ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Массовые психозы. «В страхе больше зла, чем в том, чего боятся»
«Застенчивый» спасатель
Парижские сестры
Не судите. Истории о медицинской этике и врачебной мудрости
Какая чушь. Как 12 книг по психологии сначала разрушили мою жизнь, а потом собрали ее заново
Сознание. Все тайны разума – от растений до искусственного интеллекта
Лука, или Темное бессмертие
Варвар 2. Исступление
Прошлая настоящая жизнь

— Это не ваше дело. — Она отодвинулась от нахала.

Его синие глаза блеснули в проплывающем луче уличного фонаря.

— Я все равно узнаю.

Она молча взглянула на него с презрением, за которым обычно прятала свой страх и неуверенность.

— Конечно, выбор у вас невелик, не так ли? Уже пошел слух, что тот, кто протянет Джейн Шервуд руку помощи, рискует оказаться в той же трясине.

Она пожала плечами с ничего не выражающим лицом, словно ей было все равно.

— Поступайте, как вам нравится.

Он так резко наклонился вперед, что едва не расплескал виски.

— Вы расстроили мою свадьбу, так и не объяснив, почему, — хрипло сказал он. — Мне хотелось бы услышать хотя бы извинения.

Она упорно молчала, и он снова откинулся на спинку сиденья.

— Но вы, разумеется, ни о чем не сожалеете, верно? Да и с какой стати? Ведь все сошло вам с рук.

— Я не жалею о том, что сделала, — храбро заявила она. — Конечно, это можно было сделать и по-другому. Эва была моей подругой; я знала, что вы ей не подходите…

— И поэтому солгали. В церкви. В присутствии моей семьи. Моих друзей. Женщины, с которой я намеревался провести остаток своей жизни. Вы сказали, что мои клятвы будут ложью перед Богом, но осквернили-то все именно вы, и никто другой!

Джейн ощутила укол совести и опустила глаза. В чем-то он был прав. Это бремя ей суждено нести до могилы и даже дальше — ведь она не раскаивалась ни в чем. Она в самом деле причинила этому человеку страшное зло, да еще в Божьем храме. Единственным оправданием ей служило то, что она заступилась за слабую подругу. Он выжил и даже преуспел после крушения — так она в этом и не сомневалась…

— Вы оклеветали меня и быстренько исчезли, так что никто не успел потребовать у вас доказательств. — В его голосе звучала застарелая ярость. — Но вы знали, что нужды в доказательствах и не будет, не так ли? Вы знали, какая Эва нервная, знали, что одного потрясения от ваших слов вполне хватит, чтобы вызвать у нее истерику. Вы были ее лучшей подругой, она вам доверяла, а вы использовали это доверие, унизили ее и родителей до такой степени, что она не захотела больше меня видеть — никогда. Вы завидовали счастью подруги, поэтому и разбили его вдребезги, заявив во всеуслышание, что мы с вами любовники!

Джейн покраснела еще сильнее, вспомнив те слова, которые бросила в проходе церкви: «Этот мужчина недостаточно любит эту женщину, чтобы отказаться от всех других. Он не хранил ей верность, даже будучи с ней помолвлен. Прости, Эва, но я не могу позволить тебе выйти за него, не сказав, что творится у тебя за спиной: вот уже несколько месяцев, как у нас с Райаном роман…»

— Почему вы в тот момент не стали этого отрицать? — сдавленно проговорила она. — Вы просто стояли… Даже не пытались разоблачить меня…

— Я был так же ошеломлен, как и все. Это была такая клевета, что мне и в голову не пришло, что кто-то хоть на секунду поверит… особенно Эва. Она знала, что я люблю ее…

— Как вы можете так говорить? — резко и зло спросила Джейн. — Вы почти не виделись… да вы едва были с ней знакомы, когда сделали предложение. Это было скорее деловое соглашение с Полом Брэндоном, чем брак по любви…

— Так вот в чем было ваше оправдание? — Он невесело засмеялся и увидел, как она вздрогнула. — Да, я любил ее, черт побери! С первой же минуты я понял, что она создана для меня… такая красивая, нежная, добрая, женственная. А деловое соглашение было для меня просто как сахарная глазурь на пирожном; мои чувства к Эве существовали отдельно от всего, это было нечто личное, бесценное. Именно этого вы и не могли стерпеть, не так ли? Что у Эвы был кто-то, кто ее любил, а у вас не было никого, потому что вы бездушная, бессердечная, эгоистичная стерва, которой надо всегда находиться в центре внимания…

— Нет… — Джейн покачала головой, и густая прядь волнистых волос струйкой соскользнула на грудь.

Ей не хотелось верить, что Райан так сильно любил Эву, как утверждал, но если это так, то становится сразу понятно, почему он так жестоко мстит, почему уехал в Австралию и не вмешался, когда Эва ушла из дома и вскоре вышла замуж за другого человека. Если он любил Эву, то ее неверие в его порядочность должно было глубоко его ранить, сделать почти беззащитным.

Из того, что говорила ей Эва, Джейн заключила, что если свадьба не состоится, то это заденет лишь карман Райана, а отнюдь не его сердце, — а это дело поправимое. Но вот только если бы он любил хотя бы вполовину той страсти, с какой ненавидел.

— Нет… — Она отогнала эту размягчающую мысль. Если он и любил, то любил идеальную Эву, ту, которая существовала лишь в его воображении.

— Да! Так что я сейчас решил дать вам то, чего вам тогда так хотелось, дорогая… — В ласковом обращении ей послышалась скрытая издевка, коварная угроза. Он встал со своего места и навис над ней, утопив кулаки в кожаном сиденье по обеим сторонам от ее бедер, обжигая ее лицо своим горячим дыханием. — Скажите-ка мне, мисс Шервуд, как бы вам понравилось быть в центре моего полного и безраздельного внимания?..

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Куда вы меня везете?

В этот момент, судя по выражению его лица, он вполне мог везти ее в какое-нибудь пустынное место, чтобы без шума убить.

Не шелохнувшись, он продолжал нависать над ней, давая ей ощутить жар исходящей от него физической угрозы.

— А куда бы вы хотели, чтобы я вас отвез? — промурлыкал он.

У нее перехватило дыхание, но тут он отстранился, и она пришла в себя.

— Домой, разумеется, — сказала она сквозь зубы.

Не сводя с нее глаз, он развалился на своем сиденье, поднял телефонную трубку и дал шоферу ее адрес. Увидев ее удивление, он тихо сказал:

— О да, я знаю, где вы живете… Знаю, что вы едите, что носите, с кем видитесь. От меня ничто не ускользает.

— Разве что невеста… — выпалила Джейн, и с его лица исчезло самодовольное выражение.

Он со свистом втянул в себя воздух.

— Эва не ускользнула… Я отпустил ее.

— У вас не было другого выхода, — возразила Джейн.

После обморока перед алтарем с Эвой случился истерический припадок, а потом она еще долго находилась на грани нервного расстройства. О примирении не могло быть и речи, и родителям пришлось спешно отправить ее на отдых, подальше от волнений и пересудов, чтобы самим за это время как-то загладить весь этот конфуз.

— Выбор есть всегда. Я мог бы разоблачить вашу ложь, подать на вас в суд за клевету, осветить все дело в газетах, заставить вас публично извиниться…

— И почему же вы этого не сделали? — Джейн все еще не покидала мысль о том, какими неприятностями грозила ей собственная глупая выходка. Но она была достаточно молода, чтобы следовать лучшим чувствам, достаточно богата, чтобы откупиться от неприятностей, и достаточно самонадеянна, чтобы не падать духом…

Он посмотрел с презрением.

— Ради Эвы. Она и без того оказалась униженной вами, чтобы еще выставлять нашу частную жизнь на публичное обозрение в суде. Эве не нравилось быть в центре внимания, даже перспектива пышной свадьбы пугала ее. Если бы из-за меня она стала мишенью для еще больших насмешек и сплетен, это не вернуло бы мне ни ее доверия, ни уважения ее родителей.

Джейн пожала плечами, а он продолжал сдавленным от злости голосом:

— Вы спланировали все очень хитро — как бы я ни поступил, все равно остался бы в проигрыше. У лжи короткие ноги, зато у скандала широкие крылья: какое бы наказание вам ни назначил суд, всегда найдутся люди, которые будут считать, что какая-то подоплека у этой истории все-таки была. Единственным способом оградить Эву было мне самому убраться со сцены. Я собирался вернуться, когда стихнет шум, и спокойно выяснить отношения между нами, но опоздал. Зная ее осторожность, я никак не ожидал, что она так поступит…

— Надо же, какое самопожертвование, — сказала Джейн, ловя себя на том, что сочувствует ему. В какой-то момент все персонажи этой злополучной истории каждый по-своему старались оградить Эву от жестокой действительности, когда на самом деле эта милая, беззащитная крошка оказалась единственным трезвомыслящим, расчетливым существом и действовала по собственному плану!

5
{"b":"141459","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Глубина: Прыгун
Имитатор. Книга вторая. Дважды два выстрела
История вашего будущего. Что технологии сделают с вашей работой и жизнью
КОТоЛОГИКА. О чем молчит кошка
От испанки до COVID-19. Хроники нападений вирусов
Краткое содержание «Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни»
Участковый. От стажера до ведьмы
В ясном уме. Вся правда про алкоголь
Моя борьба. Книга вторая. Любовь