ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но разве он не доказал им всем, на что способен, когда летал вместе с Ифгаром? Разве не он проявил себя в битве у Трезубцев и не прославился в сражении над Ледяным Кинжалом? Он служил верой и правдой, и никто не посмел бы упрекнуть его в слабости и неумении.

А потом они с Ифгаром сменили чешую и перешли на сторону Ледяных Когтей. Но и там змею из Слонка не были рады. Здешние змеи слишком кичились собою и задирали носы. При одной мысли об этих выскочках Граггу хотелось пропустить глоток морошникового сока.

Но нет, он сдержится. Он не поддастся искушению. Если они с Ифгаром собираются начать новую жизнь и снова стать почтенными и достойными членами общества…

«Сеньор, — вспомнил Грагг. — Да-да, так я называл Ифгара когда-то. Он был сеньором, а я — его вассалом. Я поклялся служить ему верой и правдой. Но Ледяные Когти проиграли войну, и все пошло прахом…»

Они с Ифгаром пытались поднять Когти на новую войну. Но тщетно. Билирик, старый командующий Ледяных Когтей, не желал иметь с ними дела. После поражения он ополчился против перебежчиков и обвинил их во всех своих неудачах.

У Грагга до сих пор мороз пробегал по чешуе, когда он вспоминал последние слова Билирика: «Вам известно, как мы поступаем с теми, кто сменил оперение и сбросил чешую? Мы изгоняем их!»

Так они и поступили, мерзкие неблагодарные птицы.

Но теперь все может измениться. Оказывается, Лизэ жив! Это было самым главным.

Лизэ, которого эти совы называют Эзилрибом, жив! Ифгар мог впасть в слабоумие и позабыть все на свете, но ненависть к брату до сих пор живет в его сердце. Грагг знал это наверняка.

«Значит, все просто. Нужно точно разузнать, что замышляют эти совы, а потом передать все их планы Чистым. Если благодаря нашей помощи те сумеют победить Лизэ из Киля, мы станем героями и удостоимся почестей».

Слава и отмщение — вот что ожидает их в случае победы!

ГЛАВА XI

Остров Черной Гагары

— Правильно, Сумрак, очень хорошо! Руби наискосок, сильнее!

Мох и кузнец Орф сидели на зубчатом обломке скалы и внимательно следили за тем, как Сумрак фехтует с одним из воинов дивизии Глаукса Быстрокрылого.

Ледяные мечи были тщательно обмотаны мхом и лишайниками, чтобы избежать ранений.

Лучшая в мире стая снова была в сборе. Все задания были выполнены, хотя и с разным успехом.

Разумеется, лучше всего справилась со своим делом Отулисса. Работая в библиотеке, она обнаружила исключительно важную информацию о невероятном феномене, получившем название «холодный огонь».

Мартин и Руби заверили друзей, что Клюки-Крюк использует все свое красноречие, чтобы склонить змеиный парламент на сторону сов с Великого Древа. И только Сорен был мрачен и молчалив. Дело было в том, что ему так и не удалось добиться таких же заверений от Мха и Орфа.

Вот уже два дня молодые совы тренировались на острове Черной Гагары под руководством заслуженных воинов. Воины двух элитных подразделений Северных Царств — дивизий Ледяных Клювов и Глаукса Быстрокрылого — обучали хуульских сов пользоваться ледяным оружием.

Сумрак пребывал в полном восторге и готов был тренироваться с вечера до утра.

— Ты только подумай, Сорен! — в сотый раз повторял он. — Какое у нас теперь оружие! А ведь когда-то нам пришло в голову драться при помощи огня…

Сумрак, как всегда, преувеличивал. Ночные Стражи и раньше использовали в своих сражениях огонь, но Лучшая в мире стая придумала, как сражаться горящими ветками. И именно с помощью такого оружия они спасли Эзилриба и одержали победу над Клуддом и Чистыми.

— А теперь, — голосил Сумрак, — мы сможем сражаться огнем и льдом одновременно! Ого-го! Да ледяные мечи острее самых острых боевых когтей, представляешь?

«Все это отлично, — мрачно думал Сорен, — вот только настоящими мастерами ледяных мечей были и остаются северные воины, члены Кильского Союза. Это они выиграли войну Ледяных Когтей, и даже сейчас, в мирное время, их полки и дивизии продолжают тренироваться, поддерживая высокий уровень боевой подготовки. Почему же Мох не может срочно созвать заседание парламента и потребовать отправить войска на помощь совам Га'Хуула?»

Сорен перелетел на другой выступ и стал смотреть, как Мартин и Гильфи, самые маленькие и хрупкие из «стаи», учатся сражаться ледяными осколками. Это было очень сложное и опасное искусство, и Сорен затаил дыхание, наблюдая за друзьями.

Они фехтовали совсем неплохо, но Сорену все равно было грустно.

«Без поддержки дивизии Ледяных Клювов мы все отправимся прямо в Хагсмир, не долетев до Сант-Эголиуса…»

Сорен вздохнул и снова стал наблюдать за друзьями.

Ледяные осколки были намного меньше мечей, зато гораздо острее.

Правильно нанесенный удар таким оружием практически не оставлял жертве надежды на спасение. Однако фехтование ледяными осколками требовало крепких когтей и исключительной точности, при том, что сражаться приходилось в воздухе и на очень большой скорости.

— Быстрее, еще быстрее, Гильфи! — проухала седая огненная совка. Вдоль плеча у нее шла полоса красноватых «огненных» перьев, из-за которой представительницы этого вида и получили свое название.

Огненные совки были невелики ростом, но, разумеется, покрупнее Гильфи. Будучи самыми маленькими совами в Северных Царствах, они не могли пользоваться тяжелыми ледяными мечами, поэтому разработали сложную тактику сражения на острых, как спицы, ледяных осколках.

— Целься в глаз, Гильфи, и старайся пронзить мозг врага, и тогда ему настанет полный «капутлих».

Друзья уже усвоили, что «капутлих» на кракиш значит «конец» — смерть мозга, желудка и беспомощное падение на землю.

Гильфи и ее соперник, юркий сычик-эльф по имени Гриндлехофф, фехтовали в защитных очках, искусно сделанных из «блау несена» — синего северного льда.

Во время краткого перерыва Сорен подлетел к Гильфи.

— Ну, что скажешь? — пропыхтела запыхавшаяся фехтовальщица.

— О чем?

— Смогу я сражаться ледяной спицей, если сумею еще немного нарастить скорость? — Гильфи замолчала и быстро взглянула в небо. В ослепительной синеве носился красный стремительный вихрь, вооруженный ледяным ятаганом. — Глаукс! Да это же наша Руби! — ахнула она, приглядевшись.

Руби летала лучше всех на Великом Древе и могла творить в небе чудеса. Вот и сейчас она, словно комета, пронзала небосклон, ее алые перья рдели язычками пламени, а смертоносный ятаган, изгибаясь, зловеще поблескивал на солнце.

Но Сорен был не в настроении восторгаться успехами Руби. Тревога пожирала его желудок:

— Ты что, совсем ничего не понимаешь? Ты со своей спицей и Руби с ятаганом погоды не сделаете! Нам нужны гораздо более серьезные силы. Ваши успехи вообще не имеют никакого смысла, понятно? Если Мох не сможет убедить парламент дать нам в подкрепление добровольцев… — Он помедлил и тяжело вздохнул: —…Тогда нам всем наступит «капутлих».

— Новостей нет?

— Парламент Кильского Союза еще не собирался. Самое ужасное, что они соберутся не раньше, чем мы улетим отсюда.

— Но мы улетаем уже завтра! Неужели до этого нельзя созвать внеочередное заседание парламента?

Сорен уныло посмотрел на Гильфи и мигнул:

— Понимаешь, за то время, что мы провели в Северных Царствах, я понял одну вещь. Здешние совы живут по своим законам. Тут ничего не поделаешь, хоть убейся. У этих сов свои правила. Они по-своему охотятся, по-своему выхаживают птенцов, строят гнезда, у них все свое — от способов выщипывания перьев на подстилку птенцам до…

— …прополки льда! — закончил Копуша, опускаясь на выступ скалы рядом с друзьями.

— Прополка льда? — хором переспросили Сорен с Гильфи.

— Угу, — кивнул Копуша. — Пара полярных сов только что во всех подробностях рассказали мне о том, как следует правильно откалывать ледяные мечи, пики, кинжалы и ятаганы. Это настоящее искусство, я вам доложу. Совершенная инженерия! Тебя удивляет, что здешние совы живут по своим законам и правилам? По-моему, ты не вполне понимаешь, о чем говоришь. Вспомни кильских змей, которые учили меня, как закапывать мечи, чтобы уберечь их от таяния и сохранить остроту. Можешь называть это «своими законами», но я полагаю, что это не более чем способ выживания в суровом, скованном льдами краю. Здесь любая ошибка грозит гибелью. Выбор невелик: либо ты поступаешь правильно, либо погибаешь.

14
{"b":"140569","o":1}