ЛитМир - Электронная Библиотека

– …Скорее всего, братик до сих пор там, именно чтобы вспомнить его имя.

Эти слова неожиданно произнесла Лифа.

В каком-то смысле эта девушка была в реальном мире ближе к Кирито, чем любой из присутствующих, – сестра все-таки. Прижав руки к груди, она продолжила:

– У братика был очень испуганный вид, когда он вернулся вчера вечером. Думаю, во время вчерашнего предварительного этапа он понял, что в GGO один из членов «Веселого гроба». И он выяснил, что он на самом деле может каким-то образом убивать людей. И поэтому он хочет вспомнить прошлое имя того человека и заставить его прекратить убивать… братик наверняка хочет, чтобы все это закончилось…

При этих словах Асуна негромко ахнула.

Она слегка расстроилась, услышав эти слова, но Лифа, скорее всего, была права. Нет, Кирито даже наверняка думает, что это «его долг». Это был долг их всех как участников крестового похода против «Веселого гроба» – сделать так, чтобы они никогда больше не творили зло.

…Кирито-кун, ты… ты всегда такой, что бы ни случилось…

– Этот… ЭТОТ ИДИОТ!

Кляйн стукнул кулаком по барной стойке. Губы на обросшем бороденкой лице искривились, и он продолжил орать:

– ЧЕРТОВ ЭГОИСТ! ЕСЛИ Б ТЫ ХОТЬ СЛОВО СКАЗАЛ… ЕСЛИ Б ТЫ ХОТЬ СЛОВО СКАЗАЛ, ДАЖЕ ЕСЛИ БЫ МНЕ ПРИШЛОСЬ ОТПРАВИТЬСЯ В АД, Я БЫ ОТПРАВИЛСЯ…

– Да… но Кирито-сан никогда бы так не сказал. Он бы не стал нас втягивать, если бы чувствовал, что есть опасность. Он просто не умеет по-другому…

Услышав эти слова, произнесенные улыбающейся сквозь слезы Силикой, сидящая рядом с ней Лизбет тоже улыбнулась и кивнула.

– …Это верно. Он всегда был таким… и сейчас в турнире он, может, тоже защищает кого-нибудь от врага.

При этих словах все разом повернулись к большому экрану, словно их туда тянуло.

Повсюду мелькали спецэффекты стрельбы, но имени «Кирито» нигде не было. Тип в маскхалате, называющий себя «Дес Ганом», тоже не появлялся.

Призрачная пуля (ЛП) - doc2fb_image_0200000F.jpg

Между прочим – никто из собравшихся здесь не знал, как Кирито выглядит в GGO. Если, допустим, в поединке он не главный персонаж, на котором фокусируется камера и имя которого пишется рядом, а его соперник, Асуна и остальные его даже не узнают. Однако по крайней мере в списке участников в правой части экрана имя Кирито значилось, и, в то время как против большинства других уже горела надпись «мертв», Кирито был «жив». Значит он до сих пор ведет свой молчаливый бой не на жизнь, а на смерть с Дес Ганом на этом большом острове, превратившемся в поле битвы.

Асуна не могла принять участие в этом турнире, даже если бы она прямо сейчас перешла в GGO, так что помочь Кирито она была бессильна. Но ей хотелось хоть как-то поддержать, защитить, приободрить своего любимого.

Удержав в себе эмоции, Асуна спросила у Лифы:

– Лифа-тян, Кирито-кун же не у себя в комнате ныряет, да?

– Мм, не у себя. Но я только знаю, что он ныряет в GGO где-то в городе.

Асуна и сама слышала это от Кирито. Она ведь именно потому и залогинилась не из дома, а из «Кафе-кости» близ Окатимати, что хотела встретиться с Кирито сразу после окончания турнира. Асуна кивнула и повернулась к Кикуоке.

– …Крисхайт. Вы ведь наверняка знаете, откуда Кирито-кун ныряет, верно?

– Аа… нуу… – забормотал маг в длиннополой мантии, качая головой, и его аквамариновые волосы мотались под странными углами. Но как раз в тот момент, когда Асуна уже собралась подступить к нему на шаг ближе, он кивнул и произнес:

– …Мм, знаю. Я сам организовал это место, так что с безопасностью там полный порядок. Там идет постоянный мониторинг, и с ним все время сидит специальный человек. Я гарантирую, телу Кирито-куна в реальном мире ничто не угрожает…

– Где он?

– …Ээ… это… больница в Отиномидзу в Тиёда-ку… но можешь не беспокоиться из-за того, что это всего лишь больница. Я выбрал это место потому, что там можно легко делать ЭКГ. Конечно, это не значит, что я знал, что что-то можетслучиться…

Кикуока продолжал сыпать словами, сильно смахивающими на оправдания, но Асуна прервала его взмахом руки и спросила:

– Больница в Тиёда-ку?! Та, в которой Кирито-кун проходил реабилитацию?

– Да, она самая…

…Это же совсем рядом. «Кафе-кости» находится близ Окатимати, затем квартал Суэхира-тё, а потом Отиномидзу. На такси меньше пяти минут.

Додумав до этого места, Асуна твердо заявила:

– Я отправляюсь туда. Туда, где Кирито-кун в реальном мире.

Глава 14

После того как мы с Синон разделились, я вышел из пещеры. Красные краски заката почти полностью ушли с неба, оставив лишь легкую фиолетовость.

Я всегда думал, что в GGO вечный закат, и при виде ночного неба слегка прибалдел. Однако, если подумать – сейчас в реальном мире около 10 вечера, так что вполне естественно, что небо стало темным.

Звезд видно не было. Говорят, в прошлом этого мира была масштабная галактическая война, и цивилизация начала вымирать. Сейчас, чтобы выжить, людям приходится полагаться лишь на остатки технологий прошлого. При виде широкого и пустого ночного неба поневоле задумываешься: может, все остальные планеты в Галактике тоже уничтожены?

Внезапно на юго-западном краю бесконечной черноты вспыхнул огонек.

Метеор – да нет, разумеется, нет. Это был искусственный спутник. С тех самых пор, как цивилизация прошлого его запустила, он, никому не нужный, так и продолжал летать и передавать вниз информацию.

9.45 вечера. В третьем турнире «Золотая пуля» пришло время седьмого спутникового сканирования.

Отведя взгляд от ночного неба, я достал из поясного кармана терминал и прикоснулся к экрану. Экран тотчас включился, и на нем возникла карта окрестностей. Северная часть острова, ставшего ареной турнира, была почти вся покрыта пустыней. Кроме пустыни, здесь еще было лишь несколько каменистых холмов и зеленых пятачков-оазисов, а остальное – выжженная земля. В целом, для снайперской стрельбы местность была малоподходящая.

Прислонившись спиной к каменной стене возле входа в пещеру и изо всех сил пытаясь оставаться незаметным, я продолжал наблюдать. Несколько секунд – и посреди карты молча вспыхнул огонек. Мне даже дотрагиваться до него не было надобности, чтобы понять, что огонек обозначает меня – Кирито. Разумеется, Синон, ожидавшая в пещере позади, на карте не появилась.

Как ни странно, других живых игроков в пустыне не оказалось – да и вообще в пределах пяти километров от меня. Даже если Дес Ган, то есть Стербен, не появлялся на карте благодаря своей метаткани с оптическим камуфляжем, другие-то игроки, догадавшиеся, что мы с Синон прячемся в пещере, должны уже были подобраться сюда и приготовиться кидать гранаты.

Это выглядело не очень круто – повсюду в пустыне виднелись тусклые огоньки. Все эти игроки уже не участвовали в турнире; однако – столько «мертвых» тел, а никаких звуков стрельбы мы из пещеры не слышали. Просто невероятно.

Я поспешно подкрутил увеличение карты и обнаружил яркий огонек в 6 километрах к юго-западу. Прикоснулся к нему пальцем – появилось имя «Ямикадзе». Имя казалось знакомым.

Переведя взгляд дальше вниз, я увидел много тусклых огоньков и два ярких – они были довольно близко. Их звали «Но-но» и «Фернил». Я еще увеличил масштаб, и на экране отобразился весь остров. Однако – больше огоньков не было. Даже игрок, которого Синон обозвала «Кемперичи» и который с самого начала турнира засел на самой высокой горе на юге острова, – даже он потускнел. И рядом с ним были еще две тусклых точки. Похоже, его брали целой группой.

Короче говоря, на этой громадной арене осталось шесть человек, включая не отобразившихся на карте Синон и Дес Гана.

Разумеется, оставалась еще возможность, что кто-то прячется в пещере или под водой, но без уникальной особенности Дес Гана они не могут получать информацию со спутника. Кроме того, сейчас, когда турнир подходит к концу, едва ли кому-то хватит выдержки хоть глазком не глянуть на текущее положение дел…

39
{"b":"143119","o":1}