ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как жизнь, Гарри? – спросил Джордж.

– Что с тобой случилось? – затараторил Рон. – Ты почему не отвечал на письма? Я тебя раз двенадцать приглашал в гости! А потом папа сказал, что тебе послали официальное предупреждение за колдовство на глазах у муглов…

– Это не я… А он откуда узнал?

– Он работает в министерстве, – объяснил Рон. – И ты же знаешь, нам нельзя колдовать вне…

– Кто бы говорил, – проворчал Гарри, выразительно оглядев парящую в воздухе машину.

– Это не считается, – ответил Рон. – Машину мы одолжили. Она папина, не мы ее заколдовывали. А вот на глазах у изумленных муглов…

– Да говорю тебе, это не я… долго объяснять… Слушай, скажите в «Хогварце», что Дурслеи меня заперли и не пускают в школу, а выколдоваться отсюда я конечно же не могу: в министерстве решат, что это второе заклинание за три дня, и тогда…

– Не стони, – перебил Рон. – Мы приехали за тобой.

– Но вам же тоже нельзя колдовать…

– А нам и не надо, – хмыкнул Рон, кивнув на спутников. – Не видишь, что ли, кого я с собой прихватил?

– Обвяжи-ка вокруг прутьев, – велел Фред, бросая Гарри веревку.

– Если проснутся Дурслеи, я покойник, – сказал Гарри, крепко обмотав решетку.

Фред завел двигатель.

– Не дрейфь, – сказал Фред, – и отойди в сторонку.

Гарри попятился от окна к Хедвиге – та, видимо, сообразила, что дело нешуточное, и притихла. Двигатель взревывал все громче, и наконец решетка с грохотом сорвалась, и автомобиль взмыл в небо. Гарри подбежал к окну – решетка болталась на веревке в нескольких футах от земли. Рон, кряхтя от натуги, тащил ее в машину. Гарри напряженно вслушивался, но из спальни Дурслеев не доносилось ни звука.

Когда решетка наконец была надежно водворена на заднее сиденье к Рону, Фред задним ходом подал автомобиль ближе к окну.

– Забирайся, – сказал Рон.

– Но… мои школьные вещи… палочка… метла…

– Где?

– Заперты в чулане под лестницей, а я не могу выйти из комнаты…

– Не вопрос, – беззаботно бросил Джордж с пассажирского сиденья. – Ну-ка, Гарри, с дороги.

Фред с Джорджем легко, по-кошачьи, перебрались через окно в комнату. С ними и впрямь не пропадешь, подумал Гарри. Джордж достал из кармана шпильку и начал осторожно поворачивать ее в замке.

– Многие колдуны считают, что на мугловые фокусы незачем тратить время, – сказал Фред, – а нам вот кажется, что кое-чему очень даже стоит поучиться, пусть оно и помедленней колдовства.

Раздался тихий щелчок, и дверь распахнулась.

– Ну что, мы притащим сундук, а ты собери здесь все, что нужно, и передай Рону, – шепотом велел Джордж.

– Осторожно на нижней ступеньке – она скрипит, – прошептал Гарри вслед близнецам.

И заметался по комнате, хватая вещи и передавая их в окно Рону. Потом с Фредом и Джорджем заволок сундук вверх по лестнице. Дядя Вернон в спальне кашлянул.

Запыхавшись, они забрались на второй этаж и отнесли сундук к открытому окну. Фред перелез в машину, чтобы помочь Рону тащить, а Гарри с Джорджем толкали из комнаты.

Дядя Вернон снова кашлянул.

– Еще чуть-чуть, – просипел Фред из машины, – еще разок толкните…

Гарри и Джордж навалились плечами, и сундук проскользнул по подоконнику на заднее сиденье.

– Ну все, отчаливаем, – шепнул Джордж.

Но стоило Гарри влезть на подоконник, за спиной раздался возмущенный совиный крик, а затем – не менее возмущенный рык дяди Вернона:

– ВОТ ЧЕРТОВА СОВА!

– Я забыл Хедвигу!

Гарри рванулся через всю комнату, и тут щелкнул выключатель у лестницы. Мальчик схватил клетку, пулей пронесся к окну и сунул сову Рону. Потом снова влез на комод, а дядя Вернон забарабанил в незапертую дверь – и дверь с треском распахнулась.

На долю секунды силуэт дяди Вернона застыл в проеме; затем дядя утробно взревел на манер разъяренного быка, ринулся на Гарри и успел ухватить его за лодыжку.

Рон, Фред и Джордж в свою очередь схватили Гарри за руки и потянули изо всех сил.

– Петуния! – вопил дядя Вернон. – Он уходит! УХОДИТ!

Уизли дружно поднажали, и нога Гарри выскользнула из железной лапищи дяди Вернона – Гарри оказался в машине, захлопнул дверцу…

– Фред, газу! – заорал Рон, и машина стрелой взметнулась к луне.

Гарри не верил своему счастью – он свободен! Он высунулся из окна – ночной ветер растрепал волосы – и смотрел, как быстро уменьшаются крыши домов на Бирючинной улице. Остолбеневшие дядя Вернон, тетя Петуния и Дудли свешивались из окна его комнаты.

– Увидимся следующим летом! – про-кричал Гарри.

Мальчишки покатились со смеху, и Гарри уселся поудобнее, улыбаясь от уха до уха.

– Выпусти Хедвигу, – попросил он Рона. – Пусть летит за нами. Она уже тысячу лет крылья не разминала.

Джордж протянул Рону шпильку, и спустя мгновение Хедвига радостно вырвалась из окна и бесшумным привидением заскользила рядом с машиной.

– Ну, так что за дела? – нетерпеливо спросил Рон. – Что с тобой приключилось?

Гарри все рассказал: и про Добби, и про предостережение, и про беду с фиалковым пудингом. Когда он закончил, наступило долгое, потрясенное молчание.

– Дело ясное, что дело темное, – в конце концов вынес приговор Фред.

– Темней некуда, – согласился Джордж. – И он даже не сказал, о чем заговор и кто заговорщики?

– Мне кажется, он не мог, – ответил Гарри. – Я же говорю, он бился головой об стенку, как только хотел проговориться.

Фред с Джорджем переглянулись.

– Что? Думаете, он наврал?

– Ну-у-у, – протянул Фред, – скажем так: у домовых эльфов у самих с магией все тип-топ, но обычно они не могут ею пользоваться без разрешения хозяина. Я так думаю, старину Добби подослали, чтоб ты не возвращался в «Хогварц». Кто-то, так сказать, пошутил. Есть у кого-нибудь на тебя зуб?

– Да, – сразу же хором ответили Рон и Гарри.

– Драко Малфой, – пояснил Гарри. – Он меня ненавидит.

– Драко Малфой? – переспросил Джордж, оборачиваясь. – Часом, не сын Люциуса Малфоя?

– Наверное. Фамилия не слишком распространенная, – сказал Гарри. – А что?

– Да я слышал, как папа про него говорил, – объяснил Джордж. – Малфой в свое время поддерживал Сам-Знаешь-Кого.

– А когда Сам-Знаешь-Кто исчез, – добавил Фред, обернувшись к Гарри, – Люциус Малфой вернулся и заявил, что ни в чем не замешан и не виноват. Но это все враки – папа говорит, он принадлежал к ближайшему Сам-Знаешь-Чьему окружению.

Гарри и прежде слышал подобное о семье Малфоев – и не удивлялся. По сравнению с Малфоем Дудли казался умным, добросердечным и чувствительным мальчиком.

– Не знаю, есть ли у Малфоев домовый эльф… – задумчиво протянул Гарри.

– Чей бы он ни был, это старинный колдовской род, к тому же богатый, – сказал Фред.

– Ага. Мама тут обмолвилась, что не отказалась бы от домового эльфа – гладить белье, – добавил Джордж. – А у нас только паршивый старикашка упырь на чердаке да гномы в саду. Домовые эльфы живут в особняках, замках, во всяких, знаешь, таких местах; у нас их не встретишь…

Гарри промолчал. У Драко Малфоя всегда было все самое лучшее – надо полагать, его семья купается в колдовском золоте; легко представить, как Малфой разгуливает по роскошному особняку. Да и такая «шуточка» – послать слугу, чтобы помешал Гарри вернуться в «Хогварц», – вполне в духе Малфоя. Может, Гарри свалял дурака, приняв Добби всерьез?

– Короче, я рад, что мы приехали, – сказал Рон. – Я уже взаправду забеспокоился, чего ты на письма не отвечаешь. Сначала думал, Эррол виноват…

– Кто это – Эррол?

– Наш филин. Ужасно древний. Уже не раз падал, когда нес почту. Я хотел одолжить Гермеса…

– Кого?

– Это сова Перси – родители подарили, когда он стал старостой, – объяснил Фред.

– Но Перси не дал, – продолжал Рон, – сказал, что Гермес ему самому нужен.

– Перси вообще все лето чудит, – нахмурился Джордж. – Строчит письма, запирается у себя постоянно… Хотя, казалось бы, сколько можно полировать значок старосты?.. Ты забрал слишком далеко на запад, Фред, – прибавил он, ткнув в компас на приборной панели.

5
{"b":"140742","o":1}