ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Больше о Дэйве мы не заговаривали.

Через пару дней я попробовала зайти с другой стороны. То есть расспросить самого Дэйва. Он был менее резок, чем Майкл, но так же скрытен.

– Это давняя история, Крис. И совсем неинтересная.

– Мне интересно все, что связано с вами. С Майклом.

– Верю, – улыбнулся он. – Ты славная, Крис. Но есть вещи, о которых лучше не говорить. Тебе проще в это не вмешиваться.

Так я и прожила четыре года. Ни во что не вмешиваясь. У меня были хорошие отношения с Майклом, если не считать того, что он работал как вол и уделял мне время только в выходные, да и то не каждые. Мы очень подружились с Дэйвом, хоть он и часто уезжал в командировки и не бывал дома неделями. Я прекрасно ладила с ними поодиночке, но когда мы собирались втроем, у меня опускались руки и немел язык. Хорошо, что таких моментов было немного.

Поначалу я удивлялась, почему Дэйв продолжает жить дома. Вряд ли он зарабатывал так мало, что не мог снять отдельную квартиру. Но по донесениям вездесущей миссис Филипс Майкл, несмотря на сильные разногласия с сыном, обладал хорошо развитым инстинктом наседки.

– Мистер Атертон говорит, что детей нельзя выпускать из поля зрения, – поведала она мне как-то за чашечкой жасминового чая. – И хоть дела у них с Дэйви не больно то хороши, я рада, что он держит мальчика дома. В одиночку до беды рукой подать.

– Дэйву двадцать один год, – напомнила я. – Я уехала из дома в семнадцать.

Миссис Филипс пожала плечами. Меня она не держала младенцем на коленках и потому считала взрослой.

Но если с Майклом все было более-менее ясно, то Дэйва я понять не могла. На все вопросы он отшучивался:

– Так, мачеха вздумала выгнать меня из дома. Буду жаловаться социальным работникам.

И так заразительно хохотал при этом, что у меня не хватало духу настаивать. Ну живет и живет. В конце концов, дома он ночевал не больше десяти раз в месяц, и Майкл в эти дни задерживался на работе допоздна, а то и вообще не приходил, так что я с чистой совестью могла проводить время с Дэйвом.

Миранда еще и потешалась надо мной из-за этого. Советовала подумать об официальном усыновлении, чтобы без разрешения Майкла водить Дэйва в кино и зоопарк.

Можно подумать, нам для этого требовалось разрешение.

Но, честное слово, никогда, ни разу Миранда не позволяла себе того, что позволила на вечеринке. Мы с Дэвидом друзья. Хорошие друзья. Только друзья. Надо быть пьяной идиоткой, помешанной на сплетнях, чтобы думать иначе. Подруга называется. Я ее убью, если она с кем-нибудь еще на вечеринке поделилась своими наблюдениями насчет меня и Дэйва…

– … миссис Атертон… миссис Атертон… Крис!

Я почувствовала, что меня кто-то тянет за руку.

– Да?

Надо мной склонилось заботливое лицо Джемаймы Робинсон, нашей кухарки.

– Не нужно этого делать, миссис Атертон. Мы сами справимся.

Она забрала у меня из рук тарелку с остатками пищи, которые я усердно сгребала на стол последние пять минут. Передо мной красовалась приличная кучка из кусков хлеба, хвостов анчоусов, икринок, обрывков салата и прочих приятных желудку бутербродных мелочей. Все встало на свои места.

Да, конечно. Я пришла на кухню после вечеринки, чтобы дать распоряжение прислуге. А наверху Майкл и Дэйв снова выясняют… о нет, просто разговаривают. На самом деле Майкл прав. Сесили Марвел очаровательная девушка и очень подходит Дэйву. Я против династических браков, но почему бы им не пообщаться, не узнать друг друга получше? Сесили не против. Она все время так и льнет к Дэйву. Иногда это просто неприлично. Будь я на ее месте, я бы никогда…

– … миссис Атертон!

Опять я провалилась куда-то вглубь себя.

– Да, Джемайма?

Но сейчас это была миссис Филипс.

– Дайана нашла в зале это. – Миссис Филипс протянула мне перстень с крупным рубином. – Наверное, кто-то из гостей потерял.

– Спасибо. – Я забрала перстень. – Завтра разберемся, чей он. Пусть Дайана посмотрит, не потерялось ли что-нибудь еще. Не хочу, чтобы уборщики прикарманили.

– Я уже ей сказала, – улыбнулась миссис Филипс. – Не волнуйтесь, миссис Атертон. Все будет отлично.

Я в этом не сомневалась. Слуги в доме Майкла прекрасно знают свои обязанности. Чего не скажешь о хозяйке, которая битый час торчит на середине кухни, всем мешается и грезит наяву.

– Я пойду спать. Очень устала.

– Самое то, – кивнула миссис Филипс. – Сегодня был тяжелый день.

Но уйти я не успела.

4

В кухню ворвалась Дайана, вторая горничная. Не вошла, как подобает, и даже не вбежала, а именно ворвалась. Передник сбился, волосы дыбом, глаза горят.

– Ооо, там такооое!

Увидев меня, она запнулась. Эх, ненавижу, когда останавливаются на самом интересном месте.

– Что случилось? – нахмурилась миссис Филипс. В отличие от меня, она строго следит за поведением горничных.

– Там такое… там Дэвид и мистер Атертон…

Дожидаться конца я не стала. Побежала наверх, по пути рисуя картины одну страшнее другой. Я знала обоих. И ожидала чего угодно.

Действительность оказалась не столь пугающей. Ни драки, ни бездыханных тел на полу. Дэвид и Майкл стояли по-прежнему напротив друг друга; в комнате царил все тот же идеальный порядок, разве что под ногами хрустели осколки разбитой вазы, да на гладкой щеке Дэвида ярко алел след от пощечины.

– Что здесь происходит? – выпалила я с порога, не думая о том, как мое появление будет воспринято.

– Все в порядке.

Майкл был как всегда спокоен, но на этот раз в его спокойствии чувствовалось нечто зловещее.

– Дэвид наконец решил, что ему лучше пожить некоторое время вне дома.

– Ты уезжаешь? – Я посмотрела на Дэвида, который не сводил глаз с отца.

– Да. И чем скорее, тем лучше.

– Вы поссорились?

Вопроса глупее я задать не могла. Во-первых, потому что это было и без вопросов очевидно, а во-вторых, потому что отвечать мне все равно никто не стал.

– Между отцом и сыном бывают иногда мелкие разногласия, – холодно улыбнулся Майкл. – Поэтому взрослым детям лучше жить отдельно от родителей.

Дэвид молча кусал губы, а в глазах его бушевала… нет, не ненависть. Боль, страх, отчаяние. Я успела хорошо изучить его за эти четыре года и сейчас не узнавала.

Как не узнавала я и Майкла. Он владел собой лучше Дэвида, но за маской ледяного спокойствия угадывалась недюжинная злость. Он был взбешен – я прекрасно это видела.

– Тебе лучше подняться в спальню, Крис, – сказал Майкл.

– Я хочу знать, что здесь произошло.

– Это не твое дело.

– Все, что касается вас, мое дело.

– Убирайся! – рявкнул Майкл.

– Не смей на нее орать!

Дэвид шагнул вперед, сжав кулаки, и я поняла, что если драки не было до сих пор, то она случится прямо сейчас. Выяснение обстоятельств лучше было отложить на потом.

– Хорошо, я уйду, – сказала я мирно. – Но ты, Майкл, уйдешь вместе со мной. Если Дэвид решил уехать, ладно. Ему нужно собраться. Не будем ему мешать.

Я вышла первой, стараясь держать голову прямо и ни в коем случае не коситься на Дэйва. Миранда могла мною гордиться. Я впервые сказала свое веское слово в делах этой семьи, и к нему прислушались.

Хотя и не таким уж веским оно было, это слово.

В спальне Майкл первым делом сорвал галстук и швырнул его на кровать.

– Этот сопляк кого хочешь выведет из себя.

Я молча расстегивала серьги у зеркала и даже не обернулась к нему. Майкл подошел ближе, положил руки мне на плечи.

– Прости, что накричал на тебя, детка. Дэйв наглый неблагодарный юнец, который кусает руку, кормящую его.

– По-моему, Дэйв зарабатывает себе на жизнь с восемнадцати лет, – брякнула я.

– Вспомнила о том, что хотела стать юристом? – неприятно рассмеялся Майкл. – Как вовремя. Из тебя вышел бы не очень хороший адвокат, Крис, ты не знаешь всех обстоятельств дела.

7
{"b":"141027","o":1}