ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

02:40

Он жив! Впрочем, чему я удивляюсь? Радостно сижу у него на груди и зажимаю нос лапкой. Кашляет, отпихивается, пытается встать.

Оба смотрим на монстра, сидя по уши в грязи и все еще не веря в то, что все закончилось. Сай улыбается и прижимает меня к себе. Потом встает и отрубает нечисти голову, засунув ее почему-то в мой рюкзак! На мои вопли он не отреагировал – взял на руки и понес к воротам города, со стен которых радостно что-то орали довольные стражники.

Машем им в ответ. Над головой пролетел филин и ласково что-то ухнул.

Нам помахали, и… крики резко оборвались, оставив нас в гнетущей тишине. Стоим, машем парням, все еще улыбаемся.

– Оглянитесь! – Этот далекий крик мы распознали с третьего раза, когда орали уже все.

Сай оглянулся, я, на всякий случай, закутался в плащ.

А посреди кладбища из могил медленно поднималось еще десять монстров. С алыми, горящими в темноте глазами и огромными зубами во весь рот.

Сай сглотнул, я вспомнил, какой мальчик невезучий, и понял, что выживу вряд ли.

– Мяу.

– Э… мм… кот…

– Мяу.

– Как считаешь, мы успеем добежать до ворот?

В воздух поднялась еще одна туча стрел, монстры разбежались в разные стороны, и ни одна стрела не попала в цель.

– Мяу… – Тихо и безнадежно.

И мы побежали, так как ничего больше нам не оставалось.

02:46

Стоим у ворот, закрытых наглухо, и отбиваемся фаерболами от рычащей стаи, прыгающей в каких-то метрах от нас. Да, кстати, дорогие потомки: если что, все великие знания, заложенные в этих записях, я завещаю котам. И надеюсь… МАМА!

17:59

Дорогие потомки, я жив! И сыт. А еще у нас много денег и мы с Саем в данный момент валяемся на кровати одного из лучших трактиров города.

Ночью все было феерично. Сай зажмурился и сказал мне: «Прости, кот!» А потом сработало его проклятие, и монстров убило куском стены, совершенно случайно упавшим сверху. Нас не задело, монстры – всмятку. Мы там со стражей наколупали около семи уцелевших голов. Три из них отдали ребятам, в знак благодарности за помощь, остальное – сдали сами, рассказав коменданту жуткую историю с фаерболами, бьющими с небес молниями, восстающими нам на помощь из могил мертвецами и огневой поддержкой с воздуха, которую осуществляла страшно довольная и скромно стоящая неподалеку стража. Капитан проникся, всех похвалил, выделил своим ребятам выходной и расплатился сполна. Так что… семью четыре – кажется, девятнадцать? Нам столько монет и дали. Так что теперь мы – страшно богатые бездельники, которые будут жить только ради себя!

Ох и покуролесим, я чувствую.

21:14

Нас ограбили.

Сай плачет в углу. У меня нет слов, чтобы утешить – сам в шоке.

Среда

13:06

Сай изобрел какое-то заклинание поиска вора – бегаем по городу вслед за летящим мотыльком. Мотылька уже пару раз сбили из рогаток мальчишки, прихлопнул какой-то толстяк на пони, и в него ударила молния. Так что… он летает криво, периодически падает и затихает в грязи, но мы не отчаиваемся и упорно бредем следом.

17:09

Сай заметил, что мы тут уже проходили. Тупо киваю, сидя в вонючей сумке и стараясь не обращать внимания на запах и потеки синей крови. Ему обязательно надо было голову того ужастика именно сюда пихать?

17:42

И здесь мы были… Судя по полету мотылька, вор ходит по городу даже не кругами, а рваными синусоидами. Причем не столько ходит, сколько бегает, так как мы его пока так и не догнали. Хотя Сай старается. А мотылек… эмм… а он точно не пытается тупо от нас сбежать?

18:57

Он улетел. Но обещал вернуться.

Денег нет, ночевать негде, сидим на ступенях храма и смотрим куда-то вперед и вверх. Сай устал, как собака, я – воняю, как голова мертвого монстра. Н-да.

Вышедший из храма служитель попросил не засорять собой ступени – их вчера вымыли. Молча на него смотрим.

21:05

А знаете, не все в этой жизни так уж плохо. Иногда случается полоса неудач. Как говорил Сережка – наш вечный экспериментатор, животные которого дохли еще до начала эксперимента от самой мысли о том, кто за них возьмется… Так вот, как говорил Сережка – все в этом мире поделено на черное и белое, как у зебры. Полоска белая, полоска черная, полоска белая, полоска черная, жо… Кхм. О чем это я? А я о том, что не надо идти вдоль полосок, если они черные, надо идти поперек. Сай явно застрял на этом пути, когда все идет наперекос, и никак не может повернуть в нужную сторону. Так что я, по зрелом размышлении, решил все взять в свои лапы.

К примеру, я встал, мяукнул и пошел в храм. Сай кыскал, просил вернуться и шипел, что нам туда нельзя. Но я знал: внутри тепло, горит вечный огонь у алтаря, и в углу свалена целая гора продуктов для жертвоприношения. (Завтра вроде какой-то праздник намечается.)

22:18

Сидим у огня, греем лапы, жарим нанизанные на железные прутики кусочки мяса. Кстати, мясо свежее и очень, мрхрм, вкусное. Сай, правда, дергается от любого шороха, но алтарь с огнем стоит в самом центре храма, и сюда редко кто заходит. Обычно обходы делают по краям храма, дабы кто не забрался. А алтарь… все считают, что огромный кусок каменный плиты и на фиг никому не нужен. Правильно, в сущности, считают.

Сай повеселел и стал рассказывать истории из своей жизни. Слушаю его, зевая и вяло пережевывая шестую порцию шашлыка. В принципе интересно, да и тепло тут, можно и на камнях поспать, думаю. Главное – шерсть ночью не спалить.

– А еще я однажды решил спасти из башни принцессу, заточенную в нее огромным огнедышащим драконом. Молодой был, глупый. Думал, раз проклятие меня защищает, значит, ничего мне не сделается, – монотонно Сай.

Стараюсь поудобнее устроиться у него на коленах, сыто урча и изредка зевая.

– Ну так вот. Добрался я до той башни, которая стояла на острове, который стоял посреди кратера вулкана. Естественно, действующего.

– Мхрм…

– И отважно встал перед драконом, сунув руки в карманы и гордо выпрямившись во весь рост.

Дурак.

– Ну, а он ка-ак пыхнет! Огнем. – Тяжелый вздох, парень почесал макушку и грустно улыбнулся.

– Мне-то ничего, а вот башню спалил на фиг. Принцессу… я тогда так и не спас.

Гхм. Жаль девчушку.

– Она сама спаслась: вылетела в горящем платье, зарядила мне коленом между ног и умотала по мостику на волю. А дракон… он продолжал пытаться меня сжечь, удивляясь, что пламя не берет.

Тихо фыркаю от смеха.

– А вот еще один забавный случай! Решил я как-то стать учеником волшебника. – Долгая-предолгая пауза. – Волшебника, конечно, жаль… Но я его предупреждал.

Я почти заснул, а парень все продолжал и продолжал говорить до самого утра. И об убитых рухнувшей башней волшебниках, и о мгновенно облысевших единорогах, позволивших руке невинного мальчика погладить себя по шее. Была там история даже о какой-то девушке, которая страстно влюбилась в Сая и дня два уверяла его в том, что любовь побеждает все! В том числе и проклятие. Парень поверил и привел ее домой. В тот же день несчастная покрылась бородавками и подхватила редкую болезнь: цельножабие – от нее девушки раз в году оборачиваются в жаб и два раза в году на один день снова становятся девушками. Несчастная квакнула, кто он есть, и ускакала вдаль. Ее, кажется, в каком-то болоте откопал принц и на спор поцеловал, чем и вылечил бедняжку. Больше она в жабу не превращалась, но и замуж так и не вышла. Наверное.

Не знаю. К концу рассказа я уже спал и видел прелестный сон с удивительно пушистой киской в главной роли и мною во второстепенной. Я, кажется, ей нравился, и она была готова провести со мной ночь на крыше в обмен на связку мышей из подвала. Мыши там были огромными, злыми и плотоядными. Но в неравном бою я всех победил и, схватив мурлыкающую даму за шкирку, уволок наверх, слушая ее нежное урчание сквозь тихий шепот: «Какой ты си-ильный, Марциус!»

14
{"b":"140600","o":1}