ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сейчас же еще апрель.

— А я раньше закончила. Уже сдала все экзамены, так что мне не придется доучиваться весенний семестр. Здорово, правда?

— Ничего себе! — с искренним восхищением сказала я. — Класс. Основной предмет — математика, да?

— Математика и латышский.

— Господи, а почему… не обращай внимания. — Сейчас был не самый подходящий момент выяснять, к чему дитя солнечных Филиппин вдруг решило изучать балтийские языки. — Я бы с радостью, но завтра мне придется уехать из города, семейные дела. Когда вернусь — не знаю. Мне правда очень жаль.

Кейси немного погрустнела, но сказала, что все понимает. Как и Мэдди, она пожелала мне удачи. Разговор был окончен, и она ушла доделывать свои дела.

Выйдя на свежий воздух, я с облегчением выдохнула, наслаждаясь прикосновением легкого ночного ветерка. В присутствии Сета я просто задыхалась, он пробуждал во мне слишком много чувств. Даже пока я разговаривала о делах с Дагом и Мэдди, все мое внимание было приковано к Сету — на каком расстоянии от меня он стоял, чем от него пахло, как торчали в разные стороны его вечно взъерошенные полосы, а остальное для меня было просто фоновым шумом.

Трясущимися руками я достала из сумочки пачку, понимая, что без сигареты мне до дома просто не дойти. Я курила около ста лет, потом лет десять назад бросила и очень этим гордилась, хотя курение и не могло нанести вреда моему организму. Из-за всего этого мне пришлось вернуться к старой привычке. Я чувствовала себя виноватой, что подвергаю людей пассивному курению, но, если честно, сейчас у меня были проблемы и посерьезнее.

— Черт.

Я щелкнула зажигалкой, но без толку. Еще три безуспешные попытки. Поднеся зажигалку к уху, я потрясла ее. Пусто, бензин кончился.

— Черт, — повторила я.

До дома было всего несколько кварталов, но теперь прогулка грозила обернуться кошмаром.

Внезапно я услышала чьи-то шаги за углом. Нахмурившись, прошла вперед, чтобы посмотреть, кто это. Район был довольно тихим, но в южной части Куин-Энн бомжей было достаточно. Я заглянула за угол — никого.

Зато на земле лежал коробок спичек.

Я нагнулась, подняла коробок и стала его рассматривать. Надпись гласила: «Сумасшедшие коктейли у Марка». Этот бар находился в северной части Куин-Энн, недалеко отсюда, правда, большая часть дороги в гору. Коробок спичек оттуда вполне мог здесь оказаться — странно, однако, что это случилось так вовремя.

Я услышала, как за моей спиной хлопнула дверь магазина.

— Джорджина?

Я вздрогнула и резко обернулась. Сет.

— Привет, — сказала я, пытаясь держать себя в руках, но удушье уже накатило с новой силой.

Свет из магазина освещал его в сумерках, я впитывала каждую черточку его лица. В вечерней дымке его глаза казались темными, а при дневном свете были карими с янтарным оттенком. Сет стоял, засунув руки в карманы, старался не встречаться со мной взглядом. Точно так же он вел себя, когда мы познакомились, — стеснялся и не смотрел в глаза. От этих воспоминаний мне снова стало больно.

— Хотел посмотреть, все ли с тобой в порядке, — наконец произнес он после продолжительного неловкого молчания.

Я покрутила спички в руках и положила в наружный карман сумочки.

— У меня все отлично, — ответила я холодно и отстраненно.

— Я просто подумал, что… — Он немного расслабился и грустно усмехнулся. — Когда ты туманно рассказываешь о своих планах и упоминаешь «семейные дела», обычно оказывается, что это связано с бессмертными. А с ними шутки плохи.

Я непроизвольно улыбнулась, но тут же опомнилась.

— Да, так и есть, на этот раз мне и правда не до шуток.

Даже после всего, что произошло между нами, мне было настолько приятно и легко с ним общаться, что я едва сдержалась, чтобы не расколоться и не рассказать ему всю историю от начала до конца. Я уже представила себе, как мы будем вместе смеяться над канадскими сатанистами, как Сет раздраженно покачает головой… Но этого я допустить не могла. Боль, которую он мне причинил, и моя гордость мешали нам остаться друзьями, поэтому я просто пожала плечами и продолжила:

— Но все уладится. Как обычно.

— Да, но… это не всегда проходит мирно. Просто я волнуюсь за тебя, вот и все.

— Не стоит. Мне ничего не угрожает. Просто немного неприятная история.

Сет открыл было рот, и я точно знала, что он сейчас скажет. Что я ему до сих пор небезразлична. Но все изменилось. Он осекся и замолчал. Снова повисла тишина. Мне надо было уйти, но я не могла заставить себя сделать это. Он, судя по всему, тоже.

— Ты… ты сегодня прекрасно выглядишь, — выдавил Сет, пытаясь поддержать разговор.

По его голосу я поняла, что это не просто комплимент. Он знал, что я так хорошо выглядела не просто потому, что удачно накрасилась и надела красивое платье. Меня переполняла энергия, которую я высосала из психоаналитика, переспав с ним. Перед этой жизненной энергией не мог устоять никто — ни смертные, ни бессмертные. Бессмертные видели ее как сияние, окружавшее меня. Смертным же я просто казалась немыслимо красивой, богиней, совершенной.

Из вежливости я притворилась, что это был обычный комплимент.

— Спасибо. Я была с друзьями в клубе, когда все это… вся эта история нарисовалась. В общем, вечеринка была безнадежно испорчена.

Он кивнул в ответ и наконец-то посмотрел мне в глаза. Только не это. Сердце сжалось у меня в груди, к горлу подступили рыдания. Не зная, что делать, я в отчаянии достала чудесным образом возникшие спички и прикурила сигарету, которую все это время крутила в руках. Я глубоко затянулась и выдохнула дым. Сет отстранился — он был ярым противником курения. Мне показалось, что вокруг меня образовалась защитная броня.

— Ну, — сказала я, ощутив прилив храбрости, — мне пора домой, собирать вещи. Увидимся.

Не успела я развернуться и сделать шаг, как он крикнул мне вслед:

— Джорджина? Я обернулась.

— Да?

— Может быть…

Он смутился, и передо мной снова был тот Сет, которого я знала. Меня раздирали противоречивые чувства.

— Может, надо твою кошку покормить, пока тебя не будет?

Я не знала, смеяться или плакать.

— Нет, Коди присмотрит за ней. — Я знала, что мои следующие слова больно ранят его. — Или Данте. Но все равно спасибо.

Сет вздрогнул, а я ощутила одновременно и удовлетворение, и грусть.

— Конечно, — запинаясь, сказал он, — без проблем. Я так, ну, знаешь, на всякий случай.

— Спасибо, — повторила я.

Мы еще несколько секунд смотрели друг другу в глаза, а потом я развернулась и скрылась в ночной темноте…

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Когда я пришла домой, мне уже не хотелось ни собирать вещи, ни звонить Данте. Я чувствовала себя смертельно уставшей. Разговор с Сетом окончательно испортил настроение. Я решила, что живу слишком близко от магазина. Раньше это казалось мне удобным, а теперь только угнетало. Как бы мне хотелось, чтобы расстояние между нами было значительно больше, чем несколько кварталов. Жаль, у «Изумрудного города» не было филиала, где-нибудь подальше отсюда. Если я не могу сменить работу, может, мне переехать? Срок действия договора на аренду этой квартиры скоро истекал, и до сегодняшнего вечера мне и в голову не приходило ничего другого, кроме как продлить его. Мысль о переезде была непривычной, но неимоверно притягательной, я обдумывала ее, проваливаясь в сон. Моя кошка Обри свернулась в ногах калачиком.

Наутро мне пришлось в спешке собирать вещи. Джером не говорил, что я должна быть в Ванкувере в какое-то определенное время, но недвусмысленно велел оказаться там побыстрее. Я решила не искушать судьбу, пытаясь что-либо уточнить. К счастью, сборы не заняли много времени. Я могу менять обличье и создавать себе любую одежду, какую только захочу, но у меня все равно есть несколько любимых вещей, которые мне хотелось взять с собой — еще одна человеческая привычка. Я прихватила кое-что из косметики и туалетных принадлежностей: мне нравилось укладывать волосы и краситься, когда на это оставалось время.

4
{"b":"141579","o":1}