ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сорен, сидевший на ветке напротив слухового окна, слышал каждое ее слово. В мгновение ока он ворвался в дупло и закричал:

— Сейчас я скажу тебе, насколько! Мое участие не имеет ничего общего с обучением идиоток, вроде Виззг и Ищейке использованию огненного оружия. Всем ясно? — Он развернулся и вспорхнул на жердочку прямо напротив Отулиссы. — Я буду сражаться, Отулисса. Можешь не сомневаться. Клянусь Глауксом, я буду участвовать в этом сражении всем своим сердцем, всем разумом и желудком.

— Вот и прекрасно, — слегка смущенно ответила Отулисса. — Я просто спросила.

Копуша давно заметил, что с тех пор, как у Сорена выявилось желудочное отторжение, он стал заметно отдаляться от своих друзей.

Копуше это совсем не нравилось. Перед лицом будущей войны они должны оставаться сплоченными и дружными. В любую битву они всегда шли крыло к крылу, поддерживая и укрепляя друг друга.

Сейчас это было особенно важно. Копуша понимал, что нужно во что бы то ни стало добиться былой сплоченности, вот только единственный способ, который приходил ему в голову, нельзя было назвать особо… достойным.

— Я не хочу прерывать вашу интересную беседу, — небрежно заметил он, хотя на самом деле только этого и добивался, — но пока мы тут мило болтаем, наверху идет заседание парламента…

— В корни! — хором крикнули Сумрак с Отулиссой.

— Вы прочли мои мысли, — скромно потупился Копуша.

— А мне можно с вами? — спросила Эглантина.

— Разумеется!

Сумрак посмотрел на Сорена, не решаясь спросить, пойдет ли он с ними.

— Конечно! — с легким удивлением ответил Сорен. Неужели Друзья могли поверить в то, что он так сильно переменился?

* * *

— …Таким образом, достопочтенные члены парламента, — царственно провозглашал Борон, — враг ожидает, что мы начнем вторжение в ночь лунного затмения, причем первый удар обрушим на Филиновы ворота. У них есть основания так считать. Филиновы ворота представляют собой самый простой способ проникнуть в каньон. Но эта простота обманчива. Во время своей миссии по обезвреживанию Дьявольских Треугольников Сорен с Бубо обнаружили, что этот участок охраняется нашими врагами сильнее всего.

Копуша, Сумрак, Отулисса и Эглантина дружно повернули головы и уставились на Сорена. Так вот в чем заключалась его миссия!

Сорен отвернулся и небрежно пожал плечами.

— Я предоставляю слово почтенному Эзилрибу, — продолжал Борон. — Под его руководством Клюв всепогодников совершил разведывательный полет, и сейчас Эзилриб доложит нам о результатах.

Друзья еще крепче прижались ушами к корням, и вскоре до них донесся скрипучий голос с характерным кракишским акцентом:

— Наш уважаемый монарх только что совершенно справедливо указал, что успех предстоящей операции в определяющей степени зависит от ее внезапности. Осталось ровно два дня до лунного затмения. Наши враги ожидают, что мы прилетим с северо-востока, через Филиновы ворота. Но есть и другой вариант. Наша молодая пятнистая сова Отулисса, которой принадлежит первоначальный план вторжения в каньон, первой предложила нанести удар с противоположной стороны.

Теперь все взоры устремились на Отулиссу, которая так и распушилась от гордости, услышав свое имя.

А Эзилриб тем временем продолжал:

— Есть и еще одно обстоятельство, которое может сослужить нам хорошую службу. Оно связано с погодой. В нашу сторону движется гроза. Она сформировалась как раз в северо-восточной части моря Хуулмере. Что это нам даст? Это даст нам сильные морские ветра, в которых все мы чувствуем себя как дома. Нас это не остановит. Однако эти же ветра, сформировавшиеся в начале зимы, несут с собой град, сильно заряжены электричеством и, в целом, никак не обрадуют наших врагов.

— Но как же Виззг, Ищейке и остальные совы из Сант-Эголиуса? — встревоженно спросил Элван, преподаватель и командир Клюва угленосов. — Они непривычны к таким условиям и не смогут бороться со стихией.

— Я подумал и об этом. Мы попробуем создать особый воздушный вакуум, который широко используется в Северных Царствах для транспортировки раненых сов сквозь катабатические ветра. Я научил этому нехитрому трюку нескольких сов из Клюва всепогодников и планирую обучить остальных, так что проблем не будет.

— Согласится ли Сорен принять участие в обеспечении безопасности Виззг, Ищейке и других сов из Сант-Эголиуса? — негромко спросила королева Барран.

— Разумеется, Ваше величество, — ответил Эзилриб. — Меня огорчает непонимание, с которым в последние дни большая часть стражей относится к Сорену. Поверьте моему слову, в час вторжения Сорен сделает все, что потребуется.

— Правильно ли я поняла, — раздался звонкий голос Сильваны, красивой молодой наставницы Великого Древа, — что, несмотря на провал попыток привлечь на нашу сторону силы Северных Царств, мы все-таки планируем осуществить вторжение?

— Именно так, — в один голос ответили Борон и Барран.

Затем Барран добавила:

— Наша Лучшая в мире стая отлично владеет ледяным оружием. Они уже обучили этому других.

— Сколько ледяных сабель, мечей и ятаганов имеется в нашем распоряжении? — решила уточнить Сильвана.

— Немного, — сурово ответил Эзилриб, — но придется обойтись тем, что есть. Сейчас — или никогда. В Южных Царствах невозможно долго сохранять остроту ледяного оружия, а надвигающийся циклон тоже скоро пройдет. Больше мы не можем ждать.

— Вы хотите сказать, что нужно атаковать немедленно? — очень спокойно спросила Сильвана. Голос ее звучал так тихо, что подслушивавшие в корнях совы едва разобрали слова.

— С наступлением первой тьмы, — рявкнул Эзилриб. — Примерно через два часа.

— Фентон! — окликнул Борон пещерную сову, выполнявшую обязанности дворецкого. — Будь добр, позови нам Одри.

— Одри? При чем тут Одри? Зачем она им? — беззвучно спросила Отулисса, однако друзья прекрасно ее поняли.

Одри была домашней змеей, служившей в семье Отулиссы до тех пор, как пятнистая сова осиротела. Вместе со своей воспитанницей Одри прибыла на Великое Древо, где вступила в гильдию ткачих — одну из многочисленных гильдий домашних змей.

Когда друзья снова прижали уши к корням, из зала заседаний раздавалось только оханье и аханье, как будто члены парламента чем-то громко восторгались. На самом деле так оно и было.

— Великолепная работа, Одри, — раздался наконец голос Барран. — Просто великолепно.

Совы непонимающе переглянулись, пытаясь угадать, что же такое рассматривают в зале.

— Благодарю вас, мадам. Всегда рады услужить.

— Ну просто вылитые совы! Вам удалось потрясающе передать совиную форму и силуэт!

— Ничего ос-собенного, мадам, — прошипела польщенная Одри. — К счастью, в перьях у нас недостатка не было. Прошлой весной была особенно обильная линька, а мы все выпавшие перья храним на складе, чтобы иметь постоянный запас для выстилания гнезд. Думали ли мы, что когда-нибудь используем этот запас для изготовления совуколок?

«Совуколки!» — потрясенно переглянулись друзья.

Совуколками назывались маленькие куколки в виде совы, которых родители делали для своих птенчиков из пуха и выпавших перьев.

И тут они все поняли. Парламент задумал блестящий обманный маневр!

— Операция «Уловка»! — прогудел Борон.

— Да, — ответил Бубо. — Они уже пролетели половину Хуулмере по направлению к Филиновым воротам. Их ведет Перси с помощью Лучика и Серебряка.

«Лучик и Серебряк?» — едва не вскрикнули Сорен с Отулиссой.

Остальные подумали то же самое.

«Да ведь они еще птенцы!»

Все помнили, как Сорен с Отулиссой опекали и оберегали этих малышей во время их первого вылета с Клювом всепогодников.

Как быстро летит время! С того знаменательного полета прошло уже несколько зим, так что бывшие птенчики успели возмужать и стать настоящими совами.

ГЛАВА XXII

«Отныне и на веки вечные»

Оставался всего час до первой мглы, и именно в этот краткий промежуток между закатом солнца и восходом луны двенадцать сов поднялись в вечернее небо.

26
{"b":"140569","o":1}