ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В целом мы обе были довольны нашими отношениями. До тех пор, пока я не познакомилась с Майклом.

– Ты можешь четко объяснить мне, что ты имеешь против него? – спросила я.

Миранда плюхнулась на соседний стул.

– Ты все прекрасно знаешь сама.

– То, что он старше меня и намного богаче, как возражение не принимается. Если хочешь знать, Майкл выглядит гораздо привлекательнее Кирка.

Удар попал в цель. Миранда побагровела. Кирк Роунделл, ее последний приятель, работал программистом и сутками не вылезал из-за компьютера. Он был на год младше Миранды и напоминал большой мешок с овощами. Я не понимала, что моя придирчивая подружка нашла в нем, но держала крамольные мысли при себе.

– Хорошо, – торжественно кивнула Миранда. – Раз ты так хочешь знать… Ты в курсе, что у Майкла есть сын?

Я рассмеялась.

– Конечно, в курсе. Мы встречаемся полтора года, дорогая моя. Я даже знаю, что у Майкла есть кузен Томас, страдающий аутизмом.

– Кузен не живет с ним в одном доме. – Миранда многозначительно поиграла бровями. – А сын живет.

Я начала терять терпение.

– И что в этом такого?

– А то, что тебе придется жить с ним. С сыном Майкла, я имею в виду. Как ты себе это представляешь?

Я пожала плечами.

– Вот-вот, и не делай такое лицо, – усмехнулась Миранда. – Ты станешь мачехой. Мачехой! Думаешь, мальчишке понравится, что ты заняла место его матери?

Нет, все-таки профессия сильно меняет человека. Разве еще пару лет назад Миранда позволила бы себе сморозить подобную глупость?

– Жена Майкла умерла пятнадцать лет назад. Я не утверждаю, что мальчик забыл ее, но тебе не кажется, что это достаточный срок, чтобы сердечные раны немного затянулись? Дэйву тогда было шесть лет!

– Тем дороже для него память о матери, – упорствовала Миранда.

– Не выдумывай.

– Хорошо, а почему тогда твой идеальный Майкл до сих пор не женился? Пятнадцать лет – приличный срок, а женщины всегда за ним бегали. Однако он не торопился с миссис Атертон номер два. Почему?

– Ждал меня, – улыбнулась я.

– Держи карман шире. Он не хотел травмировать сына.

Когда у Миранды так горели глаза, безопаснее было с ней не спорить.

– Хорошо. Теперь сын вырос, и никакая травма ему не угрожает. Мы с Майклом можем спокойно пожениться. Да?

Миранда нахмурилась.

– Какая ты все-таки упрямая, Крис. А я так хотела познакомить тебя с другом Кирка. Классный парень. Твой ровесник, между прочим.

Ничего, кроме смеха, предложение Миранды у меня не вызвало. Даже если бы у меня не было Майкла, с друзьями Кирка я бы ни за что не стала встречаться.

– Не переживай ты так за меня. – Я обняла Миранду за плечи. – Спасибо за заботу, но я уже большая девочка. Сама справлюсь. Майкл меня любит, я люблю его. С его сыном я еще не знакома, но уверена, что мы с ним обязательно подружимся. В конце концов, он всего лишь на четыре года меня младше.

– Это меня и пугает, – вздохнула Миранда.

Да, такова моя подруга. Просто не может, чтобы последнее слово осталось не за ней.

Впрочем, сейчас я вынуждена признать, что кое в чем она оказалась права.

2

Мы сыграли скромную свадьбу и отправились в свадебное путешествие на Мадагаскар. Почему именно Мадагаскар? Не знаю. Майкл давно мечтал там побывать, а мне было абсолютно все равно, куда ехать, лишь бы вместе с ним. Правда, наслаждаться диковинными красотами острова нам пришлось недолго. Вместо запланированного месяца мы пробыли на Мадагаскаре две недели: Майкла срочно вызвали на работу. Я возмутилась, но Майкл объяснил мне, что есть клиенты, ради которых адвокат должен быть готов бросить все на свете и помчаться на другой конец Земли. Я желала Майклу успехов и не могла противиться его карьере. Хорошая жена должна следовать за мужем, куда бы ни призывал его долг, и как хорошая жена я вошла вслед за Майклом в его ньюайлендский особняк.

Я ни разу не была у него дома. То есть ни разу не была в том месте, которому предстояло стать моим домом – Майкл выразился вполне определенно, что хочет, чтобы мы после свадьбы поселились в особняке. Но, несмотря на это, никогда не приглашал меня в гости. Встречались мы только на нейтральной территории, свадьбу играли в Ренессанс Отеле, а после сразу отправились в аэропорт.

Для Миранды это был лишний повод поставить под сомнения чувства Майкла ко мне. А я старалась не размышлять на эту тему. Каждый имеет право на прихоть. Если Майкл хотел ввести меня в свой дом исключительно женой, что ж, это его полное право.

И все же я нервничала, когда шофер Майкла вез нас от аэропорта домой. Майкл все время говорил по телефону, и у меня не было возможности спросить, где сейчас Дэйв и кто вообще нас встретит. Странное дело, мне предстояло жить с людьми, которых я ни разу не видела. Экономка Майкла миссис Филипс, горничные, садовник, кухарка…

И, конечно, Дэйв. Да-да, звучит дико, но я стала мачехой Дэйва, так и не познакомившись с ним.

На нашей свадьбе Дэйв не присутствовал – уехал в командировку. Не знаю, почему он не отменил все дела ради отца, почему Майкл не попросил его об этом. Расспрашивать мужа мне было неудобно. Может быть, работа Дэйва не терпит отлагательств (что это за работа такая, интересно). Может быть, Миранда права, и мальчик не пожелал присутствовать на свадьбе отца (а вот это было бы очень неприятно).

Машина миновала высокие кованые ворота, и мы въехали в настоящий английский парк. Я прильнула к окну, позабыв на секунду о том, что ждет меня впереди. Неужели вся эта красота теперь принадлежит мне?

Парк был невелик, но очень красив и ухожен. Аккуратные дорожки, посыпанные песком, уводили вглубь парка, а деревья и кустарники были подстрижены с такой тщательностью и мастерством, что казались искусственными. Ни одного листика не было на дорогах, ни одной веточки. Садовник Майкла несомненно знал свое дело.

Мы остановились на площадке перед главным входом. Я мельком увидела полукруглые ступеньки, массивную двустворчатую дверь и шеренгу прислуги, которая выстроилась перед входом приветствовать хозяина. Сердце мое предательски подпрыгнуло, и я ощутила во рту его вкус. Как примут меня в этом доме? Как полноправную хозяйку или нахальную узурпаторшу, осмелившуюся посягнуть на место прекрасной Хельги Атертон?

Майкл спрятал телефон в карман и помог мне выйти из машины.

– Не трусь, – ласково шепнул он, когда я взяла его под руку, и от его голоса и вообще от его присутствия и поддержки мне стало гораздо легче.

Через полчаса, сидя на диване в роскошной гостиной особняка и попивая ароматное какао, которое лично принесла мне миссис Филипс, я была вынуждена признать, что я маленькая, перепуганная дурочка. Ни добродушная румяная миссис Филипс, ни милые Агнесс и Дайана, горничные, ни кухарка мисс Робинсон не были чудовищами, которыми я их себе представляла. Они были безумно рады меня видеть, а в их глазах и улыбках читалось одно восхищение.

– Мы так рады, что хозяин наконец женился, – поведала миссис Филипс, когда принесла мне какао. – Да еще на такой, как вы. Уж простите меня за откровенность, но мы все побаивались, что он приведет в дом какую-нибудь стерву и нам житья не станет.

Я рассмеялась.

– А почему вы решили, что я не стерва, миссис Филипс?

– О, у меня глаз наметанный, можете не сомневаться.

Прямолинейность экономки, может быть, и не совсем соответствовала правилам хорошего тона, но зато пролила бальзам на мое испуганное сердечко. Удивительно, пока я рисовала себе миссис Филипс огнедышащим драконом в чепчике, она представляла меня сволочной особой. Мы приятно разочаровались друг в друге.

Раз уж я пришлась миссис Филипс по сердцу, грех было этим не воспользоваться. Майкл умчался на работу, и я могла совершенно беспрепятственно расспросить ее о том, что больше всего меня интересовало. Я предложила миссис Филипс присесть на минутку и выпить со мной ее чудесного какао. Она не заставила себя долго упрашивать. Вызвала горничную с чистой чашкой и села на краешек дивана рядом со мной.

3
{"b":"141027","o":1}