ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Извини, Роберт. Должно быть, мне хочется спать куда сильнее, чем кажется. Что ты сказал?

— Что тебе хуже не стало. — Роберт поцеловал Эпонину в щеку и направился к двери. — Вернусь через двадцать минут, — обратился он к Элли.

— Роберт выглядит очень усталым, — проговорила Эпонина после его ухода.

— Да, — ответила Элли. — Он по-прежнему так много работает… в свободное время все равно одни волнения. — Элли сидела на земляном полу, прислонившись спиной к стене хижины. Николь на ее руках припала к груди и время от времени ворковала.

— Смешная какая, — произнесла Эпонина.

— Что ты, просто неописуемое удовольствие.

«Это не для меня, — проговорил внутренний голос Эпонины, — ни теперь, ни когда-либо». В памяти Эпонины промелькнула страстная ночь, когда она едва сумела сказать «нет» Максу Паккетту. Столько горечи накопилось на душе. Она попыталась справиться с собой.

— Я прекрасно погуляла вчера с Бенджи. — Эпонина решила изменить тему.

— Не сомневаюсь, он сегодня утром все мне расскажет, — проговорила Элли. — Он обожает воскресные прогулки с тобой, других радостей не осталось, кроме моих редких визитов… я так благодарна тебе.

— Забудь об этом. Бенджи нравится мне. К тому же приятно ощущать себя полезной, если ты понимаешь, что я имею в виду… Он приспособился на удивление хорошо. Во всяком случае, у него меньше причин для жалоб, чем у сорок первых и тех, кого послали работать на оружейную фабрику.

— Он скрывает свою боль, — сказала Элли. — Бенджи умнее, чем все думают… В психиатричке ему не нравится, но он понимает, что не может позаботиться о себе. И он не хочет быть для кого-нибудь обузой.

На глазах Элли вдруг выступили слезы, и тело ее дрогнуло. Малышка Николь оторвалась от груди и уставилась на мать.

— С тобой все в порядке? — спросила Эпонина.

Элли утвердительно кивнула, вытерла глаза маленьким хлопковым платочком, который держала возле груди, чтобы не промокнуть. Николь принялась сосать дальше.

— На страдания вообще трудно смотреть, — проговорила Элли. — А напрасные страдания просто разрывают сердце.

Охранник внимательно проверил удостоверения и передал их другому, облаченному в форму человеку, сидевшему за пультом компьютера. Тот запросил какую-то информацию и вернул документы охране.

— Почему, — спросила Элли, когда они отошли подальше и никто не мог ее слышать, — почему этот человек каждый день проверяет наши фотографии, если за последний месяц он пропускал нас через этот пункт не меньше дюжины раз?

Они шли вдоль улицы, направляясь к выходу из поселения, расположенного близ Позитано.

— Это его обязанность, — ответил Роберт, — и ему приятно ощущать собственную значимость. Если он перестанет устраивать из этого церемонию, мы забудем, что он обладает властью над нами.

— Когда биоты контролировали вход, все происходило куда проще.

— Но те из них, кто еще функционирует, нужны на войне… к тому же Накамура опасается, что вдруг явится призрак Ричарда Уэйкфилда и каким-то образом подчинит себе биотов.

Они молча шли несколько секунд.

— Так ты считаешь, что моего отца нет в живых, дорогой?

— Увы, милая, — Роберт ответил не сразу, он был удивлен прямотой вопроса. — Я сомневаюсь в том, что он жив, но надеюсь на это.

Роберт и Элли наконец очутились на окраине Позитано. Вдоль улицы, плавно спускавшейся к центру поселка, выстроились несколько новых домов в европейском стиле.

— Кстати, Элли, — проговорил Роберт, — когда ты завела речь об отце, я вспомнил об одной вещи, которую хотел обсудить с тобой… Помнишь, я рассказывал тебе о проекте, том самом, которым занимается Эд Стаффорд?

Элли покачала головой.

— Он пытается классифицировать информацию обо всех колонистах с помощью укрупненных генетических групп. По его мнению, подобная классификация, пусть даже она является полностью произвольной, поможет предсказать, кто из нас и какими болезнями может заболеть. Я не совсем согласен с таким подходом — он кажется мне слишком формальным и математическим, а не медицинским. Однако аналогичные исследования проводились на Земле; выяснилось, что люди со сходной наследственностью склонны к одним и тем же заболеваниям.

Элли остановилась и вопросительно поглядела на мужа.

— Почему ты решил поговорить со мной об этом?

Роберт усмехнулся.

— Вот-вот, — проговорил он. — Я как раз к этому и подхожу… Во всяком случае, Эд разработал разностную схему, численный метод определения генетических различий между двумя индивидами по четырем основным аминокислотам, составляющим цепь в геноме. И с ее помощью в экспериментальном порядке разделил все население Нового Эдема на группы. Конечно, разностная схема ничего не значит…

— Роберт Тернер, — со смешком перебила его Элли. — А ты не собираешься закончить свою мысль? Что ты хочешь мне сказать?

— Ну хорошо, есть одна странность. Совершенно непонятная. В первом варианте классификации двое колонистов оказались за пределами всех групп. Изменив определения, Эд в конце концов сумел подобрать количественный разброс параметров одного из них и втиснул его куда-то. Но структура аминокислотных цепей оставшегося индивида настолько отлична от всех прочих обитателей Нового Эдема, что его не удалось отнести ни к одной из групп.

Элли глядела на Роберта так, словно бы муж ее сошел с ума.

— Эти два человека — твой брат Бенджи и ты, — неловко завершил Роберт.

— Вы двое выходите за пределы всех групп.

— Следует ли мне беспокоиться об этом? — спросила Элли после того, как они в молчании прошли метров тридцать.

— Не думаю, — спокойно ответил Роберт. — Возможно, всему виной схема, которую использовал Эд. Быть может, он где-то ошибся… Впрочем, космические излучения могли в самом деле изменить генетическую структуру твоего организма на стадии эмбриона.

К этому времени они оказались на главной площади Позитано. Элли наклонилась к мужу и поцеловала его.

— Все это очень интересно, дорогой, — проговорила она, чуть поддразнивая его, — но я все еще не могу понять, зачем ты затеял этот разговор?

Большую часть площади занимала стоянка велосипедов. Выстроенные в две дюжины рядов и несколько колонн парковочные места размещались перед бывшей станцией. Теперь все колонисты передвигались на велосипедах, за исключением главы и членов правительства, пользовавшихся электрокарами.

Поезда в Новом Эдеме были отменены вскоре после начала войны. Внеземляне изготовили вагоны из очень легких и исключительно прочных материалов, которые фабрики, построенные в колонии, так и не сумели воспроизвести. Армия нуждалась в этих сплавах для самых разнообразных целей, и к середине войны оборонительное ведомство реквизировало все вагоны.

Элли и Роберт бок о бок ехали на велосипедах вдоль берега озера Шекспир. Маленькая Николь проснулась и невозмутимо оглядывала окружавший ее ландшафт. Они миновали парк, где в День Поселения всегда происходили пикники, и повернули на север.

— Роберт, — весьма серьезным тоном произнесла Элли, — ты уже обдумал наш долгий разговор, состоявшийся прошлой ночью?

— О Накамуре и политике?

— Да, — ответила она. — Я все-таки полагаю, что мы оба должны выступить против его указа, отменяющего выборы до конца войны… Тебя в колонии уважают. И многие из тех, кто работает в здравоохранении, последуют за тобой… Наи полагает, что могут забастовать даже работники фабрики в Авалоне.

— Я не могу этого сделать, — после долгого молчания проговорил Роберт.

— Почему же, дорогой?

— Потому что я не верю в удачный исход… Элли, ты — идеалистка. В твоем мире люди действуют в соответствии с моральными принципами или общественной необходимостью. На самом деле так никогда не бывает. Если мы выступим против Накамуры, нас скорее всего просто засадят в тюрьму. А что тогда будет с дочерью? К тому же нам наверняка откажут в средствах на борьбу с RV-41, и этим беднягам станет еще хуже. Сократят расходы и на госпиталь… Многие люди пострадают из-за нашего идеализма. Как врач я нахожу возможные последствия неприемлемыми.

103
{"b":"14332","o":1}