ЛитМир - Электронная Библиотека

— Простите, но мне правда нужно идти, — мило улыбнувшись, произнесла Либерти. — Я должна подготовиться к важной встрече, которая назначена на завтрашнее утро. Картер как раз закончил показывать мне дом.

— Правда, он какой-то бездушный? Полно всяких дурацких мальчишеских штуковин. Надеюсь, мой брат когда-нибудь поймет это.

— Скажи «до свидания», Джен, — холодно перебил ее мужчина.

— До свидания, Либерти, — кротко произнесла девушка, испуганно взглянув на брата, — было приятно с вами познакомиться.

— До свидания.

По дороге к выходу они не обмолвились ни словечком, но на улице Либерти немного успокоилась.

— У тебя прекрасная сестра.

— Не говори мне о Джен, — зло прорычал он в ответ, — во всяком случае, не сейчас.

Девушка тяжело вздохнула.

— Надеюсь, она не поняла… — Либерти не знала, как лучше выразиться.

— Что я целовал тебя?

— Поцелуи всегда существовали. Поцелуи невинны. Бабушка целует внуков. Друзья целуются.

— Послушай, ну какая разница, что думает моя сестра? — спокойно парировал Картер. — Мы встречаемся, она ничего не увидела, что еще?

«Мы встречаемся». Когда это он успел решить?

— Картер.

— Мы встречаемся! Возможно, ты сейчас придумаешь сто и одну причину, чтобы этого не было, но это случилось. Я хочу быть с тобой, ты хочешь быть со мной. Все очень просто.

Она не могла поверить. Опять он все повернул так, как хотел. Но ей нечего было возразить. Она на самом деле хотела быть с ним. Очень хотела. Но тогда ей предстоит играть с огнем.

— Не буду спрашивать, чего больше тебе хочется: физического или эмоционального удовлетворения. Я не буду торопить тебя.

— Останемся друзьями, — нежно произнесла она.

Друзьями? Он не поверил своим ушам.

— Милая, я должен тебе сказать, раз ты еще не поняла, что чувства, которые я испытываю к тебе, далеки от дружеских. Вот Адам — мой друг. Причем хороший. А ты вызываешь во мне совершенно другие эмоции.

Либерти улыбнулась, она ничего не могла с собой поделать.

— Хорошо, но я не готова заходить так далеко, понимаешь?

Картер взял ее за руки.

— Прости, я чувствую себя виноватым. Я не хотел торопить тебя. Если тебе нужно время, я буду ждать. Но если тебе что-то во мне не понравится, мы сразу расстанемся. Как ты на это смотришь?

Либерти не ответила. Она не могла вымолвить ни слова. Все будет хорошо. Должно быть хорошо. Но чего-то она все же опасается: чего именно?

— Хорошо, — наконец произнесла она, — попробуем.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Либерти могла честно признаться себе, что последние три недели были самыми прекрасными в ее жизни.

Они с Картером встречались каждый вечер. Даже обеденные перерывы они проводили вместе. Жизнь до него превратилась в бледное воспоминание.

Картер водил ее в театры, кино, галереи искусств, рестораны… Но иногда они просто гуляли по улицам города, взявшись за руки, весело о чем-то болтая. Они могли говорить абсолютно обо всем. Вернее, почти обо всем. Либерти запретила ему обсуждать ее мать. То, что он тогда сказал ей, все еще причиняло боль.

Время от времени девушка сама готовила Картеру ужин в своей уютной квартире, а иногда и он приглашал ее в свои роскошные апартаменты. Либерти подружилась с сестрой Картера. Однажды Дженифер попросила ее помочь ей в выборе квартиры, и Либерти с радостью согласилась.

— Не хочу просить братца, — наморщив носик, заявила Джен, — у него ужасный вкус. Любит, чтобы комнаты были совершенно пустые. Наподобие стерильного офиса.

— Ты преувеличиваешь, — запротестовал Картер, — и вообще, даже если ты найдешь что-нибудь подходящее, я попрошу Питера оценить твой выбор. Так мне будет спокойнее.

— Это старый друг братика, работает страховым оценщиком, — объяснила Джен, она всегда выручала ее в такие щекотливые моменты, — у Картера повсюду свои люди.

— Я просто люблю быть в курсе дела, — ответил мужчина, нежно погладив сестру по голове.

На следующий день девушки поехали смотреть двухкомнатную квартиру на улице Нейтсбридж. Она находилась на первом этаже… Вид из окон был просто потрясающим. Здание хорошо охранялось, однако девушки собирались рассмотреть и другие варианты.

После того, как Дженифер сказала торговому агенту, что завтра утром сообщит ему о своем решении, она предложила Либерти перекусить в небольшом бистро. Девушки сделали заказ.

— Он просто с ума по тебе сходит, — заговорщицки прошептала Джен. — Ну ты ведь и сама заметила, да? Точно тебе говорю. Никогда прежде не видела его таким.

Либерти знала, что сестра Картера очень откровенна, но все-таки ей стало не по себе.

— Мне тоже он очень нравится, — улыбнувшись, ответила она, надеясь, что это удовлетворит любопытство Джен. Но это было лишь начало.

— Послушай, тебе могут нравиться фильм, книга, шоколадка, — возмутилась Джен, — на худой конец, я могу тебе нравиться. — Сейчас Либерти была в этом не совсем уверена. — Но тебе не может просто нравиться такой мужчина, как Картер. Это, — она замолчала, подбирая нужное слово, — это слишком слабо сказано. Он относится к тому виду парней, которых либо обожаешь, либо ненавидишь.

Либерти отпила немного воды из своего стакана. Сегодня днем у нее была назначена серьезная встреча, поэтому она не стала заказывать вино, как Дженифер.

— Я встречаюсь с ним, следовательно, ненависти к нему не испытываю, — холодно произнесла она. Ей совсем не хотелось откровенничать.

— Ну, не злись на меня, — умоляюще попросила Джен, взяв Либби за руку, — я сказала это для твоего же блага. Если ты испытываешь к нему нечто особенное, то, ради всего святого, дай ему знать. Вот и все. Учись на моих ошибках.

— На твоих ошибках? — осторожно спросила Либерти.

— Я имею в виду Адама, — Дженифер откинулась на спинку стула, — мне всегда казалось, что мы будем вместе. Я была совсем маленькой и знала, что он любит меня. Потом я уехала учиться, а он даже ни разу не навестил меня, не написал ни одного письма. В общем, он игнорировал меня.

— Но он хотел открыть свое дело и для этого работал день и ночь. — Либерти точно знала, что это правда, Картер рассказывал ей об этом.

Дженифер кивнула.

— Я не относилась к этому серьезно. Теперь-то я все понимаю, но тогда была совсем девчонкой… Господи! В любом случае, я решила заставить его ревновать и таким образом напомнить ему о своем существовании.

— И это не сработало? — спросила Либерти, наперед зная ответ.

Девушка тяжело вздохнула.

— Он начал гулять со всякими дешевками, запил. Все это так ужасно. Он не хотел ничего слышать обо мне.

— Он сильно переживал.

— Даже в день свадьбы я думала о нем. Но вышла замуж совсем за другого, за того, кого совсем не любила. Вот и все. Конец истории, — она грустно взглянула на Либерти, — если бы я тогда сказала Адаму о своих чувствах, все могло быть по-другому. Но уже поздно что-то менять. И я не хочу, чтобы с вами произошло что-либо подобное. Я переживаю за брата, понимаешь?

— Естественно, я понимаю тебя. Это твой брат. Я обязательно запомню твою историю, обещаю.

— Ты будешь на вечеринке у наших родителей? Адам появится там с очередной моделью, и мне хотелось бы, чтобы ты меня поддержала. Я никогда не говорила об этом с Картером, ведь Адам его лучший друг, но думаю, он что-то подозревает.

— Я ничего не знаю об этом.

— Но ты поедешь?

Либерти кивнула. Ей совсем не хотелось там появляться, но глупо было бы говорить об этом Джен. В последний момент она, скорее всего, сошлется на то, что у нее срочная работа, и никуда не поедет. Вечеринка будет продолжаться всю ночь, и родители Картера уже заказали им комнаты в отеле. Но знакомство с ними почему-то пугало ее. Она не стремилась увидеть его в качестве послушного сына.

Вернувшись на работу, Либерти устало села за свой стол. Разговор сильно утомил ее, и теперь ей хотелось побыть в тишине и подумать о Картере.

Неужели у него нет недостатков? Если бы он попробовал затащить ее в постель, она сразу же прекратила бы все отношения с ним. Если бы они ссорились, ей было бы проще выкинуть его из головы. Но все было просто великолепно, он самый лучший мужчина на земле. Самый, самый!

12
{"b":"141063","o":1}