ЛитМир - Электронная Библиотека

На его лице мелькнула улыбка.

— В наше время редко такое услышишь.

Либерти не могла не согласиться. По работе ей приходилось почти каждый день сталкиваться с несправедливостью. Но почему он не доверяет ей? Будет лучше, если они встретятся где-нибудь с глазу на глаз и все обсудят.

«Как я могла забыть страховку? Хотя сегодня утром я очень торопилась, поскольку проспала. Всю ночь у меня болела голова, и я выпила снотворное. Боясь опоздать, я бросила в новую сумку только ключи, кошелек, телефон и помаду. Глупая, глупая, какая же я глупая».

— Как вас зовут?

Незнакомец протянул ей свою руку.

— Либерти Фокс, — прошептала она, почувствовав тепло его пальцев, с ней происходило что-то необычное.

— Я оставлю вам свою визитку. — Из внутреннего кармана своего добротного, ладно сидящего пальто мужчина достал маленькую карточку. — Почему бы вам не позвонить мне позднее, когда у нас обоих будет больше времени?

— Но… — неуверенно произнесла она, не зная, как себя вести.

— Что такое?

— Разве вы не запишете мой телефон, адрес, номер машины? Хоть что-нибудь?

Незнакомец улыбнулся.

— Вы ведь уже предупредили меня, что готовы нести ответственность за аварию, не так ли?

— Но вы меня совсем не знаете. Вдруг я обманываю вас?

— Не думаю, — ответил он.

«А она недурна собой. Пухлые губы, блестящие карие глаза, стильная прическа, модный костюм — истинная женщина. Интересно, сколько ей лет? — Мужчина с интересом разглядывал Либерти. — Какая у нее нежная шелковистая кожа, так и хочется прикоснуться к ней».

Картер с удивлением обнаружил, что это его возбудило. Уже давно он не испытывал ничего подобного ни к одной женщине. Ему стало неловко. Он привык контролировать себя во всем. Ему тридцать шесть лет, и он полагал, что уже далек от диких страстей.

— Что ж, проверим, оправдаете ли вы мое доверие. Если вы не позвоните, это послужит мне хорошим уроком. А сейчас я должен идти. Хорошо?

Он смутил ее своей уверенной улыбкой. Либерти недолюбливала таких самоуверенных людей. С чего это он решил, что она обязательно позвонит. Такой мужчина наверняка привык, что все пляшут под его дудку. Один или даже два мужа ее матери были именно такими. Слава богу, ее отец был совсем другим.

— Что ж, тогда решено, — он посмотрел на нее так, как будто они были уже знакомы сто лет. — До свидания, мисс Фокс.

Мисс Фокс? Как это он узнал, что она не замужем? Наверное, заметил отсутствие обручального кольца.

— До свидания, — произнесла Либерти и добавила уже ему вдогонку: — Спасибо за то, что были так терпеливы!

— Мистер Терпение — мое второе имя! — И хотя он не обернулся, девушка догадалась по его голосу, что он улыбается.

«Я всегда была игрушкой для мужчин», — раздраженно подумала Либерти, но уже через какое-то время ей стало совестно. Любой другой на его месте поступил бы иначе. Ей крупно повезло.

Тогда почему у нее в душе остался неприятный осадок? Либерти удобно расположилась в водительском кресле, закрыла глаза и задумалась. Все это так на нее не похоже. Единственное, что ее успокаивало, это то, что такое могло случиться с каждым. Конечно, кроме ее матери.

Внезапно зазвонил ее телефон. Прежде, чем ответить, Либерти посмотрела на определившийся номер. Папа. Сейчас это был единственный человек, с кем она хотела бы говорить. Отец всегда был для нее опорой и верным другом.

Он в одиночку воспитывал ее, заменяя трехлетней девочке маму, когда Миранда покинула их ради своего богатого финансиста. И всегда был рядом, когда она в этом нуждалась.

— Папа? — она старалась не разрыдаться.

— Привет, пампушечка! — его голос был таким родным и нежным. — Не хочешь поужинать сегодня вечером в обществе пожилого мужчины?

— Сегодня? — Странно, обычно они встречались по воскресеньям у него дома за ланчем, приготовленным горничной миссис Харрис. Это была великолепная добрая женщина, которая всегда относилась к Либерти как к родной. Но сегодня среда. — С удовольствием, — ответила она после короткой паузы, — правда, я только что попала в легкую аварию, поэтому будет лучше, если ты заберешь меня.

— Ты в порядке? — спросил он обеспокоенно.

— Да, — Либерти чуть не разрыдалась, — все нормально. Это я виновата. Забыла посмотреть в зеркало, и бедный парень сделал все возможное, чтобы не врезаться в меня. Я была у мамы.

— Ах так, — отцу не надо было объяснять, как влияет Миранда на людей.

— Во сколько ты хочешь встретиться? — она старалась произнести это как можно бодрее.

Он помедлил.

— Вообще-то я планировал поужинать не дома, хочу кое с кем тебя познакомить.

Либерти была удивлена. Ей показалось, что отец волнуется.

— С кем? — осторожно спросила она.

— Со старым другом. Нет, это действительно хороший друг, — отец ненадолго замолчал. — Я не знаю, помнишь ли ты Джоан Эндрюс. Она проходила у нас практику, когда тебе было семь или восемь лет.

— Ну да, конечно. — Эта маленькая, краснощекая, улыбчивая женщина была у них нянькой. Кажется, она вместе с мужем эмигрировала в Новую Зеландию или Австралию. — По-моему, она теперь живет заграницей?

— Жила. Точнее, они жили. Джоан и ее муж. Дело в том, что…

Либерти почувствовала, что отец сильно нервничает. Он еще раз повторил «дело в том, что…», но никак не мог закончить фразу.

После долгих расспросов отец рассказал ей наконец, что Джоан вынуждена была уехать из Англии, потому что ее муж был алкоголиком. У его брата была собственная ферма, и он предложил им пожить у него. Она надеялась, что там он перестанет пить.

— Помогло? — Либерти не понимала, зачем папа говорит ей все это.

— Ненадолго, потом он стал пить все больше и больше. Джоан была рядом с ним все время, но теперь он умер.

— И что? — девушка ждала продолжения.

— Мы любим друг друга уже много лет. Понимаю, в это тяжело поверить. Раньше у нее был муж, и она была верной женой, но теперь, когда все позади, я…

— Пап, я не против.

— Только не думай, что я забуду о тебе. Джоан обожает тебя. У нее нет своих детей. Сразу после свадьбы они с мужем попали в аварию. Именно поэтому он и начал пить.

Либерти не знала, что сказать. Она всегда была единственным ребенком и привыкла к этому.

— Когда ты ее видел? — спросила она.

— Два дня назад. Она была у хирурга. Ее муж умер три месяца назад, и ей пришлось самой приводить все дела в порядок. Но теперь она здесь, в Англии. У Джоан в Лондоне осталось много друзей. Как только мы увидели друг друга, то сразу почувствовали, что должны быть вместе.

Либерти не могла в это поверить. Все это время отец скрывал от нее свою любовь. Хотя это многое объясняет. Он ведь довольно-таки симпатичный, работает врачом и мог бы уже давно начать с кем-нибудь встречаться. Теперь она знает, почему он был одинок. Джоан Эндрюс. Эта женщина завладела его сердцем.

— Рада за тебя, папочка, — сказала она, несмотря на то, что ей стало немного грустно. Теперь она не единственная женщина в его жизни.

— Ты ведь приедешь сегодня, правда?

— Конечно, да. Я люблю тебя, пока. — Она постаралась произнести это радостно.

— Вот и замечательно. Я уже предупредил Джоан. Она очень переживает.

— Папа, тебе давно пора было найти женщину, которая разделит с тобой жизнь.

— Спасибо, пампушечка. В восемь часов встречаемся в «Фонексе».

— «Фонекс»? — Это один из самых дорогих и роскошных ночных клубов Лондона. Либерти была там только один раз. Пригласивший ее мужчина, видно, на многое рассчитывал и любезно предложил оплатить ее счет. Но когда она отказалась поехать к нему, он оскорбился и заплатил только за себя. — Что, намечается грандиозная пирушка? — развеселилась девушка.

— Будь уверена! И еще раз спасибо, дочка.

Какой-то сумасшедший день. Она снова задумалась, но не об отце и Джоан. Ее мысли были заняты высоким представительным незнакомцем. Теперь она знала, чего хочет: позвонить Картеру Блейку.

2
{"b":"141063","o":1}