ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайна мертвой царевны
Маленькая жизнь
Расскажи мне о море
Найди свое «Почему?». Практическое руководство по поиску цели
Поводырь: Поводырь. Орден для поводыря. Столица для поводыря. Без поводыря (сборник)
Слияние
Тринадцатая сказка
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
Солнечная пыль

«Нет» пришлось повторить дважды — для убедительности. Время научной фантастики кончилось, нужно писать «реалистическую фантастику». И это сказано корифеем жанра именно тогда, когда на Западе уже прошел и пик фэнтези, и пик хоррор, а лучшей книгой 1994 года был назван вполне традиционный научно-фантастический роман «Зеленый Марс» С.Робинсона. И автор бестселлера даже не подумал заявить, что только так и нужно писать фантастику…

Позволю себе привести еще одну цитату все из того же журнала «200». Говорит фантаст из Перми Е.Филенко: «Если целое (А.Н.+Б.Н.) спасали российскую фантастику как вообще, как и в частности…, то половина (Б.Н.) пытается ее, фантастику, кастрировать овечьими ножницами и тем самым лишить способности к самовоспроизводству.»

Резко, но если наболело?

Я утверждал выше, что «Поиск предназначения» практически обречен быть названным лучшим романом года. И в связи с этим возникает еще одна любопытная коллизия, напрямую связанная с этическими теоремами, исследованными автором «Поиска предназначения». Дело в том, что премию «Бронзовая улитка» за лучшее произведение года присуждает не жюри (как премию «Странник»), но один человек — Б.Н.Стругацкий. Теперь представьте, что ему придется-таки оценивать роман некоего С.Витицкого, выдвинутого номинационной комиссией. Абсурд, скажете вы, но вот, как отвечает Б.Н. на «каверзные» вопросы редакторов журнала «200».

«Б: Борис Натанович, насколько я вас знаю, то это соблюдение псевдонима вы сможете выдержать только до следующего „Интерпресскона“, потому что роман наверняка пойдет в номинации на „Бронзовую улитку“, а самому себе вы ее давать не будете.

С.: Вы знаете, Сережа, это кажущийся казус, потому что трудность возникнет только в том случае, если, по моему мнению, этот роман окажется действительно лучшим за год.

Н.: Мне кажется, что нельзя вставлять ваш роман в список, ведь вы единственный член жюри… Дабы не подвергать вас никаким возможным упрекам, даже чтобы повода не подавать…

С.: Ни в коем случае мой роман вставлять нельзя, но роман Иванова, Петрова, Водкина почему же не вставить в список?

Н.: Нет, Борис Натанович, я тут какое-то несоответствие четко вижу. Если это ваш роман, то вы не должны его оценивать. Даже если он под псевдонимом.»

А задачка-то, действительно, не из легких? И заметьте, никому — ни интервьюирующим, ни интервьюируемому — и в голову не приходит, что роман может и не быть выдвинут вообще! Ибо, по определению, написанное кумиром — замечательно…

Для тех, кто кумира сотворил.

Мнение тех, кто в этом процессе не участвовал или, вспомнив заповедь, во-время отошел от пьедестала, в расчет не берется.

Рынок и время, конечно, расставят все по местам. Да рынок уже и расставляет — и в России, и в Израиле. А.Столярова и А.Лазарчука — не берут. В.Рыбакова берут, но медленнее, чем хотелось бы издателям и автору. А берут Ника Перумова, берут Л.Д.Олди — многотомные героические эпопеи в поджанре «фэнтези». Фэны признали лучшим в 1994 году роман-фэнтези «Многорукий бог далайна» С.Логинова. Авторам этим явно «не светят» ни «Странник», ни, тем более, «Бронзовая улитка», присуждаемая лично Б.Н.Стругацким…

Возможно, любители фантастики еще не доросли до «турбореализма». Впрочем, когда читатель определял, как развиваться жанру? Определяли это профессионалы, если им удавалось разглядеть новизну и определить ее суть. Но проблема-то в том, что, даже по мнению Б.Н.Стругацкого, принципиальной новизны нет ни в «Ином Небе», ни в «Монахах под луной», ни в «Гравилете», ни даже в собственном его «Поиске предназначения». Новизны нет ни на уровне идей, ни на уровне текстов, ни, похоже, на уровне замыслов. А что есть? Попытка встать под знамя Большой литературы, приспустив знамя Настоящей фантастики…

Так именно о том и говорят читатели! Одни — фэны, — не принимая произведений, награжденных премиями «Странник» и «Бронзовая улитка». Другие — посетители книжных «развалов», — проходя мимо обложек с именами лауреатов.

Вечный диалог книгопродавца и поэта. Только, по-моему, в данном случае прав продавец…

5
{"b":"1424","o":1}