ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Майкл даже не посмотрел на меня, зато Дэйв улыбнулся и кивнул.

– Конечно, Крис. Если понадобится помощь, только свисни.

Я выскользнула из холла и обернулась перед тем, как свернуть в коридор, ведущий на кухню. Майкл и Дэйв стояли друг напротив друга, похожие и разные одновременно. Дэйв был чуть выше и стройнее, но в целом его фигура напоминала Майкла, каким он, наверное, был двадцать лет назад.

Отец и сын.

Непримиримые враги.

Я быстро пошла по коридору, стараясь сосредоточиться на уборке и планах на неделю. Завтра мы ужинаем с судьей Фоксом, послезавтра идем в оперу на премьеру «Тоски», в пятницу – встречаемся с Рупертом Уондорфом, главным редактором «Ньюайленд Трибьюн».

Я не буду думать о том, что Майкл и Дэйв сейчас говорят друг другу. Я знаю, что, в конце концов, у них все наладится.

Я познакомилась с Майклом Атертоном четыре года назад в самом неромантичном месте на свете. В суде. Он был тем, кем ему и полагается быть – знаменитым адвокатом и красавцем-мужчиной. Я – журналисткой небольшой газетки, специализирующейся на судебных делах. Газетка всегда выступала на стороне прокурора, и, выражаясь высокопарно, мы с Майклом были по разные стороны баррикад, но это ничуть не повлияло на мое отношение к нему. Впрочем, я была неоригинальна. В Майкла Атертона были влюблены все женщины в том зале, начиная от судьи Маргарет Пейдж и заканчивая пятнадцатилетней свидетельницей Элеонор Вотерфлоу.

Майкл, разумеется, без усилий выиграл дело и посрамил прокурора, чем окончательно меня пленил. Я даже задумалась о том, чтобы попроситься в его адвокатскую контору хоть секретарем. К такому мужчине хотелось быть как можно ближе. Но я его недооценила. Сразу после оглашения приговора Майкл прислал мне записочку с предложением пообедать как-нибудь, и я, недолго думая, согласилась.

Моя подруга Миранда пришла в ужас. Она как раз начинала работать на ниве сплетен и клеветы, и в ее речи так и сквозили сенсационные заголовки, призванные расшевелить дурные стороны читательской натуры.

– Мужчина старше тебя на тридцать лет – пустая трата времени.

– Не на тридцать, а на двадцать два, – поправляла я ее.

– Все равно. Отдавать цветущую молодость старику – преступление.

– Нашла старика! Ты хоть раз видела Майкла Атертона?

Как оказалось, не видела. Потому что после того, как Миранда убедилась в том, что Майкл – не старая развалина и не педофил (да-да, она почему-то считала меня несмышленым наивным ребенком), она оставила меня в покое.

На некоторое время.

Наши отношения с Майклом развивались. Обеды постепенно перетекли в ужины, а ужины – в завтраки со всем, чему полагается быть между ними. К чему скрывать, мне льстило внимание Майкла. Кем была я? Вчерашней студенткой, неразумной девчонкой без гроша в кармане, которая плохо представляет себе, чем хочет заниматься и как будет зарабатывать на жизнь. А о Майкле Атертоне чуть ли не каждый день писали ньюайлендские газеты. Он был популярен, красив, успешен и богат. Он был самым настоящим принцем, и я ни разу не была так сильно влюблена, как в Майкла.

– Погоди, он попользуется тобой и бросит, – предупреждала меня искушенная в любовных делах Миранда.

Она была старше меня на пять лет и имела солидный опыт по части неудавшихся романов.

– Атертон – плейбой и бабник. Я порылась в наших архивах и раскопала о нем такое, что у тебя волосы встанут дыбом!

«Нью Стайл Газетт», архивы которой исследовала неутомимая Миранда, на весь Ньюайленд славилась своей ненадежностью. По городу даже ходила байка: переверни то, о чем пишет «Нью Стайл Газетт» с ног на голову, и получишь правду. Поэтому я и не думала волноваться, когда Миранда вывалила на меня ворох информации о Майкле. Что называется, информации с душком.

«Нью Стайл Газетт» писала о том, что Майкл нагло изменял жене и довел ее до смерти. Учитывая то, что жена Майкла умерла от рака легких и тяжело болела на протяжении пяти лет, в утверждения «Нью Стайл» верилось с трудом. Вопреки очерняющим статьям Майкл был добропорядочным семьянином, примерным мужем и отцом, ответственным гражданином и талантливым адвокатом, чье честное слово ценилось на вес золота.

– Почему ты не подашь в суд на «Нью Стайл»? – удивленно спрашивала я Майкла каждый раз, когда Миранда «радовала» меня очередным откровением. – Ты мог бы потребовать огромную компенсацию!

Майкл смеялся. У него была обаятельнейшая улыбка, из-за которой в уголках его глаз прятались мелкие морщинки.

– Все и так знают, что это бесстыдное вранье. Мне дополнительный источник дохода не нужен. Я и так неплохо зарабатываю.

Со временем Миранда подустала от миссионерской деятельности и оставила нас с Майклом в покое. Не знаю, что повлияло на нее сильнее – головокружительный роман с мускулистым дантистом или очередная статейка в «Нью Стайл», в которой говорилось о «новой содержанке короля преступного мира Майкла Атертона, бывшей стриптизерше и порноактрисе». Статью сопровождала фотография, где мы с Майклом выходим из ресторана «Три Розы» на Смитфилд Авеню. Миранда, лучше чем кто бы то ни было знакомая с моей биографией, пришла в ужас, уволилась из «Нью Стайл Газетт» и перестала меня донимать.

А я была счастлива так, как только может быть счастлива влюбленная женщина. Конечно, у меня и до Майкла были приятели, и я нередко проливала из-за них слезы и думала, что влюблена по-настоящему. Но он показал мне, как сильно я ошибалась, принимая легкие увлечения за настоящее чувство. Бурный секс и бешеные танцы до утра на дискотеке не имели ничего общего с любовью. Майкл показал мне глубины настоящей близости, физической и духовной, и я благословляла небеса и главного редактора, который из всех своих журналистов отправил в суд именно меня.

Миранда снова взбеленилась, когда Майкл сделал мне предложение. Я знаю, она привыкла опекать меня, и считала, что без ее защиты я ни дня не протяну в Ньюайленде. Я была благодарна ей за заботу, но все же в тот день мы чуть с ней не поругались навсегда.

– Ты не можешь выйти за него замуж, Крис! – шипела Миранда, бегая по гостиной.

Мы с ней снимали одну квартирку на двоих в деловой части города и немало экономили на этом. Единственным минусом было то, что Миранда без зазрения совести лезла в мою личную жизнь. Мне, наоборот, всегда хватало такта не комментировать многочисленных дружков Миранды, хотя, видит Бог, не все они были воплощенной добродетелью!

– Он в отцы тебе годится!

– Тебя смущает только разница в возрасте?

Миранда подбоченилась.

– Меня смущает все. Он слишком стар, слишком богат и вообще.

Я чувствовала, что Миранда что-то недоговаривает.

– Что вообще? Майкл Атертон с любой стороны – идеальный жених. Если бы ты оказалась на моем месте, я бы за тебя порадовалась.

На лицо Миранды набежало облачко, и я на секунду задумалась об истинных причинах ее негодования. Может быть, то, что я объясняла заботой и страхом, было всего-навсего ревностью?

– Я бы никогда не оказалась на твоем месте. – Миранда гордо тряхнула копной темных волос. – Я бы никогда не влюбилась в Атертона.

Заявления Миранды стали утомлять меня.

– А я влюбилась.

– Ну и люби себе на здоровье! Замуж то зачем выходить?

Это уже выходило за все рамки. Миранда считала себя кем-то вроде моей старшей сестры, но кто сказал, что я бы позволила старшей сестре диктовать, за кого мне выходить замуж, а за кого нет?

Миранду я знала с младенчества. Моего, разумеется. Она была дочкой наших соседей и время от времени снисходила до того, чтобы поиграть с малявкой. Мы всегда были в дружеских отношениях, но по-настоящему Миранда взяла меня под свое крылышко, когда я поступила в колледж и перебралась в Ньюайленд. Я утешала ее в минуты отчаяния, которых хватало в ее бурной карьере. Она водила меня по злачным местам Ньюайленда и приобщала к взрослой жизни.

2
{"b":"141027","o":1}