ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Прошу вас, перестаньте тревожиться за лозы, Вислошейка, — устало говорил Хакмор. — Война есть война. Как сказал Эзилриб, на войне жертвы неизбежны. Поймите, мы не подрываем здоровье дерева. Да, в скудные зимние дни нам придется обходиться меньшим рационом ягод молочника, но мы успели сделать хорошие запасы, кроме того, ягоды периода Белого дождя все равно особой ценности не представляют. Они же горькие, как полынь!

— И все-таки я считаю, что вы поступаете безответственно. Не забывайте, что я главная попечительница этого дерева. Я не могу спокойно стоять и смотреть, как вы бесконтрольно обрываете лозы! — взвилась Вислошейка.

— Послушайте, Вислошейка. Я просто не знаю, как вам лучше объяснить. Это вопрос жизни и смерти, понимаете? Если мы потерпим поражение, Га'Хуула больше не будет. На этом дереве поселится банда преступных и жестоких сов. Думаете, они будут заботиться о дереве лучше нас? Очень в этом сомневаюсь!

У Сорена похолодело в желудке. Хакмор был прав. Если Чистые захватят Га'Хуул, Клудд ни секунды не станет думать о здоровье и долголетии Великого Древа. Неужели Вислошейка этого не понимает? Они же делают то, что должны делать настоящие стражи Га'Хуула! Они нуждаются в Великом Древе, и Древо нуждается в них, но иногда приходится идти на жертвы, чтобы сохранить установленый порядок жизни и сберечь то, что Эзилриб назвал вековым стремлением к жизни, чести и свободе.

На рассвете Сорен и его друзья вернулись в свое дупло. Копуша вместе с другими пещерными совами из клюва следопытов целую ночь рыл склады для дополнительных запасов. Сорену не терпелось поговорить с ним.

— Слушай, Копуша, а как Вислошейка ведет себя в вашем подразделении?

Копуша удивленно округлил глаза.

— Она не в нашем подразделении.

— Как? Я думал, все пещерные совы мобилизованы на рытье ям… Мне казалось, Вислошейка возглавляет вашу часть.

— Нет. Нами командует Сильвана.

Вообще-то не было ничего удивительного в том, что Сильвану, наставницу клюва следопытов, назначили командиром подразделения. Проблема была в том, что она была значительно моложе Вислошейки. Всеми остальными подразделениями командовали более зрелые и опытные совы.

— А Вислошейка тогда где? — спросила Гильфи.

— Кажется, во внутренней экскавации. Понимаете, решено расширить самые большие дупла, чтобы мы могли запастись запасом продовольствия на случай длительной осады. Кстати о припасах. Руби распределили в подразделение охотников, и сегодня она притащила огромную охапку крупных береговых крыс. Вот это охотница, я вам скажу!

Сумрак демонстративно зевнул:

— Вот бы меня зачислили в охотники! Если бы ты знал, какая скука это ткачество!

— Выше клюв, Сумрак, — подбодрила его Гильфи. — Завтра вечером ожидается кое-что поинтереснее. Будем расставлять сети.

Сорен уже их не слушал. Ему не давали покоя мысли о Вислошейке. Почему военный кабинет не поставил ее руководить рытьем амбаров?

Сорен широко зевнул. Он ужасно вымотался, а вставать, чтобы успеть закончить силки и расставить их по острову, нужно было очень рано, в полдень. Он слишком устал, чтобы думать о чем-то кроме сна, устал так, что был не в силах строить какие-либо догадки.

«Что если наши силки окажутся бесполезными?» — успела мелькнуть у Сорена мысль, прежде чем он провалился в сон.

Сорен увидел под собой что-то очень черное и блестящее, какое-то пятнышко посреди белоснежного, укутанного снегом леса.

«Как странно, — подумал он, подлетая ближе. Пятнышко вдруг стало расти. И тут у Сорена задрожало в желудке, потому что он увидел восемь огромных ног. — Это просто паук, обычное насекомое. Я большая, сильная птица, мне нечего бояться!»

Но этот странный паук преображался на глазах. Вот ноги его сомкнулись вместе, потом застыли, из черных стали бурыми в крапинку, обросли перьями. А голова… Сорен увидел перед собой сверкающий лицевой диск из блестящего металла. И почувствовал, как его собственные крылья замерли. Он просто перестал лететь. Но не упал, просто его распростертые в стороны крылья запутались в густом переплетении ветвей.

— Попался в собственную ловушку? — услышал Сорен насмешливый голос брата.

— Отведал собственного снадобья, братец?

Но эти слова произнес уже не Клудд, а прекрасная незнакомая сипуха с посеребренным луной лицом.

— Отпустите меня! Отпустите!

— Проснись, Сорен! Проснись!

Копуша с Сумраком с двух сторон трясли друга.

— Глаукс Великий! — задыхаясь, выдавил Сорен. — Мне приснился жуткий сон, как будто я запутался в нашей сетке!

— Мы расставляем ловушки на врагов, Сорен, — напомнил Сумрак. — Не на себя.

— Без тебя знаю! Но что-то случилось, и мы сами в них попались.

Слова Клудда вновь прозвучали у него в ушах: «Попался в собственную ловушку». Интересно, что за сипуха была рядом с братом? Какая красавица!

Вечером, когда они ставили ловушку, страшный сон по-прежнему не шел у Сорена из головы. Лунный лик прекрасной сипухи стоял у него перед глазами. Может быть, он просто ее выдумал? Или он тоже, подобно Гортензии, приобрел способность видеть будущее?

ГЛАВА XIX

На войне

— Насколько я понимаю, Эзилриб, чтобы заманить врагов в силки, ты предлагаешь послать наши воздушные силы в обманный маневр? — поинтересовался Борон.

Сорен, Гильфи, Сумрак и Копуша сидели в хитросплетении корней под внутренней комнатой зала парламента, где проходило секретное заседание военного кабинета. Сорен отлично понимал, что у них нет никакого права находиться здесь. Но разве можно было удержаться? Друзья просто умирали от любопытства, и он в конце концов убедил себя в том, что из этого может выйти что-нибудь полезное. Вот только что?

Друзья теснее приникли головами к корням. Сорен затаил дыхание, слушая, как Эзилриб излагает стратегический план ведения войны чрезвычайному комитету, в который входили Бубо, Борон, Барран, Стрикс Струма и Элван, вместе с Эзилрибом возглавлявший клюв угленосов.

— Я предлагаю послать на это дело легковооруженную воздушную дивизию. Никаких новейших боевых когтей, никаких СНС — по крайней мере пока. — Сорен почувствовал, как сидевший рядом с ним Сумрак задрожал от восторга при упоминании о СНС. — Пусть думают, что мы вооружены всяким старьем. Я не знаю, кто лучше годится для этого дела, чем Стрикс Струма.

— Стрикс Струма не подведет, командир, — послышался ответ.

Четверо друзей изумленно переглянулись.

«Она ведь совсем старая!» — прошептала Гильфи, беззвучно шевеля клювом.

Стрикс Струма была ровесницей Эзилриба, по крайней мере друзьям так казалось. Прошло уже много лет с тех пор, как она в последний раз надевала боевые когти.

В свое время Стрикс Струма сделала головокружительную военную карьеру, а за участие в битве малого Хуула была даже награждена медалью Ночных Стражей «За Беспримерную отвагу». Тогда она была заместителем командира подветренного фланга и, не думая о собственной безопасности, ворвалась прямо в клин атакующих врагов, разбила их строй и распылила наступающие силы. Но это случилось много лет назад, когда не только самих друзей, но даже их родителей еще и на свете не было.

Бубо доложил о том, как ему удалось хитро заизолировать корзины для углей, чтобы даже под землей топливо не потеряло своей силы и могло пригодиться в случае огненного боя.

Четверо друзей приосанились, когда старый филин привел в пример их успешную тактику использования огня во время освобождения Эзилриба. Не забыл Бубо и про Руби, так что у друзей сложилось впечатление, что их всех могут привлечь к участию в огненной битве. Остальная часть заседания оказалась ужасно скучной, потому что говорили в основном о запасах, дополнительных складах и потайных ямах.

Друзья по одиночке покинули свое потайное убежище и разными путями вернулись в дупло. Они поклялись никогда не обсуждать то, что подслушали, пока не очутятся в безопасности. Мало ли кто может услышать их по дороге!

24
{"b":"140567","o":1}