ЛитМир - Электронная Библиотека

Песах Амнуэль

По делам его…

Пикник удался на славу.

На поляне разбили бивак, он же лагерь, он же просто куча всяких предметов, предназначенных для того, чтобы разложить, растопить, приготовить, поджарить, и главное – съесть приготовленное и выпить принесенное. От столицы было, если верить дорожному указателю, всего тридцать два километра, хотя спидометр намекал, что все пятьдесят.

Володя не хотел забираться так далеко, но после окружной за ними увязался кортеж в виде двух ревнителей правил дорожного движения. Выяснение отношений, которое пыталась было устроить Маша, Володина жена, обошлись в две десятидолларовых купюры, которые Витя Веденеев аккуратно вложил в свой паспорт.

После того, как стражи дорог отпустили их с миром, Даня Вязников, сидевший рядом с Витей, заметил, что можно было обойтись и одной бумажкой. На что Лена, Витина подруга, обиженная тем, что между ней и Витькой на заднее сидение втиснулся Даня, сказала, что если бы не отвлекали водителя пустыми разговорами, то не пришлось бы отмазываться. Заспорили о том, сколько надо было отстегнуть, и проехали развилку. Возвращаться Маша сочла плохой приметой. Поехали вперед и не пожалели. Поляна на тридцать третьем километре оказалась райским местом и главное – абсолютно незатоптанным.

– Господи! – воскликнула Маша, потянувшись. – Уезжать совсем не хочется!

– Нет проблем, – с готовностью согласился муж. – Вон под той березой поставим тебе шалаш, я буду после работы привозить продукты…

– А ты и рад от меня избавиться! – нахмурилась Маша.

Володя не ответил, зная, что любая его неосторожная реплика легко перерастет в семейного сцену на потеху друзьям, безнадежно испортив финал пикника. Он поднял пластиковый мешок с остатками еды, грязными салфетками и одноразовой посудой и поволок к машине.

– Ты что, – крикнула вслед Маша, – собираешься это волочь домой? Мало мне твоего мусора?

– Красивое место, жалко поганить, – буркнул Володя, не оборачиваясь. – Выбросим по дороге.

Открыв багажник, он стал впихивать мешок в свободное место между канистрами и картонным ящиком с пустыми бутылками. Маша, искавшая повод для ссоры, следила за действиями Володи с таким вниманием, будто в мешке на самом деле было мертвое расчлененное тело, от которого нужно было избавиться на ближайшей помойке. Витя валялся траве и благодушно пускал кольца дыма, Даня сосредоточенно догрызал последний кусок шашлыка, внимание же Лены привлекла бабочка-махаон, зависшая над большим желтым цветком, одиноко торчавшим из густой травы на самом краю поляны. Лена обожала бездумно созерцать любую, казалось, совершенно никчемную вещь, будь то соседские окна дома напротив, облака, троллейбусные провода или бабочка с красивой черной каймой на крыльях…

Дикий Машин визг распорол тишину на поляне. Лена подняла голову и увидела последнюю сцену кошмара: тело Володи было объято пламенем, огонь метнулся на лежавшие в багажнике предметы, вспыхнула пластмасса, а потом «девятка» взорвалась с такой неестественной силой, будто все происходило не в реальности, а в кино.

Много часов спустя следователь Ромашин, которому поручили вести это дело, сказал, что всем четверым, кроме, конечно, Володи, повезло: разлетевшиеся части машины никого не зацепили, а могло ведь сильно поранить и даже убить, потому что отдельные детали и осколки обнаруживали на расстоянии до пятидесяти метров от места взрыва.

Когда прошел шок, продолжавшийся не так уж и долго, Виктор с Даниилом бросились, как они уверяли впоследствии, спасать Владимира, а на самом деле без толку метались вокруг пылавшего остова машины, задыхаясь от ядовитой вони горевшей резины, пластмассы и краски. Гасить пламя было нечем, а приблизиться к телу нельзя было из-за невыносимого жара.

Первой у тела Володи оказалась все-таки Маша. Когда мужчины сообразили, что надо ей помочь, она уже успела оттащить тело мужа на расстояние двух десятков метров от догоравшей машины и лишь после этого упала в обморок.

Тут подоспела и Лена – как раз вовремя, чтобы позаботиться о Маше. Володе заботы были уже ни к чему – лицо его стало черной маской, от которой отслаивалась сожженная кожа, такими же были и кисти рук, но одежда удивительным образом оказалась почти не тронута пламенем – будто на сгоревший труп напялили брюки с рубашкой.

Дорога не видна была за деревьями, и когда Виктор немного пришел в себя, то обнаружил, что трубка мобильника не работает, и выбежал на шоссе, чтобы позвать на помощь.

Четверть часа спустя водитель проезжавшего мимо КАМАЗа Алексей Щуплов, проходивший затем по этому делу свидетелем, позвонил из ближайшего поселка Вырубово в милицию и скорую помощь. Патрульная машина и два мотоциклиста, по иронии судьбы – те самые, встреча с которыми обошлась в двадцать баксов, оказались на месте довольно быстро. Сотрудники ГИБДД, выйдя на злосчастную поляну, застали следующую картину, скупо отраженную затем в протоколе: остов сгоревшего автомобиля, труп гражданина Митрохина Владимира Сергеевича, и спутников погибшего: Митрохину Марию Константиновну (жену покойного), Криницкую Елену Дмитриевну, Веденеева Виктора Михайловича и Вязникова Даниила Сергеевича – в состоянии, исключавшем непосредственное производство дознавательных действий. Зафиксировали также разбросанные по всей поляне детали, осколки, куски пластика и прочие предметы, отброшенные в результате действия взрывной волны.

Труповозка увезла тело Володи в морг, а на приехавшей с опозданием на час «скорой» Машу отправили в больницу, где поместили в палату терапевтического отделения.

Что до остальных участников трагического пикника, то их доставили в отделение милиции поселка Вырубово, где сняли первые показания.

По горячим следам удалось лишь выяснить, что ничего, пригодного к самопроизвольному или умышленному подрыву, в багажнике автомобиля не было. Ко всему еще в тот миг, когда произошла трагедия, костер был уже погашен, угли залиты остатками воды и никакой опасности ни для людей, ни для окружающей среды не представляли. Все это было подтверждено экспертизой, и потому в правдивости показаний свидетелей у следователя Антона Ромашина не возникло сомнений.

Отпустив свидетелей-потерпевших, следователь отправился в морг и долго разглядывал сгоревшую плоть Владимира Сергеевича Митрохина, отгоняя подступавшую дурноту. Выйдя из холодильной комнаты, Ромашин осмотрел одежду и другие вещи покойного, после чего изъял их, оставив соответствующую расписку. Брюки, рубашка и носки оказались относительно целы, если принять во внимание, какие катастрофические изменения претерпело тело несчастного В.С.Митрохина.

В тот вечер у Ромашина были другие неотложные дела, а потому, доставив пакет с вещами в свой кабинет, он поехал домой и на время забыл об этой трагедии. И не такое случалось…

* * *

Утром в понедельник Ромашин первым делом достал из сейфа пакет с одеждой погибшего Митрохина и отправился в лабораторию судебно-медицинской экспертизы. Рассказав о вчерашнем происшествии, он передал своему приятелю, эксперту-криминалисту Илье Репину пакет и попросил глянуть по-быстрому, а то скоро придут свидетели, а ему надо разобраться, не было все это хитро подстроенным убийством.

– А что, машина тоже сгорела? – спросил Илья минут через двадцать, в течение которых он внимательно разглядывал и прощупывал ткань, а также изучал перочинный ножик, обнаруженный следователем в кармане брюк.

– Сперва машина вроде загорелась, потом бензобак пыхнул, ну а там, сам понимаешь… – сообщил Ромашин. – Ну, давай, пиши заключение.

– Не так быстро, – сказал Репин. – Мне еще не все ясно. Возможно использован легковоспламеняемый материал с большой теплотворной способностью. Если кожа обуглилась, а одежда не успела, то жар, несомненно, шел изнутри и очень быстро прекратился.

– Этот жмурик что, изнутри горел? – недоверчиво спросил Ромашин. – Что за бред!

– Не совсем бред, – задумчиво произнес Репин. – Я читал о случаях самовозгорания людей…

1
{"b":"1414","o":1}