ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Отто жестами показал, что уже хватит.

— У меня вообще девичья память. — Я улыбнулась бледному проректору.

Он кивнул и достал из кармана мешочек.

— Вы позволите, отчет я оставлю себе?

— Оставляйте, — великодушно махнула я рукой.

— А копия есть?

— Нет.

Проректор вздохнул с облегчением.

— Вы уезжаете завтра утром, так? Сегодня мы передадим списки тех, кто хотел бы отправиться на ознакомительную экскурсию в мастерские Чистяковского Университета и, возможно, остаться по программе обмена.

Вполне довольные друг другом, мы расстались. Я выяснила, где можно найти Иргу, нужно было поговорить с ним.

— Только ты по тактичнее, — посоветовал Отто. — Все-таки его мать.

— Но почему он мне этого не говорил?

— Значит, у него были на это причины, — мудро заметил полугном.

Ирга в кабинете корпел над бумагами.

— Вот она, работа некроманта: на кладбище вырываешься, как на курорт, — пожаловался он нам, внимательно присмотрелся и спросил:

— Что случилось?

— Мы были в галерее…

Ирга помрачнел.

— Проректор повел хвастаться? Это его конек.

— Мы там видели портрет твоей мамы. О Ирга, почему ты мне никогда о ней не говорил?

— Говорил. Я тебе даже колыбельную как-то пел, которую она мне пела.

— Но ты никогда…

— Потому что, — вдруг крикнул Ирга, — потому что это она для вас Ириада Искальская! Великая магичка! Портрет в галерее! Страница в учебнике! А для меня она просто мама. Понятно? Просто моя мама!

— Успокойся. — Я попыталась обнять некроманта, но он вырвался и прижался лбом к оконному стеклу. — Я все понимаю, она была для тебя лучшей мамой.

— Я был там, — глухо сказал Ирга. — Я был там, когда все это произошло. Она приказала мне бежать, а сама… Я много лет думал, почему она это сделала? Почему она не убежала со мной? Неужели это было важнее, чем я? Чем мы?

— Сколько тебе было тогда лет?

— Шесть, — прошептал Ирга. — Она обещала подарить мне братика, она обещала, что никогда меня не бросит и будет любить всегда-всегда.

Я обняла его и прошептала:

— Я уверена, она тебя очень-очень любила.

Ирга помолчал, а потом признался:

— Отец после ее смерти как будто сошел с ума. Он искал способы ее воскресить, вернуть хоть ненадолго. Многие открытия в современной некромантии сделаны им. А потом я уговорил его жениться, потому что все время хотел есть, а соседка пекла такие вкусные пирожки.

Ирга повернулся к нам и сверкнул глазами:

— Только не смейте меня жалеть! Это дела давно минувших дней.

— Ты поэтому поступил в наш Университет?

— Да, потому что здесь я для всех был сыном Той Самой. А в Чистякове Ирга Ирронто никакого отношения к Ириаде Искальской не имел.

— А я думал, что ты к нам приехал из-за вашей мерзкой погоды, — разрядил обстановку Отто.

Некромант улыбнулся. Из глаз у него исчезла тоска, и он снова стал похож на Иргу, которого я знала.

— И это тоже. Пойдемте, я вас провожу.

Полугном топал впереди, сморкаясь и бурча. Ирга заставил меня немного приотстать и спросил:

— Можно пригласить тебя в гости?

— Конечно, а куда?

— К себе в комнату. Я живу один, у меня уютно. Чай есть, твой любимый, конфет купим.

— А потом по мерзкой погоде возвращаться в гостиницу? Бе-э-э…

— Зачем возвращаться? Я уверен, что тебе понравится моя кровать.

— Да? Ну ладно, я согласна.

Ирга обрадованно притянул меня к себе.

— Ола, — прервал нас охрипший голос Отто, — посмотри-ка!

— Ну что там еще? — спросила я и протерла глаза. По улице, не обращая внимания на дождь и лужи, к нам стремительно приближался Беф.

— Это не галлюцинация, ты тоже это видишь? — спросил полугном. Я потрясенно кивнула.

— Так, — сказал Беф. — Все в сборе. Что у вас тут произошло?

Я не удержалась и пощупала его мантию.

— Ольгерда, оставь свои штучки. Я живой и во плоти.

— Наставник, а что вы тут делаете?

— До меня дошли слухи, что тут происходит нечто интересное. Я телепортировался.

— Телепорт… — Телепортационные установки стояли в каждом большом городе, но стоимость услуги была такая, что маги предпочитали ездить верхом или в пассажирских каретах. Само заклинание телепортации пожирало у мага столько сил, что пользовались им только в случае смертельной опасности. И все равно существовала вероятность быть выброшенным в неизвестном месте практически без сил.

— Что у вас тут происходит? — спросил Беф, всем своим видом говоря: я знал, знал, что вы во что-то влипнете!

Я ощупала в кармане мантии мешочек с деньгами и сказала:

— Ничего особенного. Просто показывала местным, как работают в деле наши артефакты. Правда же, Наставник! Посмотрите, мы даже в официальных одеждах! А сегодня будут готовы списки желающих учиться у нас по обмену.

— Работают в деле? И как же? Что ты натворила?

Я обернулась за поддержкой, но поддержка трусливо теребила бороду, спрятавшись за спиной у Ирги.

— Ну это… на тренировочном полигоне уничтожила десять зомби на спор. И победила, — скороговоркой произнесла я.

— Так, — сказал Беф. — Так.

Кажется, он лишился дара речи.

— Правда, это было нетрудно. — Я заискивающе заглядывала ему в глаза. — Я цела и здорова. Посмотрите, у меня даже мантия выглажена!

Отвлекающий маневр не сработал. Я знала это выражение лица у Наставника. Оно означало, что сейчас Ольгерда Ляха получит по полной программе.

— Что вы ко мне относитесь, как к ребенку! — не выдержала я. — Диплом скоро получу. И между прочим, курс боевой магии прошла.

— А кто ходил за мной следом, умоляя поговорить с преподавателем, чтобы тебе поставили по этому курсу «хоть какой-нибудь зачетик»? — зловеще спросил Беф.

— Ну и что! — Буду защищаться до последнего! — Мне все равно этот курс не пригодился. Я из него не помню ничего… Ой! В смысле, я хотела сказать…

— Я сейчас иду к моему любезному другу Димитру за списками! — рявкнул Беф. — А вы, двое, — за вещами и ждать возле телепортационной башни! Дома разберемся с самодеятельностью.

— Наставник… — заныла я.

— Не канючь! — отрезал он и пошел к Университету.

— Накрылся медным тазиком наш чай, — вздохнул Ирга.

Но меня интересовало другое.

— Спасибо за поддержку, друг! — язвительно обратилась я к Отто.

— Что я? — оправдывался он. — Я и слова не успел вставить.

— Будешь объяснительные писать!

— Буду, конечно. За кого ты меня принимаешь?

— Может, зайдем ко мне в гости сейчас? — без особой надежды предложил Ирга.

— Если Беф меня не обнаружит возле башни, то голову открутит.

— Точнее, не поленится из постели вытащить и по шее надавать, — сказал Отто.

— А ты вообще молчи.

— Ты думаешь, мне хочется так быстро возвращаться? — огрызнулся полугном. — У меня, может, есть свои причины отсутствовать в городе!

— Очень интересно, какие же?

— Тебе скажи…

— Ну и не говори.

— И не скажу.

— И не надо!

— А я не подстрекатель, а вы не подеретесь! — запел Ирга противным голосом.

— Ну вас всех! Мужики! — сказала я.

Отто гордо отвернулся.

Мы сидели на лавочке возле башни и ждали Бефа. Ирга обнял меня за плечи, но мирить с Отто не пытался. Полугном принял обиженный вид, но я демонстративно не смотрела в его сторону.

— Ты разберись там, куда подевались мои письма, — напомнил Ирга, завидев приближающегося Бефа. — Их никто прочитать не сможет, кроме тебя. Так что ищи по обожженным пальцам. Они у целителей и то лечиться плохо будут. Я старался сохранить конфиденциальность.

Я кивнула. Мне и искать-то не надо было, если бы я сразу узнала о заклятии, наложенном на письма. Моя давняя «подруга» Марта уже месяц ходила с перебинтованными руками, огрызаясь на все расспросы. Когда-то эта девушка решила, что ей нужен Ирга, поэтому никак не могла оставить нас в покое.

— Интересно, — сказала я, — кого она подкупила, чтобы получать письма? Почтальона или дежурных по общежитию?

8
{"b":"140606","o":1}