ЛитМир - Электронная Библиотека

Я ошибался.

Крыша храма представляла собой большую открытую палубу, на которой был оборудован командный пункт. Мозаика на полу изображала точную карту дворца и прилегающего океана. Вот только это была подвижная мозаика. Цветные плитки, символизировавшие армии и морских чудовищ, перемещались по мере того, как менялась диспозиция. Здания, обрушавшиеся в реальности, обрушивались и на мозаике.

Вокруг мозаики, с мрачным видом следя за сражением, расположилось странное сообщество воинов, но ни один из них не был похож на моего отца. Я искал крупную фигуру, одетую в шорты и гавайскую рубашку, хорошо загоревшую и с черной бородой.

Никого похожего на отца среди этого сборища я не увидел. Был тут один водяной с двумя рыбьими хвостами вместо одного, с зеленой кожей, черными волосами, связанными сзади хвостиком, в нагруднике с жемчужинами. Выглядел он довольно молодо, хотя трудно определять возраст, если перед тобой не гуманоид. Поди разбери, сколько ему – то ли три года, то ли три тысячи. Рядом с ним стоял старик с пышной белой бородой и седыми волосами. Ноги его, казалось, подгибаются под весом доспехов. У него были зеленые глаза с веселыми морщинками в уголках, хотя сейчас он не улыбался. Он разглядывал карту, опираясь на большой металлический посох. Справа от него стояла прекрасная женщина в зеленых доспехах, с ниспадающими на плечи волосами. Из головы у нее торчали странные маленькие рожки, похожие на крабьи клешни. Был тут и дельфин – обычный дельфин, но он внимательно разглядывал карту.

– Дельфин, – сказал старик, – отправь Палемона и его акулий легион на западный фронт. Мы должны нейтрализовать этих левиафанов.

Дельфин говорил стрекочущим голосом, но я его понял.

«Да, владыка!» – ответил он и заспешил прочь.

Я недоуменно посмотрел на Тайсона, потом снова на старика.

Мне это казалось невероятным, но все же я позвал:

– Папа…

Старик поднял на меня взгляд. Я узнал блеск в его глазах, но вот лицо… вид у него был такой, будто он состарился на сорок лет.

– Привет, Перси.

– Что… с тобой случилось?

Тайсон толкнул меня в бок. Он с такой силой затряс головой – я думал, она у него оторвется, но Посейдон, похоже, не обиделся.

– Все в порядке, Тайсон, – сказал он. – Ты, Перси, извини за мой внешний вид. Война дается мне нелегко.

– Но ты же бессмертный, – тихо сказал я. – Ты можешь выглядеть как захочешь.

– Я своим видом отражаю состояние моего царства, – пояснил он. – А как раз сейчас это состояние довольно мрачное. Перси, должен тебя представить… боюсь, ты только что разминулся с моим полководцем Дельфином, богом дельфинов. А это моя… гм… жена Амфитрита. Моя дорогая…

Дама в зеленых доспехах холодно посмотрела на меня, потом скрестила на груди руки и сказала:

– Извини, мой господин, но мое присутствие требуется на поле боя.

С этими словами она уплыла.

Я чувствовал себя довольно неловко, но, наверное, винить ее в этом было бы несправедливо. Я никогда об этом не задумывался, но у отца ведь есть бессмертная жена. А что касается всех его похождений со смертными женщинами, включая и мою маму… что ж, наверное, Амфитрите это не очень нравилось.

Посейдон откашлялся.

– Да, а это мой сын Тритон. Гм… мой другой сын.

– Твой сын и наследник, – поправил его зеленый типчик. Он помахал своим двойным хвостом и улыбнулся мне, но его глаза вовсе не светились приязнью. – Привет, Персей Джексон. Наконец-то пришел нам помочь?

Он вел себя так, будто я опоздал или отлынивал. Если под водой можно покраснеть, то именно это и случилось со мной.

– Скажи мне, что я должен делать, – проговорил я.

Тритон ухмыльнулся, будто я сказал что-то такое хитромудрое или будто я был забавной собачонкой, которая тут пролаяла что-то… Он повернулся к Посейдону.

– Я послежу, как идут дела на передовой, отец. Можешь не волноваться – я тебя не подведу.

Он вежливо кивнул Тайсону. Почему же это я не заслужил никакого уважения? Тритон сорвался с места и исчез в толще вод.

Посейдон вздохнул, поднял посох, и тот мгновенно видоизменился в его привычное оружие – трезубец. Зубцы отливали синим сиянием, а вода вокруг него закипела от избытка энергии.

– Ты уж извини, – сказал он мне.

Сверху появилась громадная морская змея и, совершая спиральные движения, направилась к крыше. Она была ярко-оранжевого цвета с клыкастой пастью, в которой вполне мог бы уместиться целый спортзал.

Почти не посмотрев в ее сторону, Посейдон поднял трезубец и направил на эту тварь заряд энергии. Опаньки! Чудище распалось на миллион золотых рыбок, и все они в ужасе бросились врассыпную.

– Моя семья встревожена, – продолжил Посейдон, словно ничего не случилось. – Сражение с Океаном идет далеко не лучшим образом.

Он показал на край мозаичной карты и рукоятью трезубца постучал по изображению водяного размерами больше остальных и с бычьими рогами. Он вроде как мчался на колеснице, в которую были впряжены лангусты, а вместо меча размахивал живой змеей.

– Океан, – сказал я. – Это, кажется, морской титан?

Посейдон кивнул.

– Во время первой войны титанов с богами он придерживался нейтралитета. Но теперь Кронос убедил его участвовать. Это… гм… не очень хороший знак. Океан ни за что не ввязался бы в драку, если бы не был уверен в том, что дерется на стороне победителей.

– Вид у него глуповатый, – заявил я оптимистическим тоном. – Я хочу сказать, кто же это дерется змеей?

– Папа завяжет ее узлами, – твердо заявил Тайсон.

– Благодарю за вашу веру. – Посейдон улыбнулся, но выглядел он уставшим. – Мы воюем уже около года. Моя армия устала. А он находит все новые силы и бросает их против меня – морских монстров, таких древних, что я и забыл об их существовании.

Я услышал грохот взрыва вдалеке. Приблизительно в миле от нас коралловая гора развалилась под весом двух гигантских существ. Я едва различал их форму. Один был омар. Другой – гигантский гуманоид наподобие циклопа, но тело его было окружено огромным числом конечностей. Поначалу я подумал, что он таскает на себе уйму гигантских осьминогов, но потом понял, что это его собственные руки – сотни рук молотят воду, нанося удары.

– Бриарей! – воскликнул я.

Я обрадовался ему, но, судя по его виду, он дрался из последних сил. Он был последним в своем роде – Сторукий, двоюродный брат циклопов. Мы прошлым летом освободили его из тюрьмы Кроноса, и я знал, что он отправился помогать Посейдону, но с тех пор о нем ничего не слыхал.

– Он отлично дерется, – сказал Посейдон. – Жаль, что у меня нет целой армии таких, как он.

Я увидел, как Бриарей, взревев от злости, схватил омара, который размахивал и щелкал клешнями, и сбросил его с коралловой горы – тот исчез во мраке. Бриарей припустил следом, его сотня рук работала, как винт моторной лодки.

– Перси, я не могу уделить тебе много времени, – вздохнул отец. – Расскажи мне о своей миссии. Ты видел Кроноса?

Я рассказал ему все, хотя голос у меня и срывался, когда я говорил о Бекендорфе. Я посмотрел на дворы внизу и увидел сотни раненых водяных, лежавших на самодельных кушетках. Я увидел ряды коралловых холмиков, которые, вероятно, были обустроенными на скорую руку могилами. Я понял, что Бекендорф стал не первой жертвой – он был одним из многих сотен, может быть, тысяч. Я никогда не чувствовал себя таким злым и беспомощным.

– Перси. – Посейдон разгладил бороду. – Бекендорф выбрал героическую смерть. Тебя не в чем упрекнуть. Армия Кроноса будет дезорганизована. Многие были уничтожены.

– Но ведь его мы не убили?

Я понимал, что это наивная надежда. Мы могли взорвать корабль и уничтожить всех монстров на нем, но убить владыку титанов было не так-то легко.

– Нет, не убили, – ответил Посейдон. – Но с вашей помощью мы выиграли какое-то время.

– На корабле были полубоги, – сказал я, вспомнив парнишку, с которым столкнулся на лестнице.

Я почему-то позволил себе сосредоточиться на Кроносе и монстрах. Я убедил себя, что уничтожить корабль – благое дело, потому что на нем обосновалось зло, потому что они собираются напасть на мой город и к тому же их невозможно убить навсегда. Монстры испаряются, а потом восстанавливаются в новом обличье. Но полубоги…

7
{"b":"142584","o":1}