ЛитМир - Электронная Библиотека

– Синон!

Лишь один игрок в GGO звал ее так. Обернувшись, она тут же увидела Кёдзи Синкаву, с которым всего несколько минут назад рассталась в реальном мире. Теперь, уже в облике «Шпигеля», он подбежал к ней, радостно махая рукой. Высокий и стройный аватар модели М, одетый в уличную одежду, вроде бы немного покраснел от возбуждения.

– Синон, что ты так долго? Я волновался о тебе… что такое?

Шпигель с недоумением смотрел на улыбку на лице Синон.

– Не, ничего. Просто так занятно, что я могу встретить в игре человека, которого вот буквально только что видела в реале.

– …Я бы сказал, в реале я не такой клевый, как в виртуальном мире. Ну а ты как? Какие у тебя шансы победить? У тебя уже есть какая-то тактика?

– Если говорить о моих шансах на победу… все, что я могу сказать, – что буду стараться. Ну а тактика – в основном, постоянно искать врага, стрелять и тут же менять позицию.

– Верно, верно. Но… я верю, Синон обязательно выиграет.

– Угу, спасибо. А что ты сейчас собираешься делать?

– Ну… я могу только смотреть трансляцию в отеле тут поблизости…

– Отлично, когда все закончится, встретимся в отеле. Либо мы будем праздновать мой успех, либо выпьем вина, чтобы успокоиться.

С этими словами Синон опять улыбнулась; Шпигель опустил глаза, потом снова поднял. Вдруг он схватил Синон за руку и потащил в уголок площади. Ему даже наплевать было, смотрят ли на них другие; быстро повернув голову, он взглянул на встревоженную Синон – та могла лишь молча моргать.

– Синон… нет, Асада-сан.

Шпигель должен был прекрасно знать, как невежливо звать человека по реальному имени в VRMMO; это потрясло Синон еще сильнее.

– Что… что?..

– Могу я доверять твоим словам только что?

– Мои слова только что…

– Ты сказала, чтобы я подождал, да?.. Асада-сан, ты сказала, что после того, как ты узнаешь свою силу, мы с тобой…

– Ч-чего ты об этом так вдруг?!

Чувствуя, что ее щеки горят, Синон спрятала лицо в шарф, но Шпигель сделал шаг вперед и ухватил ее за правую руку.

– Я… я, мне очень нравится Асада-сан…

– Прости, не мог бы ты не говорить об этом вот сейчас? – с суровинкой в голосе перебила его Синон и покачала головой. – Сейчас мне надо сосредоточиться на турнире… я должна выложиться на все сто, только тогда у меня будет шанс выиграть…

– …Ясно, да, ты права… – Шпигель выпустил ее руку. – Но я… я верю в тебя. Я буду верить и ждать.

– Д-да. …Ну ладно, п-по-моему, уже пора идти готовиться… так что я пошла.

Если Синон продолжит беседовать со Шпигелем, в турнир она войдет с дрожащим сердцем; поэтому она закрылась.

– Давай, удачи. Я буду за тебя болеть, – с энтузиазмом заявил Шпигель.

Синон кивнула и, натянуто улыбнувшись, пошла прочь. Пока она шла к входу в Президентскую виллу, она чувствовала, как взгляды буравят ей спину.

Войдя через стеклянную дверь и очутившись в зале, где было очень мало народу, девушка наконец расслабила плечи.

Размышляя, не из-за ее ли поведения Кёдзи все неправильно понял, она прислонилась к колонне.

Он выразил свои чувства к ней открытым текстом; но, говоря откровенно, ей и со своими-то проблемами достаточно трудно разбираться.

Синон совершенно не помнила своего покойного отца. Мужчина, чье лицо произвело на нее самое сильное впечатление за всю ее жизнь, – это был преступник, пытавшийся ограбить почтовое отделение в тот день. С тех самых пор и возникла ее фобия, и лицо того человека постоянно всплывало у нее в памяти. Бесконечная глубина в его гнусных глазах пряталась во тьме вокруг Синон, глядела на нее.

Завести себе парня, как другие девушки, трепаться по телефону, ходить на свидания по выходным – о таких вещах она вообще никогда раньше не думала. Однако если она так вот возьмет и начнет встречаться с Кёдзи, когда-нибудь она может увидеть «те глаза» и у него. Это ее страшило больше всего.

Если ключом к ее фобии является не только «оружие», если ей страшно просто-напросто видеть «мужчину» – жизнь ее станет чрезвычайно тяжелой.

Она может только сражаться. Прямо сейчас – это единственное, что она может сделать.

С силой топнув ногой по полу, Синон направилась к расположенным в глубине зала лифтам.

И тут вновь кто-то позвал ее со спины. Этот голос, назвавший ее имя, звучал отчетливо и чуть хрипло – совсем не так, как глубокий голос Шпигеля. При звуках этого голоса Синон могла лишь закатить глаза.

Когда она обернулась, чувствуя, как в ней вспухает раздражение, перед ней очутился, конечно же, «тот парень», которого она так ненавидела.

Глава 9

Очутился я в самой северной части столицы GGO «КК Глоккен», в уголке площади перед Президентской виллой.

Под мрачным закатным небом сквозь толпу носились многочисленные неоновые огоньки – похоже, рекламные объявления. Будь такое в ALO, игроки бы начали громко жаловаться, что это «убивает картину мира», но к образу футуристического города в пустыне это, в общем, подходило. И, конечно же, самые большие и яркие неоновые объявления рекламировали приближающийся финал третьего турнира «Золотая пуля». Едва я увидел эти ярко-красные слова, меня всего охватила дрожь. Разумеется, не от страха, а от возбуждения – по крайней мере я надеялся, что так.

Вздохнув, я развернулся; при этом бессознательно встряхнул своей черной гривой. Когда мои волосы вновь улеглись на плечи, я снова вздохнул, мысленно смеясь над собственными действиями, но в конце концов убедил себя, что, раз я так делаю, значит, уже привык к этому аватару.

Турнир прежде всего; с этой мыслью я отвернулся от Президентской виллы; тут я ощутил на себе несколько взглядов с обеих сторон дороги. Это было как-то… неуютно. Мне хотелось ответить зевакам сердитым взглядом, но я решил этого не делать.

Они ведь не смотрели на меня как на меня. Просто мой аватар выглядел как девушка, да еще весьма симпатичная. На их месте я бы тоже пялился.

В норме одними взглядами бы не обошлось – два-три игрока наверняка подошли бы, чтобы попытаться меня уболтать. Но эти, едва увидев, что я приближаюсь, отступали. Полагаю, все потому, что они видели вчера во время предвариловки мой берсеркерский стиль сражения, когда я налетал на противников со световым мечом.

Из всех данных участника турнира прочим игрокам видны лишь имя и количество раз, когда он уже участвовал; а имя «Кирито» не указывает на какой-то определенный пол. Поэтому, должно быть, все в GGO думают, что я «свихнувшаяся девчонка, маньячка, которая нарочно убивает мечом, а не пулей».

Мне не очень-то хотелось, чтобы меня воспринимали так; но это недопонимание вполне оправдает себя, если вселит в моих противников по финалу ЗП неуверенность. Кроме того, моя задача была не победить в турнире, а встретиться с тем типом в рваном маскхалате – Дес Ганом.

Имя «Дес Ган» не значилось в числе 30 финалистов, но он наверняка будет участвовать. Если его цель – показать свою силу в мире GGO, то финал ЗП будет для него лучшей сценой. Это может показаться странным, но Дес Ган в этом турнире прячется под именем какого-то другого игрока.

В первую очередь мне необходимо узнать это имя; а затем – встретиться с ним во время турнира. Когда я узнаю, под каким именем он был в SAO, я с помощью этой информации выясню, кто он в реальном мире. Сейдзиро Кикуока говорил, что сможет получить доступ к закрытой информации об аккаунтах игроков. Когда нам станет известно его реальное имя, мы сможем узнать, действительно ли он убил Дзекусиидо и Усудзио Тарако, – нет, мы сможем узнать, способен ли он убивать вообще.

Однако во время всего этого мне предстоит вновь пройти через мое собственное давнишнее преступление.

Мой страх до сих пор не прошел.

Но эта эмоция необходима, чтобы я не выбрал путь бегства, путь забвения.

Сжав кулаки, я с силой топнул ногой и решительно направился к башне Президентской виллы, возвышающейся впереди.

7
{"b":"143119","o":1}