ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы совершенно правы, — внезапно согласилась я. — Мы не можем ожидать, что вы предоставите нам информацию такого рода. Правда, Сет?

Он обернулся и, подозрительно посмотрев на меня, повторил с полувопросительной интонацией:

— Правда?

Мэри растаяла от счастья и вновь сосредоточила все внимание на Сете:

— О, я так и думала, я знала, что вы поймете меня. Я сразу же почувствовала, что мы с вами очень похожи. Родственные души и все такое, ну, вы меня понимаете. То, как вы пишете…

— Э-э-э… Мэри? — прервала я ее монолог.

()на смерила меня чуть ли не удивленным взглядом, который, казалось, говорил: «А ты что, еще здесь?»

— Могу я воспользоваться вашей ванной?

— Ванной? — повторила она, как будто мой вопрос показался ей бредом сумасшедшего.

— Понимаете, дорога долгая, — мило объяснила я. К тому же вы с Сетом сможете получше узнать друг друга, пока он будет ставить автографы на книгах.

Мэри просияла и, напрочь забыв обо мне, повернулась к Сету:

— Конечно. Прекрасная идея, Джорджия. Ванная в конце коридора.

Я встала, поблагодарила ее и быстро взглянула на Сета — на его лице отражалась смесь паники и осторожности: ему совершенно не хотелось оставаться с Мэри наедине, тем более он прекрасно пони мал, что так легко я не сдамся и наверняка что-то задумала.

Он был прав. Мне оставалось лишь одно: найти архив Мэри.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Я быстро шла по коридору под задорное щебетание Мэри. Дверь в конце коридора вела в ванную, по дороге я заметила еще три комнаты. Отлично. Может, двери и не заперты, но наверняка заскрипят, если я попытаюсь открыть их. Оставалось надеяться, что увлеченная Сетом Мэри продолжит так же громко болтать и ничего не заподозрит.

Мне удалось беззвучно открыть первую дверь — спальня. Незастеленная кровать, одежда сложена в стопки у стены, старое трюмо и тумбочка, на которой лежали какие-то бумаги, на потолке — зеркало.

Я содрогнулась, но после недолгих раздумий решила не проверять, что за бумаги лежат на тумбочке, а пойти и посмотреть, не ведет ли следующая дверь в кабинет. Я тихо прикрыла дверь спальни и двинулась дальше по коридору.

Вторая дверь предательски скрипнула, и я застыла, ожидая, что сейчас примчится Мэри и отдубасит меня книгой Сета. У меня не было стопроцентной уверенности, что Мистер Звезда сможет спасти меня, если она застанет меня за таким занятием. Мэри не казалась агрессивной, но никогда не знаешь, что взбредет человеку в голову. К счастью, она продолжала щебетать, не замолкая ни на секунду, и я заглянула в следующую комнату. Еще одна спальня, видимо гостевая, так как личных вещей в ней не было, зато пыли — предостаточно. Я закрыла дверь, поморщившись от очередного скрипа. Осталась последняя комната. Джекпот.

Третью комнату кабинетом я бы не назвала, но, похоже, это была ее мастерская. Вдоль стен тянулись, широкие столы, заставленные большими кристаллами прозрачного и дымчатого кварца. Некоторые — необработанные и угловатые, другие — отполированные, с уже нанесенной резьбой. Рядом лeжали разные инструменты, лезвия и резцы и более сложные, современные приборы, названия которых я не знала, что-то вроде лазерной установки.

Но самое главное, у стены обнаружилось бюро с двумя рядами выдвижных ящиков. Убедившись, что Мэри продолжает болтать с Сетом, я быстро подошла к бюро и открыла верхний ящик. Там хранились сотни папок с именами клиентов. Я вытащила одну наугад и, бегло просмотрев, убедилась, что Мэри и правда ведет строгай учет. В документации содержалось описание заказанного предмета, данные клиента, степень срочности заказа и фотография готового изделия. К сожалению, мне вся эта информация ничем не могла помочь. Я не знала, под каким названием заказали печать, да и вообще — возможно, ее изготовила не Мэри, а кто-то другой. От безысходности я открыла следующий ящик и нашла там финансовые документы, счета и банковские выписки. Еще мне попались папки с надписью «рабочий журнал», где все изделия были расположены по месяцам изготовления. Я вытащила папку с записями за этот месяц и увидела простой список дат, имен клиентов и кратких описаний заказанных предметов. Все заказы — за исключением послед них трех — были помечены галочкой. Видимо, они были закончены.

Я проверила даты до исчезновения Джерома, читая описания заказов. Статуэтка Зеленой Тары. Браслет. Ритуальный нож атаме. Меня заинтересовали три накладные за последние две недели: круглый кулон, талисман, медальон. Имена клиентов были мне не знакомы, но тот, кого я разыскивала, наверняка зарегистрировался под чужим именем.

Я еще порылась в ящике и нашла папки всех трех клиентов. Кулон был похожего размера и формы, но в нем просверлена дырка, для того чтобы носить на цепочке или шнурке, а мне что-то подсказывало, что печать не должна иметь отверстий. Талисман оказался не той формы: большой и вытянутый, он больше напоминал камень удачи, который можно носить в кармане.

Я запаниковала, времени было в обрез, Мэри умолкла. Господи, как легко шпионить, если можно стать невидимкой. Дрожащими руками я достала последнюю папку — медальон. Клиента звали Сэм Марковиц, он забрал заказ четыре дня назад. На фотографии я увидела плоский диск из дымчатого кварца, размером с двадцатипятипенсовик, на нем были вырезаны незнакомые символы. Неужели это она, печать? Диск идеально подходил под описание Картера. Возможно, были и другие заказы, сделанные несколько месяцев назад, но я уже не успевала просмотреть оставшиеся папки. Я убрала фотографию в сумочку, закрыла ящик и быстро вышла в коридор. Если бы за дверью меня встретила разъяренная Мэри, я бы ни капельки не удивилась.

Однако оказалось, я зря беспокоилась. Мэри, похоже, ни на секунду не отходила от Сета. Она сидела моем месте, зажав Сета в углу дивана. На журнальном столике двумя стопками возвышались книги, а еще одна, открытая, лежала у Сета на коленях. Он закончил писать и посмотрел на меня как на спасительницу.

— Понимаете, — говорила тем временем Мэри, — пока О'Нейл не столкнется с темной стороной своей души, он не сможет открыться Кейди. У него, конешно, бывают моменты слабости — например, сцена к пещере в «Полном затмении», — но он все равно постоянно остается начеку — как в сцене на веранде в «Воспоминаниях одного мужчины», поэтому неудивительно, что…

— Ну, как вы тут? — бодро спросила я. — Нам, наверное, пора.

Сет тут же резко вскочил с дивана, словно попавшее в капкан животное, которому пришлось отгрызть себе лапу, чтобы вырваться на свободу, и выпалил:

— Конечно. Не будем злоупотреблять гостеприимством Мэри.

Мэри тоже встала и замахала руками:

— Ну что вы, что вы! Вы меня совсем не отвлекаете, правда! К тому же вы еще не все книги подписали.

Сет поморщился и второпях нацарапал автограф на последних трех книгах.

— Спасибо, что уделили нам время, — поблагодарил он. — Приятно было познакомиться.

— Вы правда торопитесь? — взмолилась Мэри — Скоро будет ужин.

Она с укором посмотрела на меня.

— А если Джинджер надо идти, я бы потом подвезла вас, у меня есть минивэн…

— Нет-нет, — заверил ее Сет, прячась за мою спину. — Это очень мило с вашей стороны, но мне надоработать, вы же понимаете.

Нам с трудом удалось выкрутиться из цепких рук Мэри — она умоляла нас остаться, в ход шло все, от скидок на украшения до плохо завуалированных предложений собственного тела.

— Прочь отсюда, и побыстрее, — сказал Сет, когда мы сели в машину.

Я тронулась с места, дав по газам так, что из-под колес полетели комья грязи и гравий.

— Сумасшедшие поклонницы типа этой дамочки заставляют несчастных писателей безвылазно сидеть в своих норах, — задумчиво произнесла я.

Сет в изнеможении откинулся на сиденье и простонал:

— Никогда больше не поступай так со мной. Никогда.

— Но я же была рядом. Я бы услышала твои крики и прибежала на помощь.

— А если бы она меня усыпила? Скажем, хлороформом? Господи, Джорджина, она меня за ногу трогала!

39
{"b":"141579","o":1}