Что-то неистовое и угрожающее прыгало внутри ее лона, пойманное в ловушку между огнем его руки и пламенем его тела.

— Переверни страницу, Морриган.

Элейн втянула холодный воздух и вслепую потянулась правой, нет левой рукой.

Мужчина лежит на спине, тюрбан отсутствует, волосы раскинулись вокруг головы иссиня-черным озером. Его губы изогнуты в ласковой улыбке. Индианка сидит в позе лотоса между его ног. Ее голова устроилась меж его бедрами, розовый язычок вытянулся, изящно дегустируя рубиново-красную головку члена. Жемчужная капелька украшает кончик ее языка. Правой рукой дева обхватила основание толстого копья мужчины, пальцы ее левой руки поддразнивают шарики его яичек.

Лорд успокаивающе погладил низ живота Элейн. Она вздрогнула, далеко не успокоенная.

— Снова auparishtaka, или соитие ртом.

Обжигающий язык проник в ушко Элейн, влажный, такой влажный — по звуку и ощущениям. Она изогнулась, в голове вдруг пронеслась нелепая мысль. Хорошо ли она помыла это ухо? Что, если он проглотит кусочек ушной серы?

— Обрати внимание на эту белую капельку на языке женщины, — он изящно очертил кончиком своего языка контур ее ушка. — Это kulodaka, его «любовная секреция». Мужчина дарит свою суть женщине даже до того, как закончится акт. Женщины Индии очень ценят этот вкус, это — символ страсти, мужественности и предстоящего наслаждения. — Голос стал проникновенней, горячее, более хриплым. — Мне говорили, что это несколько солоновато.

Элейн нисколько не сомневалась, что источниками этой информации была целая группа экспертов в юбках. Она облизала свои губы, ощутив вкус соли и своей слюны, густой и скользкой. Твердые, горячие пальцы энергично гладили живот Элейн, мозоли на пальцах шершаво скользили по гладкому шелку.

— Мужской lingam создан для женской yoni. Больше не будет никакой боли, Морриган. Ты была девственна, поэтому были боль и кровотечение. В Индии процесс дефлорации сопровождается грандиозной церемонией. Те девушки, которые намерены посвятить себя служению богам, сами пронзают себя каменным фаллосом.

Элейн посмотрела на lingam индийского мужчины. Пальцы лорда соскользнули еще ниже. Она услышала трение кончиков пальцев о шелк, почувствовала, как шелк скользит по ее лобковым волосам. Длинный палец, словно невзначай, прошелся вдоль сомкнутых нижних губок меж ее ногами. Она задохнулась от внезапного чувственного удара.

— Некоторые мужчины принимали обет, поклявшись лишать девушек девственности, поговаривали, что на одного такого добровольца могло приходиться до двух тысяч девушек, — продолжал лорд. Его влажный, проникновенный голос подталкивал к превращению рациональной личности в пылкую, необузданную женщину. — Они тратили свои жизни, переезжая от одной деревни к другой, находили там девственниц, освящали их таким образом и выполняли свою клятву. До того, как в Индии появились британцы, индийские жрецы бродили обнаженными по улицам, чтобы женщины могли поцеловать их lingam для повышения своей плодовитости.

Он накрыл своим ртом ее ухо, медленно выдыхая в это чувствительное устье. Его палец легко измерил длину тех других губ, один раз, второй.

— Для мужчины это изысканное наслаждение, когда женщина принимает его в рот, такое же сильное, как удовольствие женщины, когда мужчина овладевает ею своим ртом. Обрати внимание на отвлеченное выражение лица мужчины. Он погружен внутрь себя, чтобы не извергнуться ей в рот. Таким образом он сможет продлить их дальнейшее наслаждение. Когда погрузится глубоко в нее. Опытный мужчина может сдержаться, доставляя удовольствие женщине. Может удовлетворять ее снова и снова, пока ее маленькая yoni не изольется, как ручей. Горячий влажный ручей, который никогда не пересохнет.

Волна жара распространилась по телу Элейн, покрыв рябью изображение маленькой индианки и ее темнокожего любовника. В центре раздутой красной головки индуса был только намек на наслаждение, белая капелька, стремящаяся расцвести в полной мере.

29
{"b":"140545","o":1}