ЛитМир - Электронная Библиотека

Она вскоре вернулась, неся пластмассовый тазик с водой. Пара полотенец висела у нее на плече, а из кармана джинсов выглядывала бутылочка с жидким мылом. Просто и удобно.

Джесси застегнула только одну пуговицу.

Она опустила тазик на пол и, выпрямившись, поставила бутылочку с мылом на ночной столик.

— Ты не мог бы встать на минутку, чтобы я могла положить одно полотенце под тебя?

Брок потянулся за костылями, но она преградила ему путь, наклонившись, чтобы убрать тазик у него из-под ног. Снова выпрямившись, она заметила это и протянула ему один из костылей, а он не хотел обнаруживать свою слабость, попросив о втором, поэтому всем телом оперся на один костыль и пошатнулся. Джесси взяла его под левый локоть и за правое плечо, чтобы он сохранил равновесие.

— Все в порядке, спасибо, — сказал он.

Она быстро постелила полотенце на простыню и посоветовала ему снять брюки прежде, чем он сядет. Поскольку под ними у него были надеты трусы, Брок согласился.

Потом он сел на край кровати и стянул с себя футболку. Увидев, что Джесси брызгает мылом на губку, он едва сдержался, чтобы не взорваться. Почему она не понимает, что ему необходимо остаться одному?

— Джесси, — процедил он сквозь зубы, — с этого момента я справлюсь сам.

Она повернулась к нему с губкой в руке и вздохнула.

— Позволь мне хотя бы заняться твоей спиной и ногами. Ты не сможешь дотянуться ни до того, ни до другого.

Стараясь сдержаться, он потер виски. Плохо то, что она права. Он мысленно прикинул, что сильнее, желание стать чистым или боязнь ее прикосновений.

Чистота перевесила.

— Хорошо, — уступил он.

Джесси опустилась перед ним на колени и начала мыть ему ноги.

Господи, как приятно было чувствовать теплую воду и мыло, мягкое прикосновение губки к коже, мучительно-сладкие ощущения от ее прикосновений. Джесси работала усердно. Ее пальцы были сильными и одновременно нежными, особенно когда она прикасалась к сломанной ноге.

Роскошные волосы, завязанные в длинный хвост, падали ей на плечо каскадом рыжих кудрей. Когда она наклонялась вперед, ее полурасстегнутая рубашка распахивалась, позволяя Броку увидеть во всей красе лифчик и его содержимое.

— О! — простонал он и откинулся назад, опираясь на руки и отводя взгляд, чтобы не поддаться искушению.

Он уже и не пытался скрыть свое возбуждение. Джесси сама виновата, раз настояла на том, чтобы оказать ему такую интимную помощь.

— Прошу прощения. — Ее пальцы замерли, взгляд карих глаз, сравнимый по силе воздействия с порцией виски, устремился на его лицо. — Я сделала тебе больно?

— Нет. Мне приятно.

Джесси густо покраснела, когда ее взгляд упал вниз. Смущенно улыбнувшись, она снова переключила внимание на тазике водой.

Он откашлялся.

— Послушай, я знаю, что был невыносим весь день.

Джесси подняла на него глаза. По ее дрогнувшим губам и поднятой брови было ясно, что она согласна с такой самооценкой.

— На самом деле я благодарен за все, что ты сделала.

— Я рада, что могу сделать что-то для тебя.

Поднявшись с колен, Джесси жестом велела ему пригнуться, чтобы она смогла достать до его спины. Он наклонился вперед, и она поставила колено на кровать рядом с его бедром.

Он нахмурился. Ему показалось, что в ответе он уловил намек на испытываемое ею чувство долга.

Она, конечно, считала, что обязана ему, но это глупость. Она сделала для него неизмеримо больше за прошедшие полтора года, чем он смог сделать для нее: открыла ему душу, подарила свою дочку. Собственно, подарила ему дом.

Ее аромат кружил ему голову, мешая думать. Легкий запах ванили, смешанный с запахом женщины. О, как это приятно!

Губка скользила по его спине от затылка к талии, потом обратно. Это был чувственный массаж, который мог свести с ума.

— Брок, — произнесла Джесси каким-то новым, серьезным тоном, — почему ты мне не сказал, что тебя могло раздавить?

Немедленно его расслабленные плечи напряглись. Он покачал головой.

— Да тут нечего было рассказывать.

— Нечего?!

— Это ты в связи с той небольшой сценой, которую устроила Эмили? — Броку не хотелось говорить на такую тему. — Забудь. Это не имеет отношения к нам.

Губка замерла в воздухе. Джесси застыла.

— Брак не исключает правды. Меня волнует то, что происходит с тобой.

Он бросил на нее взгляд через плечо.

— Ты знаешь все, что тебе положено знать.

Обида захлестнула ее. Отойдя от кровати, она бросила губку в тазик с водой.

— Позови меня, когда закончишь. — Джесси была близка к срыву. Чтобы справиться с собой; она вздернула подбородок, расправила плечи и гордой поступью направилась к двери. — Я приду, чтобы все убрать.

Взявшись за ручку двери, она помедлила и, оглянувшись, посмотрела на него.

— Я знаю, что наши отношения не такие, как у Эмили с Джейком, но думала, что мы — друзья. Мне казалось естественным беспокоиться о том, жив ты или нет. К сожалению, я поняла, что ошибалась.

Глава девятая

Джесси тихонечко напевала колыбельную песенку, укладывая Элли в кроватку. Малышка обычно спала всю ночь, не просыпаясь, но с тех пор, как неделю назад приехал Брок, ее режим нарушился.

По утрам за Элли присматривала дочка их соседей, Эрика. Она училась в предпоследнем классе школы и не прочь была немного подработать в каникулы. Ей нравилось работать в утренние часы, потому что, как она говорила, ее друзья все равно до полудня раскачивались.

Джесси оставила работу в детском саду, как только услышала о несчастном случае, происшедшим с Броком, чтобы иметь возможность ухаживать за ним. Когда Эрика начала помогать ей присматривать за ребенком, Джесси настроилась воспользоваться свободным временем, чтобы закончить двухлетние курсы по дошкольному воспитанию.

Вместо этого она теперь по утрам возила Брока на медосмотры, а занималась по ночам. Сегодня ночью, едва она успела выключить свет, как Элли начала ворочаться.

Джесси надеялась, что завтра, а вернее уже сегодня утром, врачи скажут, что можно отменить ежедневные медосмотры. Налицо был явный прогресс. Температура за неделю прошла, и его силы прибавлялись с каждым днем.

Зато Элли стала капризничать, ей недоставало тепла и ласки материнских рук. Продолжая мурлыкать песенку, Джесси осторожно уложила ее и какое-то время постояла у кроватки, чтобы убедиться, что та крепко спит.

Оставив дверь приоткрытой, Джесси направилась в гостиную, к своему временному ложу на кушетке. Когда она переоборудовала вторую спальню в детскую, то решила вынести кровать и приготовить гири и спортивные снаряды для Брока.

Укрывшись простыней, Джесси свернулась клубочком, довольная своим решением. Вчера Брок говорил о том, что хочет привести себя в форму.

Прошедшая неделя далась ей нелегко. Брок доводил ее до сумасшествия: был то раздражительным, то отстраненным, и постоянно сексуально агрессивным.

После его резкой отповеди в ту первую ночь она держалась с ним холодно, хотя ей это было непросто. Он обидел ее, но она тянулась к нему. Каждый день в течение почти полутора лет она делилась с ним своими мыслями. Было трудно отказаться от этого.

А еще труднее не реагировать на его холодную мужественность, волевой характер, стальные мышцы. Ей хотелось прикоснуться к нему, быть с ним подольше. Хотелось всего того, чего не могло быть.

И он просто обожал Элли. Каким бы раздраженным Брок ни был, он всегда относился к малышке с большой нежностью и заботой. Только за это Джесси могла ему многое простить.

Какой-то звук привлек ее внимание. Она села, прислушиваясь, не Элли ли это — и разглядела смотрящего на нее из темноты Брока.

Опираясь на костыли, он наклонился вперед, чтобы сесть на край кушетки, и, протянув руку, провел пальцем по ее выбившемуся локону.

— Почему ты спишь на кушетке?

Джесси отстранилась. То, что она скучала по его обществу, еще не означало, что она так легко сдастся.

15
{"b":"141301","o":1}