ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Итак, мы предоставляем тебе выбор, — говорила полярная сова, выкрашенная как Глаукс знает что.

Твилла напрягла зрение. Скорее всего, это был предводитель пиратов, поскольку именно полярные совы чаще всего возглавляли пиратские шайки.

— Или ты расскажешь этим совам все, что они хотят, — продолжал крааль, — или мы оставим тебя здесь на растерзание волкам. И предварительно свяжем хорошенько, как миленький маленький подарочек. Волки всегда облизываются на сов, так отчего бы не доставить им долгожданную радость?

«Оставить маленького сычика на съедение волкам?!» — Твила зажмурилась. У нее даже клюв распахнулся при мысли о таком неслыханном злодействе.

— И нам тоже польза, — вмешался второй крааль. — Нам эта услуга ничего не будет стоить, а волки будут благодарны. За такой лакомый кусочек они покажут нам места, где растет осока с золотыми ягодками!

«Им нужна золотая краска! — догадалась Твилла. — Ну конечно, только золота им недоставало… Ради того, чтобы поярче размалевать свои перья, они готовы принести в жертву живую сову!»

Это просто в голове не укладывалось! Однако Твилла и раньше слышала, что невежественные краали принимают на веру множество суеверий и шарлатанских идей; в частности, они всерьез верят в то, что из плодов золотистой осоки можно получить золото.

Глауксовы братья никогда не питали таких иллюзий. Они использовали сок этих ягод для позолоты книжных переплетов и миниатюр, украшавших страницы манускриптов.

Получение золотой краски было делом сложным и трудоемким. Краалям такая работа явно была не под силу. Наверное, именно поэтому пираты до сих пор не сумели ни разыскать нужный вид осоки, ни выдавить из нее сок.

Твилла встрепенулась, услышав густой, тягучий голос Грагга:

— Сейчас еще утро… Волки появятся только к ночи. У тебя есть целый день, чтобы подумать.

«Да провались ты в Хагсмир, негодник! Тебе-то зачем все это понадобилось? Какие сведения эти мерзавцы хотят получить от сычика-эльфа?»

Твилла была вне себя от бешенства. Нужно было во что бы то ни стало придумать способ спасти Гильфи, которая никому не причинила зла.

Но тут мысли Твиллы были прерваны скрипучим старческим голосом, который она сразу же узнала.

Ифгар! Ифгар заговорил! За все годы, проведенные в обители, он произнес всего несколько слов, да и то весьма бессвязных. Вот почему Твиллу до самых перьев потрясло, что старый изменник не только заговорил, но завел речь на хуульском, а не на кракиш.

— Поняла, малютка? — скрипуче начал Ифгар.

«Великий Глаукс! — подумала Гильфи. — Он обращается ко мне по-хуульски. Значит, я уже не могу притвориться, что не понимаю, о чем речь».

— Я сгораю от нетерпения вновь увидеть моего дорогого брата, любимого Лизэ, или Эзилриба, как его теперь называют. Кто старое помянет — тому глаз вон, верно? Я слышал, что в Южных Царствах творятся страшные дела. Какие-то нехорошие совы, которые называют себя Чистыми, угрожают Великому Древу… Мы все знаем, что на Великом Древе живут хорошие совы, славные Ночные Стражи, достигшие самого высокого уровня развития во всем совином мире. Видишь ли, малютка, в такой час я не могу оставаться в стороне. Я могу использовать свое влияние в союзе Ледяных Когтей, ведь с тамошними совами меня связывает крепкая дружба и старая преданность…

«Лопни мой желудок! Что за енотий помет! — процедила про себя Твилла. — Эту мерзкую птицу с позором вышвырнули из Ледяных Когтей и запретили клюв показывать обратно… Вот только знает ли об этом малютка-эльф?»

Тем временем Ифгар продолжал:

— Только представь, как будет славно, если я приведу на помощь брату целую дивизию из Ледяных Когтей? Но чтобы начать действовать, я должен точно знать, какая помощь от меня требуется. Ты расскажешь мне об этом, правда? Что представляет из себя войско Ночных Стражей? Когда они планируют напасть на Чистых? Я должен это знать, иначе ничего не получится. Союзу Ледяных Когтей должно быть известно, как обстоят дела на Великом Древе, иначе он не сможет прийти ему на помощь. Ты ведь меня понимаешь, правда? Гильфи лихорадочно соображала.

Твилла тоже отчаянно пыталась придумать план спасения сычика-эльфа.

Всего из каменной пещеры вышло семь сов. Две, судя по их виду, были охранниками Гильфи, остальные пять тоже выглядели весьма угрожающе. Да еще Ифгар с Граггом, и Глаукс знает, не остались ли в гнезде другие краали, готовые в любой момент выскочить наружу.

«Хотя вряд ли», — подумала Твилла. В это время совы обычно охотятся в тундре. Она снова моргнула.

Похоже, краали собирались улетать. Сразу несколько сов, развернув крылья, вспорхнули на вершину высокого камня, чтобы поймать восходящий ветер. Однако те двое, в которых Твилла сразу угадала стражников, повели пленницу обратно в пещеру.

Болотная сова осторожно выползла из-под куста. Теперь здесь становилось опасно. Поднявшись в воздух, краали немедленно ее заметят. Смешно сказать, но в этом безумном месте сова с обычным оперением сразу бросалась в глаза!

И тут Твиллу осенило.

«Точно! Я должна покраситься! И не просто покраситься, а вызолотить себе перья краской из сока ягод золотистой осоки. Ведь я-то и без всяких волков знаю, где их искать!»

Когда-то давно Твилла сама работала в скриптории обители под руководством старого позолотчика.

Дождавшись, когда пираты скроются из виду и берег снова опустеет, Твилла поднялась в небо и полетела в противоположную сторону. Лететь было недалеко, ведь она точно знала, где искать нужные ягоды.

Обнаружить их было не так-то просто, ибо в тундре растет бесчисленное множество разновидностей осоки, но Глауксовы братья открыли, что золотые ягоды дает только трава из так называемого «золотого треугольника».

По непонятной причине волки обладали безошибочным нюхом на эти ягоды, а вот совы такой способностью похвастаться не могли.

Чтобы отыскать золотистую осоку, нужно было обладать познаниями в ботанике и геологии, а, отыскав, приходилось столкнуться с трудностями получения краски.

Для извлечения золотистого сока нужно было осторожно зажать каждую ягодку между двумя клочками ягеля. Разве под силу это нетерпеливым и глупым краалям? Но Твилла все это знала и умела!

Она знала, что Гильфи — сова с сильным разумом и желудком и что она скорее умрет, чем предаст Ночных Стражей и Великое Древо Га'Хуула. Твилла же не допустит, чтобы храбрая малютка была отдана на растерзание волкам!

ГЛАВА XVI

Неправедный союз

Сорен и его друзья стояли перед членами парламента Великого Древа.

Первым делом они сообщили страшную новость о похищении Гильфи. Мрачное настроение, воцарившееся в парламенте, слегка прояснилось, когда Отулисса доложила о своих разысканиях в области использования холодного огня.

Потом наступила очередь Сорена. Ему похвастаться было нечем. Ни дивизия Глаукса Быстрокрылого, ни Ледяные Клювы, ни кильские змеи не дали согласия принять участие в войне против Чистых.

Ледяное оружие, лежавшее на полу зала заседаний, выглядело насмешкой над всей экспедицией. Несколько мечей и ятаганов, даже в случае если Сорен и его «стая» сумеют обучить других сов ими пользоваться, погоды не сделают.

Но Сорен все-таки заставил себя заговорить. Подавив дрожь в голосе, он коротко доложил обо всем случившемся.

— Как видите, — закончил он, — мы не сумели добиться от Северных Царств помощи. Я до последнего дня надеялся, что они созовут внеочередное заседание парламента. Но они этого так и не сделали. Я ждал и поэтому откладывал отлет… — Он понурил голову и еле слышно проговорил: — Из-за этой отсрочки мы потеряли Гильфи. Если бы мы вылетели вовремя, ее бы не похитили. Я несу полную ответственность за это… — Тут голос его сорвался, и Сорен замолчал.

Эзилриб, не говоря ни слова, пристально смотрел на него, а Борон и Барран задали всего несколько вопросов. Да и о чем тут было расспрашивать?

Никогда в жизни Сорен еще не чувствовал себя таким несчастным. Но он даже не представлял, что самое страшное еще впереди и что через несколько минут после выхода из парламента ему станет совсем плохо.

19
{"b":"140569","o":1}