ЛитМир - Электронная Библиотека

Песах Амнуэль

Похищенные

– И я бы не хотел оказаться там именно в этот момент, – сказал Ури Бен-Дор, на что его собеседник Ави Авнери отреагировал пожатием плеч:

– Можно подумать, – сказал он, – что тебя кто-то заставляет.

Разговор происходил в кабинете Бен-Дора, председателя Израильского общества уфологов. Гость и собеседник Бен-Дора, член кнессета Авнери, в пришельцев не верил, а историю, рассказанную приятелем, воспринял с обычным своим юмором, многократно помогавши ему с честь выходить из нелепых парламентских перепалок.

– Но что-то ведь делать надо, – продолжал Бен-Дор, не обращая внимания на иронию приятеля.

– Завтра, – сказал Авнери, – я после обеда предложу кнессету законопроект спасения населения Франции. Между четырьмя и пятью часами. Я обратил внимание: за последние два года не заблокировали ни один закон, который был предложен в это время. Видимо, после обеда организм расслабляется…

– А может, и не нужно ничего предпринимать, – рассуждал Бен-Дор. – В конце концов, что нам Франция? Французы даже не поддержали нас в конфликте с Раджаби!

– Верно! – подхватил Авнери. – Вот пусть и катятся. А Париж мы заселим, за этим дело не станет.

– Решено, – принял, наконец, решение Бен-Дор. – Немедленно звоню Джиму Рочестеру.

– Решено, – принял решение и Авнери. – Назову законопроект «О заселении пустующих земель на территории бывшей Франции».

Для Ури Бен-Дора уфология была, естественно, хобби, поскольку прожить в Израиле, исследуя летающие тарелочки, мог только миллионер, каковым Бен-Дор никогда не был. В свои тридцать восемь он работал в Статистическом управлении, недавно развелся во второй раз и выплачивал обеим женам алименты, оставляя себе на жизнь ровно столько, чтобы соответствовать известному сохнутовскому тезису о том, что никто в Израиле еще не умер от голода.

Уфология – наука, конечно, безбрежная, как безбрежна Вселенная. Будучи председателем Уфологического общества, Ури знал об НЛО все, всему верил, и целью своей жизни положил обнаружение хотя бы одного живого пришельца на территории Израиля. Проблема заключалась в том, что сам Ури ни разу не видел не только корабля инопланетян, но даже самую захудалую тарелку. Единственный случай, который и привлек Ури в ряды уфологов, произошел с ним двадцать лет назад и, как потом оказалось, не имел к пришельцам никакого отношения. Однажды, выйдя вечером из своей квартиры в Рамат-а-Шароне, Ури, тогда еще ученик последнего класса школы, увидел над головой ярко освещенный круг, от которого отходили тонкие лучи света.

– Ух ты! – только и смог сказать Ури, глядя на «корабль пришельцев» остановившимся взглядом. Так он и стоял минуты три, успев за это время дать себе железное слово посвятить жизнь исследованию феномена НЛО. И только после того, как клятва была мысленно произнесена, Ури понял, что смотрит на обычный уличный фонарь. Еще вчера на этом месте ничего не было, вот он и ошибся. Только и всего. Но слово было дано.

Впрочем, конечно, не только поэтому Ури занялся поиском и анализом информации о неопознанных объектах. Психоаналитик смог бы назвать в качестве причины еще и комплексы, возникшие в детстве, когда мать трижды приводила в дом отчимов, каждый из которых был так же далек от Ави, как Альфа Центавра или Альтаир. На четвертом отчиме Ави сломался и ушел из дома, сняв комнату в трехкомнатной квартире в Яд Элиягу – сами понимаете, далеко не лучшем районе Тель-Авива. Потом была армия, университет, работа в статуправлении, три женитьбы, не принесшие счастья. А параллельно – книги по уфологии, беседы с очевидцами, заседания общества, поездки на международные симпозиумы. И эта вторая жизнь была для Ури более интересна. Интереснее даже, чем проблема защиты Израиля от посягательств независимого государства Палестина.

Интерес этот был, впрочем, достаточно академичен. До той минуты, когда, загнав в компьютер очередную порцию информации, Ави получил совершенно недвусмысленное решение: Франции осталось существовать немногим больше года.

До Шарля Нордье, президента Французского уфологического общества, Ави дозвонился поздно вечером. Знакомы они были шапочно, виделись на конгрессах, Бен-Дор репетировал свою телефонную речь полвечера – нужно было уложиться в три минуты, поскольку телефонная компания опять подняла тарифы на международные разговоры. На экранчике видео лицо Нордье казалось помятым – то ли француз устал, то ли на кабеле происходило наложение сигналов.

– Я буду краток, – сказал Бен-Дор, – все свои расчеты вышлю сразу после разговора на ваш домашний компьютер. Дело вот в чем. Я проводил статистическую обработку похищений. Думаю, не вам объяснять, что это становится проблемой номер один в уфологии.

Нордье кивнул, отчего на экране голова его на мгновение превратилась в подобие дыни.

– Да, – коротко сказал он.

– Так вот, – продолжал Бен-Дор, – моя статистика оказалась самой полной. Количество похищенных пришельцами людей растет во всех странах. Даже в Израиле в прошлом, две тысячи девятом году, исчезли пятьдесят девять человек. Во Франции – семнадцать тысяч девятьсот тридцать три.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

1
{"b":"1415","o":1}