ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это мы.

— Где?

— Вот смотри, это дерево, мы сидим в дереве, а враги вокруг нас. Они не могут проникнуть внутрь, потому что у нас нет ни одного слабого места в обороне, а мы не можем выбраться наружу. Эзилриб не зря сказал, что оборонительная стратегия не предполагает особой подвижности.

— Проще говоря, мы заперты, — подытожил Сумрак. — Это мы и без тебя это знаем.

— А что, если бы нам удалось выбраться наружу? — спросил Сорен и, не оборачиваясь, почувствовал, как встрепенулся сидевший рядом Копуша. — Копуша, — обернулся к нему Сорен, — скажи, можно ли выкопать ход на волю? Что, если мы выведем наши войска по подземному ходу, потом разделимся на две части и зажмем врага в клещи?

Он поднял лапу и быстро сжал два передних когтя, как будто поймал за крыло летучую мышь. Желудки у друзей затрепетали от лихорадочного волнения. А потом Гильфи произнесла одно слово, вернее — имя той, которая могла помочь им воплотить этот план в жизни.

— Октавия!

— Двойной охват! Что ж, думаю, это вполне возможно, — медленно, с сильным акцентом жительницы Северных Царств произнесла старая змея, прибиравшая в гнездах у мадам Плонк и Эзилриба. Она происходила из рода Кильских змей с острова Быстробуйный в Кильском заливе. Кильские змеи славились сильными мышцами своего тела, благодаря которым они даже могли рыть норы.

Именно Эзилриб первым догадался использовать этих голубовато-зеленых змей (которые, кстати, никогда не были слепыми, в отличие от розовокожих домашних змей) в боевых действиях.

В свое время, в период войны Ледяных Когтей, много лет терзавшей Северные Царства, он создал секретные змеиные подразделения, которые могли незаметно проникать на вражескую территорию. Во время одной из таких битв Октавия лишилась глаз, а Эзилриб потерял подругу и коготь на лапе. С тех пор они с Октавией, оба искалеченные войной, отказались от бранной жизни и много лет прожили в уединенной обители братьев Глаукса на пустынном острове Горького моря. Но разразилась новая война.

— Как вы думаете, Эзилриб одобрит наш план? — осторожно спросил Сорен.

— Никогда не узнаешь, пока не спросишь. Лично я могу пообещать свою помощь в рытье туннеля. Пусть я уже и не так сильна, как раньше, но дело свое знаю, — прошипела Октавия.

— Тебе поможет землеройное подразделение и все пещерные совы! — воскликнул Копуша.

— Конечно, — медленно произнесла Октавия. Видно было, что она колеблется, будто не решаясь что-то сказать.

— Значит, мы пойдем к Эзилрибу и спросим его? Или лучше сначала попросить одобрения парламента? — уточнил Копуша.

— Нет! — резко оборвала Октавия. Потом свернулась в тугое кольцо и покачала головкой. — А теперь слушайте меня внимательно, детки. Никому ничего не говорите, даже Отулиссе, Мартину и остальным членам своего клюва. Вы молодцы, что разыскали меня и пригласили для разговора в это дупло. Думаю, Эзилрибу лучше будет выслушать ваш план прямо здесь. Я пока не могу сказать вам всего, но поверьте — для такой секретности у нас есть веские причины. Мы столкнулись с утечкой информации. Более того, появились подозрения, что парламентская зала стала не лучшим местом для секретных разговоров.

Друзья затаили дыхание. До сих пор они были уверены, что никто кроме них не знает о странном феномене, в результате которого звук беспрепятственно проникает под пол парламентского зала. Неужели их выследили и их секретное место обнаружено?

— Ждите здесь, — приказала Октавия. — Скоро я вернусь вместе с Эзилрибом. Нельзя терять ни минуты, — с этими словами старая кильская змея поползла прочь, сверкая зеленой чешуей на фоне тусклого сумеречного неба.

ГЛАВА XXII

Куу-Куу-Куу-РУУУ!

Эзилриб поглядел на рисунок, нацарапанный Сореном в пыли. Косящий глаз его еще больше сощурился, разглядывая маленькие крестики, которыми тот обозначил расположение войск Ночных Стражей.

— Это займет время, думаю, не меньше месяца, — наконец произнес Эзилриб.

— Месяц?! — ахнул Копуша. — Сэр, в вашем распоряжении три подразделения пещерных сов! Да мы сделаем эту работу меньше чем за неделю!

— В этом-то и проблема. Все должно держаться в самом строгом секрете. Чем меньше сов будет занято в рытье туннеля, тем лучше. В последнее время наше дерево стало дырявым, как гнилой пень, — процедил наставник, и Октавия мрачно кивнула. — Я требую, чтобы над туннелем работали всего трое — Копуша, Сильвана и Мюриэл.

— А как же Вислошейка? — не удержался Сорен.

— Никакой Вислошейки.

Повисло неловкое молчание, а потом Октавия тихонько кашлянула и заговорила:

— Послушай, Лизэ… — Только Октавия звала старого наставника именем, под которым он был известен в Северных Царствах, но и то крайне редко. — Я хотела бы кое-что предложить…

— Разумеется, дорогая. — Грубоватый голос Эзилриба всегда теплел, когда он разговаривал со старой змеей.

— Почему бы не привлечь к этому делу Сорена, Сумрака и Гильфи? Они, конечно, не пещерные совы, но с какой стати им сидеть сложа крылья? Уверена, что под руководством Копуши они очень скоро станут приличными землекопами. А с их помощью и работа пойдет быстрее.

— Отличная мысль, Октавия! — Эзилриб повернулся к друзьям. — Ну, что скажете, молодежь? Сумеете выучиться на пещерных сов?

— Да, сэр! — хором ответили все трое.

— В таком случае немедленно приступайте.

Это была тяжелая работа. Грязная работа. Благодаря полуголодному рациону шестеро друзей давно растеряли былые силы, однако теперь у них словно открылось второе дыхание. Казалось, сама цель питала их, ведь они копали себе путь к свободе.

Октавия помогала им как могла. Несмотря на свой преклонный возраст и малые размеры, она с невероятным искусством прокладывала спиральные повороты туннеля.

Сорен с удивлением узнал, что за работой пещерные совы ужасно словоохотливы. Помимо песен, исполнявшихся в такт рытью, у них в запасе было множество историй и сказаний о своем мире. Среди таких историй Сорену особенно запомнилась легенда о пещерной сове по имени Терра, которая всего за одну ночь прорыла туннель сквозь толщу горы.

Что касается Сильваны, то, по мнению Сорена, она сама была ожившей легендой. Сильвана была необычайно хороша собой, и Сорен с удивлением заметил, что ее длинные голые лапы, которые он всегда считал главным уродством пещерных сов, кажутся ему очаровательными.

Белые, тонкие, но при этом сильные и мускулистые лапы Сильваны мелькали в тусклом свете туннеля, как молнии в летнем небе. Она часто пела старинную песню копателей, которая вскоре очень полюбилась Сорену. В ней несколько раз повторялась трель куу-куу-руу — призывный клич всех пещерных сов, а голоса копателей оказались на удивление нежными, почти воркующими.

Каждый раз, когда Сорен пытался подхватить клич пещерных сов, ему становилось стыдно за свой пронзительный визг, но Сильвана никогда его за это не критиковала, а только всех подбадривала и поощряла.

Куу-куу-РУУУУ! Куу-куу-РУУУУ! Роем длинную нору! Мы — пещерные совы, Мы копать всегда готовы. Мы скребем, скоблим и роем Почву, глину с перегноем, Щебень, камень и песок, Лед и топкий бережок. Мы долбим, сверлим, копаем И почти не отдыхаем.

Лапы наши голые, Кости наши полые, Клювы наши крепкие, Когти наши цепкие. Знаем тайные места, Где землица непроста. Где песком крошатся горы, Где в горах ветвятся норы, Где сдвигаются хребты И, как нефть, текут пласты. Куу-куу-РУУУУ! Куу-куу-РУУУУ! Роем длинную нору.

Возвращаясь после работы в дупло, копатели проваливались в глубокий сон. Но работа шла хорошо. Они заметно продвинулись.

По просьбе Эзилриба Октавия при всяком удобном случае украдкой подкармливала землероев, принося им дополнительные порции еды. Однако ей приходилось быть предельно осторожной, чтобы не вызвать подозрений.

Туннель решено было тянуть до поваленной зимовеями старой ели. Это было старое трухлявое дерево с полностью прогнившим пнем, который должен был стать отличным входом и выходом в зону полета, находившуюся как раз в тылу вражеского оцепления. Когда туннель будет закончен, через него сможет вылететь не только Стрикс Струма со своими истребителями, но и остальные боевые подразделения острова. Все вместе они окружат врага и сомкнут двойной обхват, чтобы превратить осаждающих в осажденных.

28
{"b":"140567","o":1}