ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хью, что происходит?

Он печально посмотрел на меня, и я увидела скорбь в его темных глазах. За долгие годы нашего знакомства я видела, как Хью сердится, радуется, выходит из себя от ярости, но он никогда не выглядел подавленным. Если бы сейчас у нас не было других серьезных поводов для беспокойства, кроме его раненых чувств, я бы наверняка встревожилась, увидев его в таком состоянии.

— Хью! Мы все лишились своих…

Я ухмыльнулась, подбирая слово. Сил? Это уж совсем в стиле «Лиги Справедливости. Герои против Злодеев».

— Способностей.

— Я знаю, — ответил он после долгого молчания, — я тоже.

— А что, ты тоже обладал какой-то силой? — спросил Коди, которого не смущала аналогия с суперменом.

— Многофункциональность? — продолжал издеваться Питер. — Способность вести бухучет и документацию?

Я бросила на них сердитый взгляд через плечо, а потом повернулась к Коди и объяснила:

— Бесы видят души — жизненную энергию каждого живого существа. Они могут сказать, у кого добрая душа, а у кого — злая.

— Да я знаю, — попытался оправдаться Коди. — Я просто думал, вдруг они еще что-нибудь умеют.

Хью тяжело вздохнул.

— Ты просто не представляешь, что значит лишиться этой способности, Джорджина. Как будто я перестал видеть или слышать. Или стал дальтоником.

— Представляю, — сказала я ему.

— Вряд ли. Когда не видишь энергию и души живых существ, мир становится таким… пустым. Все теряет смысл.

— Но почему это случилось? — мягко спросила я, пытаясь подавить нарастающий страх.

Головокружение прошло, но я так и не пришла в себя.

Я больше не могу менять обличье, меня лишили ауры бессмертного, лишили всего, что делало меня суккубом Джорджиной Кинкейд.

— Что происходит?

Хью продолжал грустно смотреть прямо перед собой невидящим взглядом. Наконец он поднял глаза на меня, рассматривая мое лицо, как будто только заметил, что я сижу перед ним. Собравшись с силами, он медленно заговорил:

— Мы все получили таланты и бессмертие в обмен на свою душу. Эти уникальные способности — и их побочные действия — являются результатом нашего контракта с адом и передаются нам через архидемонов. Так аду легче следить за нами. Мы, можно сказать, связаны.

Он ухмыльнулся, раздумывая, как объяснить нам систему, с помощью которой ад руководил своими сотрудниками.

— Я понимаю, о чем ты, — подтвердила я.

Как только я пересекала границу территории Седрика, он сразу узнавал об этом. Пока Джером мой начальник, он всегда знает, где я и все ли со мной в порядке. Он всегда чувствует меня, он связан со мной.

— Наша… сила передается из ада через Джерома.

— Так и есть, — пробормотал Хью.

Я выжидающе посмотрела на него, но он, похоже, не собирался продолжать.

— Что так и есть? Почему наши способности пропали?

В глазах Хью блеснул привычный гнев:

— Потому что Джером пропал.

— Джером вечно где-то пропадает, — возразил Питер. — Его никогда не найти. Вот и сейчас нам его не найти.

Хью покачал головой:

— Ты не понимаешь. Когда я говорю «пропал», я не имею в виду, что он спрятался от нас в каком-нибудь очередном баре, на этот раз он действительно пропал. Исчез. Как сквозь землю провалился. Как будто его нет и никогда не было. Никто не знает, где он, — ни наша сторона, ни другая. Джером пропал.

Повисла мертвая тишина. Казалось, она продлится вечно.

Наконец Питер нарушил молчание и едва слышно произнес:

— И пока мы не найдем его…

— …мы будем лишены наших способностей, — закончила за него я.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Коди задал совершенно естественный вопрос:

— Пропал? Как это могло случиться?

Хью устало потер глаза.

— Его призвали.

— Черт, — выдохнул Питер.

Вся солнечная эйфория моментально испарилась, и его лицо приняло такое же мрачное выражение, как у нас с Хью.

— Это меняет дело.

Я вопросительно посмотрела на Питера и Хью, почувствовав себя такой же наивной, как Коди.

— А что это значит? Я слышала о призываниях, но подробностей не знаю. Ни с кем из моих знакомых такого не случалось.

— Я тоже не знаю никого лично, — кивнул Питер, — но знаю, как это происходит. Грубо говоря, могущественный смертный призывает демона и подчиняет своей воле. Затем этот смертный может поместить демона в заточение и контролировать его.

— Как в «Докторе Фаусте» Марло.

Мы все дружно посмотрели на Коди. В нашей компании обычно я цитирую заумные литературные произведения.

— А что такого? — спросил он, заерзав под нашими удивленными взглядами. — Марло вообще-то в колледже по программе читают.

Я снова обратилась к Питеру:

— Как же так? Мы — бессмертные, но не смеем даже пальцем прикоснуться к демону. Откуда такая сила у смертного?

— Смертные, которые посвящены в тайны магии, владеют другой силой, не такой, как мы. А еще, насколько я знаю, смертные, призывающие демонов, часто делают это не без помощи других бессмертных, — объяснил Питер, вопросительно посмотрев на Хью.

— Не без помощи другого демона, — подтвердил бес.

— Ого. Так, давайте еще раз. А что конкретно этому смертному нужно от Джерома? — поинтересовался Коди.

— Возможно, и ничего, — ответил Хью. — Иначе кому-нибудь удалось бы найти его. Рискну предположить, что его просто прячут.

Коди усмехнулся:

— Зачем? Если у этого смертного и так есть домашний демон, готовый помогать ему? Какой смысл прятать где-то еще одного?

И тут я все поняла.

— Чтобы Джером остался не у дел, — медленно произнесла я. — В этом-то и цель, вот последний кусочек этой идиотской головоломки. Поэтому они и пытались всячески отвлечь наше внимание от своих интриг.

— Вот именно. Седрик избавляется от Джерома, и вот, пожалуйста: открыта вакансия архидемона Сиэтла. И если Джером в ближайшее время не вернется, у нас появится новый архидемон, который приведет свою команду вместо старой. — Хью повел рукой, показывая на всех нас — Все наладится, и статус-кво будет восстановлен.

— Давай все-таки говорить «когда он вернется», а не «если он не вернется», — твердо сказала я. — Я, кстати, сомневаюсь, что эта история — дело рук Седрика.

— А кого же еще? — возразил Хью. — Они с Джеромом не могли поделить территорию, так? И тебе это должно быть известно лучше, чем кому бы то ни было.

Я покачала головой, вспоминая гнев Седрика и самодовольное лицо Нанетт.

— Нет. Я думаю, что Седрика подставили. Лично я считаю, что все это устроила Нанетт.

Я вкратце рассказала им все, что узнала за последнее время, о том, как Нанетт встречалась и с Седриком, и с Джеромом.

Хью удивленно приподнял бровь:

— Нанетт? Архидемонесса Портленда? Горячая штучка, чего уж там, но она недостаточно сильна для таких игр.

— Вот поэтому-то ей и выгодно настроить Джерома и Седрика друг против друга. Ей меньше всего хотелось, чтобы они втянули ее в свои территориальные разборки. И потом, если она действовала вместе со смертным, который может призвать демона…

— Ты права, — признал он, — может быть, ей хватило бы сил… но это ничего не значит. Я ставлю на Седрика.

— А у нее могут быть из-за этого неприятности? — спросил Коди.

— Только если ее поймают, — ответил Питер.

Я вздохнула:

— Зато у Джерома неприятности уже есть…

— Как же я рад, что твоя способность тонко подмечать абсолютно очевидные вещи не пропала вместе со способностью менять обличье, — съязвил Хью.

Я смерила его убийственным взглядом:

— Я всего лишь хотела сказать, что вся эта история серьезно подмочит ему репутацию. Нанетт сказала, что кое-кто уже давно присматривается к Джерому из-за последних событий — особенно после того, как нефилиму все-таки удалось уйти. Они считают, что Джером не контролирует ситуацию. Даже если завтра он объявится, чего будет стоить один только слух о том, что какому-то смертному удалось призвать его.

27
{"b":"141579","o":1}