ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я не могу. Я не создана для этого.

— К черту все! — в гневе закричал он. — Ты совсем ничего не понимаешь. Я тебя знаю лучше, чем ты сама.

— Нет, — Либерти тряхнула головой, — мы знаем друг друга всего пять минут.

— Достаточно для того, чтобы заняться сексом, не так ли? — язвительно спросил Картер. — Скажи, в прошлом ты многим предлагала то же самое? Скажи, раньше ты думала когда-нибудь, что сама будешь просить у парня любви?

Либерти молчала.

— Тебе нечего сказать, потому что я прав. Ты знаешь меня, Либби, знаешь, потому что я — твоя половинка. Твое тело чувствует это, но ты все еще сопротивляешься.

— Моя мать использовала секс как оружие, — тихо произнесла она. — Она всегда так делала. Она разбивала сердца, рушила семьи. Стоило ей только поманить пальцем, как тут же появлялся очередной любовник. Я не хочу, чтобы со мной случилось такое же.

— Ты не хочешь быть, как твоя мать, или боишься, что кто-то, как она, сможет разрушить твою семью? — стараясь понять, спросил ее Картер.

— И то и другое. Боже, я не знаю, — девушка не могла объяснить ему, что никогда не сможет дать ему то, чего он хочет.

— Твоя мать сама испортила свою жизнь, так не давай же ей испортить твою! Она убедила тебя в том, что мужчины хотят от тебя только секса. Теперь ты не доверяешь им, но, главное, ты не доверяешь себе.

Либерти не стала отрицать: он абсолютно прав.

— И как же твой отец с этим справился? — резко спросил Картер. — Ты мне сама говорила, что он ждал Джоан несколько лет, ведь он не секса от нее хотел, правда?

Ее отец не такой, как все. Либерти спряталась под одеяло. Она знала, что не посмеет произнести это вслух.

Но Картер понял ее без слов.

— Хорошо, отец есть отец, — произнес он, — возможно, это не самый лучший пример. Но что ты скажешь про моего папу? Вы недавно познакомились, но я уверен, что ты сразу поняла: он любит Мери больше жизни. И поверь мне, так было всегда, более того, так будет и дальше.

Но она не мисс Блейк. Если мать Картера смогла сохранить нежные отношения в семье, это еще не значит, что и она сможет.

— Так к чему же мы пришли, Либерти? — спросил ее Картер. — Я буду полным дураком, если не смогу убедить тебя в серьезности своих намерений. Глупо, любя друг друга, встречаться как подростки. И дело даже не в том, что это не для тебя. Я себя уважать перестану, понимаешь?

Либерти заплакала.

— Я не знаю.

— Ты хочешь, чтобы мы расстались?

— Нет.

— Но что же тогда нам делать? Какие твои условия? Если я хочу продолжать отношения с тобой, то я не должен надеяться, что в скором будущем мы поженимся и у нас будут дети, так, что ли? — Все это он уже давно понял, но специально произнес вслух, чтобы она осознала, как это глупо звучит.

Девушка закрыла глаза и начала думать. Но мысли постоянно сбивались, она никак не могла сосредоточиться. Раньше она точно знала, чего хочет. А теперь ею управляют эмоции.

Она любит его. Она любит его сильнее, чем можно представить. Но она не может лгать или обещать ему, что когда-нибудь выйдет за него замуж.

Она боится потерять его, боится, что все пойдет не так, боится, что он попросит от нее слишком многого, боится, что его любовь быстро пройдет — и так далее и тому подобное. Но больше всего она боится того, что он уговорит ее забыть все на свете, и, тем самым, она станет полностью принадлежать ему.

— Я… я предлагаю тебе быть вместе, пока нам это нравится, — быстро произнесла она, — я, как и ты, не хочу легкой интрижки.

— То есть мы будем вместе. Конечно, до тех пор, пока мы этого хотим. А если, — спросил, ухмыляясь, Картер, — мы не захотим расставаться? Если мы захотим всегда быть вместе? Что, если нам захочется семейной жизни, деток и всего прочего?

Господи, она устала с ним спорить.

— Я не знаю, — ответила Либерти, — разве ты не видишь, что я не знаю?

В комнате воцарилась тишина.

— Иди спать, Либби, уже слишком поздно, — наконец сказал он.

Иди спать? Да он совсем с ума сошел!

— Боюсь, я не смогу заснуть, — усмехнувшись, произнесла девушка.

— Постарайся.

Картер лег в кровать и замолчал. Либерти обняла подушку. Ей хотелось кричать, плакать. Разбить что-нибудь, но уж точно не спать. Как можно забыть обо всем, что они сегодня друг другу наговорили? Спать! Нет, все-таки мужчины — непонятный народ.

Несколько минут девушка ворочалась в кровати, а затем прислушалась. Не может быть, чтобы он спал. С его кровати доносилось тихое по-сапывание. Но как же так?

По щекам Либерти потекли соленые слезы. Почему все так плохо?

Прошло еще десять минут. Девушка никак не могла заснуть. Она встала с кровати и пошла выключить лампу, которая все еще горела в углу комнаты. Затем попила воды и снова вернулась в постель. Оттуда она наблюдала за Картером. Он лежал на животе, обнимая подушку. Его лицо было повернуто к ней. Волосы топорщились в разные стороны. На секунду Либерти представила его мальчиком. Наверное, он был очень хорошеньким.

Девушка снова взглянула на него. Неожиданно она решила подойти к нему. Медленно, на цыпочках она подкралась к его кровати и села на корточки.

Она всмотрелась в лицо Картера. Лицо настоящего мужчины, подумала Либерти, сразу можно сказать, что человек многое пережил.

Девушка напряженно сдвинула брови. Как же так получилось? Когда он успел стать таким незаменимым? Когда она впервые увидела его, то пыталась убедить себя, что это всего лишь физическое влечение, не более того. Но теперь он занял определенное место в ее жизни. Но самое главное, что он полностью завладел ее сердцем. Он сказал, что любит ее, что хочет жениться. Она должна прыгать от счастья, вместо того чтобы сидеть здесь и страдать. Так в чем же дело?

Вдруг мужчина шевельнулся. Девушка испуганно сжалась. Сейчас он откроет глаза и увидит ее. Господи, что он подумает? Но Картер продолжал спать.

Она не сможет жить без него. Либерти быстро взглянула на Картера и поцеловала. Потом так же бесшумно, как и пришла, вернулась на свою кровать. Но что, если они не смогут жить друг с другом? Что делать тогда?

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Либерти проснулась от яркого солнышка, которое осветило своими лучами всю комнату. Она открыла глаза и зажмурилась. Перед ней стоял Картер.

— Доброе утро. — Он нежно поцеловал ее в щечку. — Завтрак уже готов.

— Картер…

— Да, — мужчина демонстративно посмотрел на свои золотые часы, — вообще-то уже одиннадцать часов, а мы заказывали комнаты только до двенадцати. Я подумал, может, ты захочешь позавтракать в постели. Ты голодна? — Все это он произнес так спокойно, как будто такое происходит с ним каждый день.

Либерти изящно потянулась, приняв соблазнительную позу, а затем начала разглядывать его. Картер был уже одет и побрит.

— А где твой завтрак? — спросила она, увидев на подносе одну чашку. — Ты что-нибудь ел?

— Я завтракал с Джен и Адамом приблизительно час назад. Они уже уехали, — добавил он, — но просили поцеловать тебя. А Джен еще сказала, что надеется увидеть тебя на следующей неделе.

— Но я… — Девушка быстро взглянула на дверь, а потом снова на него. Адам, наверное, приходил, чтобы забрать свои вещи. А значит, он видел ее, спящую в его кровати. — Ты должен был меня разбудить! Что подумает обо мне Адам?

— Да ничего, ты ведь была в его кровати, а не в моей, — ухмыльнувшись, произнес он.

— Ты понимаешь, что я имею в виду. — Либерти сердито посмотрела на него.

— Ты прекрасно смотрелась под одеялом, — Картер улыбнулся, — единственное, что он мог увидеть, — это кончик носа и облако волос.

— Боже, они, наверное, обиделись за то, что я не попрощалась с ними.

— Им тоже надо бы подучить правила хорошего тона, — сухо отреагировал Картер, — особенно Адаму. Надо же было завалиться в твою постель. В любом случае, кого волнует, что они о нас подумают?

Либерти пожала плечами. Вдруг она заметила, что он разглядывает ее.

21
{"b":"141063","o":1}