ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

От испуга я немного протрезвела. Потерла плечо, которое неприятно заныло от неожиданно сильной отдачи, и с трудом встала.

– Мерзкий вампир, получай! – вдруг заорали позади меня, и что-то с силой врезалось в мою многострадальную спину.

Это что-то сразу же взорвалось, обдав меня брызгами воды, и я упала опять, до крови разбив колени и каким-то чудом не расквасив носа.

– Где ты, негодяй?! – между тем продолжала сотрясать воплями кухню тетя.

Растрепанная, в одной ночной сорочке, она стояла на пороге, готовая растерзать любого, кто осмелился напасть на ее любимую племянницу. Видимо, Зальфию разбудил шум от моего первого падения, и она поспешила ко мне на помощь, уверенная, что Рашшар каким-то неведомым образом одолел защиту, установленную Дольшером, и сейчас готовится отобедать мною. Спросонья тетя даже не сообразила, что сейчас день, а вампиры нападают только ночью. В одной руке она сжимала своеобразный метательный снаряд – запаянный пузырь из тончайшего стекла, доверху наполненный водой с растворенным в ней серебряным порошком. Помнится, в первый же день после моего возвращения в Нерий Дольшер притащил мне две таких необычных вазы, заявив, что это наилучшее оружие против вампиров. Одна из них, по всей видимости, чуть ранее разбилась о мою спину.

– Н-да, даже напиться по-человечески не умею, – тихо пожаловалась я сама себе и повысила голос, обращаясь уже к отважной защитнице: – Тетя! Все в порядке! На меня никто не нападает.

Впрочем, к тому моменту Зальфия и сама сориентировалась в пространстве. Не обнаружив на кухне никаких противников, она немного успокоилась и осторожно поставила грозный метательный снаряд на стол. Посмотрела на меня странно посветлевшими глазами, в которых еще бушевало звериное бешенство. Я невольно поежилась. Нечасто мне приходилось видеть тетю в такой ярости.

– Что произошло, Киота? – уже нормальным голосом осведомилась она. – Я спала и вдруг услышала грохот из кухни. Но, как вижу, тебя никто не убивает, так?

– Я поскользнулась и упала, – солгала я, глядя на нее самым честным взором. – Прости, что испугала…

– Поскользнулась, значит? – Зальфия нехорошо ухмыльнулась и брезгливо двумя пальчиками приподняла почти пустую бутылку, гордо возвышающуюся в самом центре стола. – И что же, интересно знать, послужило причиной такой странной неуклюжести?

– Ну… – промямлила я, чувствуя, как от стыда предательски запылали щеки.

Все демоны Хекса! Мне двадцать пять лет, я давным-давно живу одна и полностью обеспечиваю себя, но все равно – стоит только тете недовольно повести бровью, как меня бросает в жар от осознания собственной никчемности.

– Киота, что происходит? – строго повторила тетя. Подтянула к себе стул и села, не сводя с меня пристального взгляда. – Милая, я два дня живу у тебя. И заметила, что ты почему-то не в восторге от предстоящего замужества. Теперь вот решила напиться в одиночку. Прости, но так поступают, лишь пытаясь заглушить боль или горе. Дольшер не устраивает тебя в качестве жениха, а отказать ему ты боишься? Он бьет тебя, унижает, оскорбляет как-либо?

– Нет, что ты! – Я испуганно всплеснула руками. – Как ты могла такое подумать? Дольшер – замечательный! Мне очень хорошо и спокойно рядом с ним. Конечно, у нас порой случаются ссоры, но ничего из того, о чем ты говоришь, он себе никогда не позволял и, уверена, не позволит!

– Однако ты не выглядишь счастливой, – прозорливо заметила тетя. – А должна бы. Ты даже не пытаешься обсудить с Дольшером предстоящее торжество, хотя бы прикинуть примерную дату, не рассматриваешь в журналах свадебные платья, в общем – не делаешь ничего из того, что обязана любая уважающая себя невеста!

В последней фразе Зальфии послышалось нескрываемое осуждение. Я опустила голову, чувствуя, как на глазах закипают предательские слезы. Да, мой слишком вольный по провинциальным меркам образ жизни никогда не приводил тетю в восторг. И она придет в настоящий ужас, когда узнает, насколько я на самом деле порочна и развратна. Нет, я не могу ей признаться! Иначе она начнет презирать меня.

– Киота, маленькая моя. – Зальфия печально вздохнула и встала. Притянула меня к себе, ласково поглаживая по плечам и волосам. – Что ты, право слово. Расскажи, что тебя гложет. Я ведь никогда не обману и не предам тебя. Одна голова хорошо, а две – лучше. Нет таких ситуаций, из которых не было бы выхода.

– Беда только в том, что иногда этот выход ведет не туда, куда ты хочешь. – Я невесело усмехнулась. Осторожно высвободилась из объятий Зальфии. – Тетя, спасибо, но… Это касается только меня. Не хочу тебя впутывать во все это.

Зальфия нахмурилась, вряд ли довольная, что у меня завелись от нее какие-то секреты. Открыла было рот, и я заранее съежилась, ожидая нового витка скандала, но тут…

Я так и не поняла, что произошло. Просто вдруг оказалось, что пол и потолок в квартире поменялись местами. Меня швырнуло куда-то вверх, потом вниз, проволокло по стене, затем пузырь с водой едва не засветил мне прямо в лоб. Помогла реакция и машинально кинутый щит, уберегший от нового водопада брызг и стеклянных осколков. Где-то рядом жутко ругалась тетя, поминая, где и в каких позах видела всех богов Нерия. Хм… Забавно, раньше я не предполагала, что Зальфия умеет так выражаться, учитывая полное отсутствие у нее постельного опыта.

Все закончилось так же внезапно, как и началось. Я обнаружила, что лежу под столом, а в соседней комнате горестно завывает дракончик, грозясь уже сегодня к вечеру покинуть негостеприимный дом и отправиться на поиски лучшей доли.

– Всем оставаться на своих местах! – гаркнул от порога незнакомый мужской голос.

Впрочем, этот приказ был излишен: при всем желании я бы сейчас не сумела встать. Было такое чувство, будто меня от души избили. Руки мелко тряслись от пережитого потрясения. Вокруг неярко мерцал щит, который я не торопилась убрать. Никогда не любила незваных гостей, особенно если они вваливаются настолько бесцеремонно.

– Все в порядке, – послышался другой голос из гостиной. – Здесь никого. Хм, вампиры ведь не умеют маскироваться под домашних драконов?

– Нет, точно не умеют.

При звуках этого хрипловатого голоса я немного расслабилась. Вашарий! Но что он тут делает? И что означает все это представление?

Заинтригованная сверх всякой меры, я осторожно приподняла голову, готовая в любой момент снова прикрыть ее руками.

На пороге моей крошечной кухни действительно стоял Вашарий и еще двое незнакомых мне мужчин в черной униформе государственных служащих. Последние постоянно озирались, будто в любой момент ожидали нападения, и держали в руках уже знакомые мне по приключениям в Озерном Крае грозные приспособления под названием – парализатор. Высокие сиреневые огоньки, пляшущие на остриях, доказывали, что орудия в полной боевой готовности.

Приятель, не здороваясь, шагнул ко мне и подал руку, помогая выбраться из-под обломков стола. Рядом закряхтела тетя, не рискуя пока подниматься.

– Что тут произошло, Киота? – задал Вашарий самый, наверное, популярный вопрос этого дня.

– К-как – что? – слегка заикаясь от подобной наглости, переспросила я. – До вашего появления – ничего особенного. Вашарий, что все это значит? Я уж решила, что на нас напала целая банда магов вне закона!

– Ты решила, что на тебя напали? – без тени улыбки осведомился приятель. – Забавно, но Дольшер подумал так же. Его пытались убить где-то полчаса назад. По траектории заклинания вышло, что его отправили именно из твоей квартиры. Сканирование показало, что в блокирующих чарах есть достаточно ощутимая брешь. В общем, я мчался сюда, опасаясь, что тебя уже нет в живых.

– Дольшера пытались убить? – медленно протянула я, пытаясь хоть немного сосредоточиться и упорядочить факты.

И неожиданно картинка произошедшего со всей печальной и бескомпромиссной очевидностью сложилась у меня в голове. Киота, пьяница ты недоделанная! Алкоголь ей мыслить помогал, видите ли, формулы так сами и выстраивались на листке! Явно это я где-то напортачила. Ошиблась в коэффициентах, придала слишком сильное ускорение чарам. Идиотка!

3
{"b":"141962","o":1}