ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Седрик покачал головой:

— Нет. Поверь мне, я не хочу в это вляпываться. По сравнению с этими идиотами Джером просто идеальный сосед.

Его слова напомнили мне наш разговор с Изабель. Седрик тем временем продолжал:

— Полагаю, в Ванкувер ты не вернешься?

Я помедлила с ответом. Вернусь или нет? Кому я теперь подчиняюсь? Все еще Джерому?

— Я не знаю, — честно призналась я. — Не знаю, как поступить. у

— Ну что ж, — сказал Седрик, — толку от тебя все равно не много.

— Как это?! Я бы уже давно с ними разобралась, если бы не этот их самозваный ангел. Из-за нее они перестали доверять мне.

Я усмехнулась, подумав, что продолжать, наверное, не стоит. Я не знала, кому сама могу доверять, когда Джерома нет рядом. К тому же Хью был абсолютно прав, сказав, что Седрик остается в главных подозреваемых, хотя моя интуиция и говорила, что это не так.

Седрик заорал:

— Оставь Изабель в покое!

Я покачала головой и понизила голос:

— Уже оставила. Я думаю, это дело рук Нанетт. Он продолжал смотреть на меня с недоверием:

— Еще лучше. Ты же сама все видела. Ты видела, как Нанетт приходила ко мне, просто потому что волнуется, сможет ли справиться со своей собственной территорией.

— Вот ведь как забавно! А потом она встречалась по тому же поводу с Джеромом.

На лице Седрика застыло характерное для демонов скептическое выражение. Но я не сомневалась, что в его серо-голубых глазах промелькнул интерес.

— И что дальше? — равнодушно спросил он, но что-то подсказывало мне, что он лукавит.

Он уже собрался уходить, когда Коди решился задать вопрос:

— Извините, пожалуйста, вы не подскажете… мы стали смертными?

Седрик недоуменно посмотрел на него и рассмеялся. Но никто не поддержал его, и до демона начало доходить. Переводя взгляд то на одного, то на другого, он удивленно сказал:

— Опа. Вы это серьезно?

— А тебе это кажется странным? — возмутилась я. — Мы же лишились всего, что делает нас бессмертными.

— Вас лишили способностей только для того, чтобы у вас самих не было проблем, — объяснил Седрик. — Никому не надо, чтобы вы, ребята, бегали по городу и пользовались своими возможностями без присмотра. Поэтому если архидемон пропадает, связь между вами и адом прерывается, но вы остаетесь бессмертными. Надеюсь, вы не думаете, что какая-то там смерть может стать поводом для расторжения вашего контракта?

— То есть если собьет машина, то все будет в порядке? — спросил Коди.

— Естественно. Вам, конечно, потребуется какое-то время на выздоровление, как и простым смертным, но рано или поздно вы поправитесь.

— А если отрубят голову? — упорствовал Питер.

— Да, — поддержал его Коди, — как в «Горце».

Седрик закатил глаза.

— Ну, уж постарайтесь, чтобы вам ее не отрубили, и тогда нам не придется выяснять этот вопрос. Закрыв эту тему, он повернулся ко мне:

— Знаешь что, оставайся пока в Сиэтле. Почему-то мне кажется, что Ангел Тьмы не скоро явится нашим сатанистским друзьям. Ей и так уже удалось отвлечь внимание в нужный момент.

— Думаю, ты прав. Спасибо.

Он сдержанно кивнул мне и повернулся было к выходу, но вдруг остановился, взглянул на Тауни и неожиданно спросил:

— А тебя как зовут?

— Тауни, — ответила она.

Он смерил ее взглядом, повернулся к Кристин и приказал:

— Запиши ее телефон и назначь встречу со мной.

Кристин как-то странно посмотрела на Седрика, И до меня наконец-то дошло, в чем дело: она ревновала. Я вспомнила, с каким рвением она выполняла свою работу… конечно, просто она по уши влюбилась в Седрика! Неодобрительно поджав губы, она пролистала свои записи и процедила:

— На этой неделе у тебя очень много встреч. Тебе же не нравится слишком плотный график.

Она произнесла это совершенно бесстрастным юном, но мне стало ясно, что, с одной стороны, она, конечно, действительно выполняла свою работу, а с другой стороны, всеми силами пыталась помешать ему устраивать личную жизнь. Седрик отмахнулся, не обратив ни малейшего внимания на ее слова:

— Отмени какую-нибудь неважную встречу. Не мне тебе объяснять.

Он ушел, а Кристин записала номер Тауни и сухо сказала:

— Ожидай моего звонка.

— Уф, — с облегчением выдохнула Тауни, когда Кристин ушла. — А он ничего такой, симпатичный. Может, зря я жалуюсь на это тело.

Мы с Хью и Питером обменялись многозначительными взглядами. Парни выглядели усталыми и разочарованными, собственно, как и я. В глубине души мы надеялись, что Тауни пошутила.

— Ну что ж, — сказала я, с удовольствием глядя на улыбающуюся Тауни. — Пусть хоть кому-то будет хорошо.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Когда Седрик убедил меня, что я не могу умереть, у меня прямо гора с плеч упала. Уходя из «Подвальчика», я уже не так тревожилась, но все же абсолютно не собиралась проверять, что случится, если кому-то из нас отрубят голову. Я старалась быть осторожной, не ощущая при этом удушающей угрозы от всего мира.

Домой мне не хотелось, поэтому я поехала к Данте. Его магазин, он же — квартира, находился на Рэйнер-Вэли на юго-востоке Сиэтла. У него не было определенных «приемных часов», когда он предоставлял клиентам разнообразные «духовные» услуги, но ночью он частенько зависал там, если больше было нечем заняться. В это время к нему обычно заглядывала пьяная молодежь или влюбленные парочки, которые хотели поразвлечься или попробовать что-то новое. В дневное время мало кому приходило в голову обратиться за помощью к высшим силам, разве что по вопросу игры на бирже.

Однако этой ночью клиентов у Данте не было. Неоновая вывеска магазина печально и одиноко мерцала в темноте. Дверь была открыта, и я зашла внутрь. Данте стоял у кассы и, опершись о прилавок, и листал «Максим».

— Что случилось? — с притворным удивлением спросила я. — Закончилась подписка на «Мир мошенников и аферистов»?

Он с улыбкой посмотрел на меня, тряхнув головой, чтобы убрать волосы с лица.

— Это называется «тяга к прекрасному». Надо же мне на что-то смотреть, пока тебя нет рядом.

Я запечатлела поцелуй на его щеке.

— Обалдеть. Таких комплиментов я от тебя, пожалуй, еще никогда не слышала.

— Ну, если тебе больше нравятся непристойные предложения, только скажи — без проблем.

— Еще чего! А как же прелюдия?!

Его улыбка стала еще шире, он отложил журнал в сторону.

— Чем обязан, прекрасная леди? Вам разве не следует сейчас быть с визитом у наших северных соседей? Или с этим покончено? Честно говоря, я за тобой не успеваю.

— Мм… понимаешь…

Господи, ну как мне объяснить ему, что произошло? Неужели все это случилось сегодня? Казалось, с того момента, как мне стало нехорошо в машине, прошел как минимум год.

— Сегодня произошли странные события.

— Что значит «странные события»? У вас в магазине распроданы все книги Джейн Остин? Или законы времени и пространства под угрозой?

— Э-э-э… скорее, второе…

— Вот дерьмо.

Я сделала глубокий вдох и решила начать с самого главного:

— Даже не знаю, как тебе это объяснить… я больше не суккуб.

— Да ладно тебе, не суккуб и была.

Я застонала. Старая шутка. Вот она, ирония судьбы.

— Да нет, я серьезно. Я больше не суккуб, — повторила я. — А еще Джером пропал, так что в Сиэтле, возможно, будет править новый демон.

Данте задумчиво смотрел на меня, пытаясь понять, правда это или нет. Впервые за все время, что я его знала, он потерял дар речи. Не ожидая дальнейших язвительных комментариев, я пустилась в объяснения и рассказала ему о призывании, о том, какие последствия оно имело для низших бессмертных, о том, как все демоны ринулись в Сиэтл за легкой добычей, и о том, что я собиралась без промедления заняться поисками Джерома.

Когда я наконец закончила, Данте собрался с мыслями и сказал:

— То есть ты серьезно лишилась всей своей адской силы?

— Адских способностей — поправила его я. — Да, так и есть. Только не говори мне, что это волнует тебя больше, чем борьба за власть, которая намечается в Сиэтле.

33
{"b":"141579","o":1}