ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ого! – воскликнула она.– Это ты, Нельсон? На яхте?

– Да,– ответил он, останавливая запись.– Пойдемте ужинать. Может быть, откроем вино, Мел?

– Он великолепен,– шепнула мне на ухо Габи, когда я принялась искать штопор.

– Прекрати,– ответила я, стараясь, чтобы голос звучал дружески.

– Уверена, он отличный яхтсмен,– мечтательно проговорила подруга.

– Я сказала, прекрати, Габи,– повторила я более строго.

– Почему это? Ты что, ревнуешь?

– А ты, кажется, помолвлена? – прошипела я.

– Эй, остынь!..

За ужином разговаривали про подготовку к свадьбе Эмери, вернее, я выплескивала весь скопившийся гнев по поводу того, что основную часть обязанностей возложили на меня, а Нельсон и Габи мне сочувствовали. Кое-какие детали пришлось опустить, например о долге отцу. Сложное

было время: постоянно следовало помнить, что кому можно говорить, а что кому – нельзя.

Странно, но обсуждать собственную свадьбу Габи не изъявила желания.

– Давай не будем о скучных девичьих делах,– бросив косой взгляд на Нельсона, сказала со смехом моя подруга, когда я спросила, какой она думает устроить прием.– Поговорим об этом потом.

– Зачем же откладывать? – спросил Нельсон, отодвигаясь от стола.– Беседуйте сейчас. Я все равно ухожу, хочу полежать в теплой ванне.

Он взял с кофейного столика выпуск журнала «Практические советы владельцу судна» и легонько шлепнул им меня по макушке.

– Прошу не беспокоить меня, мадам. Пока, Габи.

– Пока, Нельсон,– проворковала Габи.

– Только попробуй использовать всю горячую воду! – крикнула я в спину удаляющемуся Нельсону.– И не трогай мою пену!

Хлопнула дверь ванной. Зашумела вода. Габи уперла локти в стол, уткнулась подбородком в ладони и заулыбалась во весь рот, глядя куда-то в пустоту.

– Перестань,– сердито сказала я.– Хватит с ним кокетничать.

– Не порти мне прекрасное настроение! – воскликнула она.– Он такой милый, этот Нельсон. И в тебе души не чает. Ты не отдаешь себе отчета в том, какая ты везучая!

– Еще как отдаю! – заорала я, не в силах больше сдерживаться.– Я отлично знаю, какой он. Ему во всем Лондоне нет равных! Если ты тоже это понимаешь, почему тогда выходишь замуж за Аарона?

Габи взглянула на меня, точно на полную идиотку.

– Да ведь это совсем другое дело, Мел.

– Нет, не другое! – У меня был тяжелый день, и терпения не осталось совершенно.– Не представляю, как приду к тебе на свадьбу, как буду смотреть на вас с Аароном, ведь я знаю, что ты предпочла бы… предпочла бы…

– Спать с Нельсоном? – спокойно сказала Габи.

Я побагровела.

– Да! Если хочешь, называй это так.

– Не будь ханжой. Нет ничего плохого в том, что он мне нравится,– это даже нормальна Я ведь сотню раз тебе объясняла,– терпеливо произнесла она.– Что же касается Аарона, он в состоянии обеспечить меня всем тем, что…

– Нет! – взорвалась я.– Слушать не желаю этот циничный бред про отношения и финансовую стабильность! Ни за что не поверю, что человек может быть настолько ограниченным и корыстным! Не хочешь же ты сказать, что, если Аарон лишится всех своих денег, ты запросто от него уйдешь?

– Хм… Такое вряд ли случится.

– Откуда тебе знать? Нельзя обещать человеку, что разделишь с ним жизнь, исключительно потому, что он оплачивает твои счета! Для чего тебе все это?

– Примерно для того же, для чего ты работаешь,– с неприятным выражением лица ответила Габи.

– Работа – это работа! – выпалила я.– Я не смешиваю ее с любовью!

Мы обе откинулись на спинки стульев, борясь со злостью.

Кухню заполнило неловкое молчание. Я неожиданно поняла, что сказала гораздо больше, чем следовало, и пути назад теперь нет.

Ощущение было таким, как если бы я проснулась посреди моря на надувном матрасе и увидела, что берег гораздо дальше, чем казалось.

– Габи, скажи честно,– взмолилась я.– Если Аарон вдруг потеряет источник дохода, будет вынужден расстаться с машиной, неужели ты сможешь отменить свадьбу? Неужели? Действительно ли ты любишь в нем одни только деньги? Если да, прошу тебя, не совершай эту глупость.

– Мел, не устраивай спектакль,– твердо сказала Габи.– Даже если Аарон и лишится источника дохода, он не растеряется. Милостыню просить наверняка не станет. Не такой он человек. И мне это нравится. Я чувствую себя с ним надежно.

– А с Нельсоном что ты чувствуешь?

Она заколебалась.

– Нельсон – другой…

– Что ты имеешь в виду?

Габи покрутила в руке бокал с вином.

– Послушай, Аарон прекрасно меня понимает. Мы, что называется, одного поля ягоды. Нельсон же… Он совсем другой.

– Да в чем другой?

– Видишь ли. Мел,– начала Габи и тут же остановилась.– Нет, ты все равно не поймешь.

Во мне все закипело. Не пойму?.. Однако я закусила губу и постаралась унять злобу.

– Нельсон прекрасный человек, – сказала я. А ты, используешь его, чтобы компенсировать недостаток романтики в отношениях с Аароном!– Меня было уже не остановить.– Ты влюблена в плод воображения! Бред какой-то!

– На себя посмотри! – парировала Габи.

– О чем ты?

– О Джонатане Райли! – высокомерно бросила Габи.– «О, это всего лишь работа! Да, я постоянно с ним общаюсь, и он бывает со мной очень мил! Да, я придумываю для него развлечения и кокетничаю, но в этом нет ничего такого, ведь я в него не влюблена! Я знаю, что делаю, в состоянии решить любую проблему, потому что ничего не боюсь!»

Габи была на грани истерики. Я в ужасе зажмурилась.

Никогда прежде мы с ней не ссорились. И я не могла поверить, что мои объяснения она воспринимала именно так…

– Ты мне все уши прожужжала о своем Джонатане! Трещишь о нем больше, чем об Орландо,– продолжала кипятиться Габи.– И дело вовсе не только в том, что за пределами офиса он совершенно другой, но и в самой тебе. Такое впечатление, что у этой твоей Милочки лицензия на все, чем бы ей ни вздумалось заняться, а примерная положительная Мелисса, что бы ни случилось, остается прежней. Поэтому ты можешь безнаказанно строить глазки и крутить шуры-муры с мистером Сволочным Агентом По Продаже Недвижимости – и в то же время быть без ума от человека, которого, как ты втайне считаешь, тебе не следует любить. Если уж кто и чокнулся из нас двоих, так это не я, а ты, «Милочка»!

Я ахнула.

– Все это твои выдумки!

–Неужели?– саркастически прищурилась Габи. – Может, еще скажешь, что ты к Джонатану равнодушна?

– Нет, конечно нет…– пролепетала я.– Но это работа. Ему не нужна постоянная подружка, вот в чем дело. Поэтому-то Джонатан и пользуется услугами Милочки, и я вовсе не…

Габи покачала головой (опять-таки на манер Рики Лейк). Потом сказала без тени иронии:

– Ради бога, Мел! Что ты несешь!

Я глубоко вздохнула.

В ее словах имелась доля правды. То, что Джонатан мог расслабиться в моей компании, действительно мне льстило. Да, я порой строила ему глазки, хоть и прекрасно знала, что обаятельным он бывает лишь, так сказать, по долгу службы.

У меня здорово получалось флиртовать с ним; это как в теннисе: если состязаешься с профессионалом, быстрее повышаешь собственный уровень. Но ситуация не выходила из-под контроля, ведь играла роль кокетки не Мелисса, а Милочка. Меня настоящую Джонатан не знал. И не собирался узнавать.

Или?..

Мы с Габи посмотрели друг на друга, и на душе у меня стало немыслимо тяжко.

– Габи, я ужасно не хочу с тобой ругаться,– сказала я, беря ее за руку.– У меня и в мыслях не было тебя обидеть. Но… Ты моя лучшая подруга, и я не хочу, чтобы ты страдала. Не в деньгах счастье, ты же сама понимаешь.

Я хотела добавить: «Не могу поверить, что такое милое создание, как ты, может быть настолько расчетливым», но смолчала.

– Поверь мне, Мелисса,– ответила Габи,– несчастной я быть не собираюсь. А вот за тебя переживаю.

Я подумала: не так все просто. Однако, желая сохранить нашу дружбу, до поры оставила ответ при себе.

Глава 16

Некоторые услуги, предоставляемые моим агентством, оказывать было совсем несложно. Я любила задания, приносившие быстрый успех, типа смены прически и гардероба или ободряющих бесед, вселяющих уверенность. Как приятно было видеть плоды своих трудов: клиенты начинали даже радоваться комплиментам, хотя прежде никогда их не слышали и ни в чем подобном не нуждались.

50
{"b":"140570","o":1}