ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— …я люблю, когда ты не споришь со мной!

Элейн завизжала со всей мочи феминистского протеста двадцатого века. Он сдернул с нее одеяло. Она попыталась вырваться из рук, которые стали удивительно похожими на щупальца осьминога, когда, покоряя, обхватили ее.

— Ай!

Элейн села и потрогала место на спине, в котором все время ощущалось какое-то давление. Чарльз наклонился и потянулся рукой. Широкое золотое кольцо заблестело в его ладони.

— Вот оно где! Я собирался преподнести его тебе в другой форме, но, так сказать, забыл о нем в пылу момента. Я, должно быть, вовремя забыл убрать его. Или потерял. Где-то здесь.

Чарльз схватил руку Элейн. Кольцо было теплым, нагретым их телами. Оно запылало на длинном белом изящном пальце. Пальце Элейн, а не Морриган. Морриган ничего не хотела делать с этим телом, которое принесло Элейн столько наслаждения.

— Чарльз, ты задумывался, почему это произошло? Почему я здесь? Ты думаешь, она и вправду была друидка?

Чарльз поднес руку Элейн к своим губам. Он поцеловал теплым долгим поцелуем ее палец, покрытый малозаметными царапинами, образовавшимися в результате ее недавних попыток стянуть кольцо.

— Нет, не думаю, что она была друидкой. По-прежнему существуют некоторые старые обряды. Белтейн, например. Правда, ни один из них не предполагает нанесение вреда другому. И так как ты здесь…

Чарльз играл с кольцом, вертя и вертя его вокруг пальца. — Думаю, мне несказанно повезло, я каждую ночь и в любое другое время, когда смогу уговорить тебя, буду доказывать тебе, что ты так же счастлива, как и я. И хотя некоторые события связаны с этим кольцом, я не суеверен. Однако, если ты хоть когда-нибудь, когда-нибудь попробуешь снять его опять, я отшлепаю твою попку. На самом деле, думаю, что стоит в качестве профилактики продемонстрировать…

— Чарльз!

Элейн обнаружила себя прижатой лицом к волосатому бедру Чарльза. Она повернула голову. Их одежда была разбросана по цветочному ковру. Солнце отражалось от озерной глади. Она почувствовала краткую ласку перед тем, как твердая рука шлепнула ее по ягодицам, не так, чтобы сильно, но, в самом деле, достаточно ощутимо.

Она попыталась разогнуться. — Чарльз! Чарльз, нет! Чарльз, я люблю тебя! Смотри!

Чарльз замер. Черный лебедь плыл по озерной глади. Сзади него плыл белый. В нескольких футах от берега лебедушка грациозно нырнула в воду. Черный лебедь медленно кружил вокруг кормящейся подруги, сознавая свое лидирующее положение. Черная длинная шея вытянулась, затем изогнулась. Ярко-алый клюв начал прихорашивать перышки.

— Чарльз, они прекрасны!

Чарльз поглядел на окрашенные легким румянцем щеки Элейн. — В самом деле.

Конец
79
{"b":"140545","o":1}