ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Поскольку с местными жрецами я помирился, уйдя под покровительство Горда и пожертвовав им денег и самовар, то теперь я не безбожник, а под присмотром. И соответственно после 'одобрям-с' и толики денег, верный сын церкви может даже театр организовать.

Вечер удался. Рассыпавшись в комплиментах Кае, внезапно для себя предложил ей поиграть в театр. Целый час, правда, пришлось объяснять, о богоугодности этого дела и перспективах, а на кассу предложил посадить баронессу Мавису. Не кассиршей сделать, а финансами заниматься! Расписал, как будут кусать локти остальные и жутко завидовать таким умным и успешным дамам.

– Красивая женщина не должна быть слишком умна – это отвлекает внимание, – не мог, не отметится Сим.

– Пошел ты! – тут же отреагировал я.

– Если человек – талант, то он талантлив во всем. С идиотами такая же ситуация… – стебанулась эта сволочь на прощание и примолкла, подслушивая.

И почему это я идиот? Так как причислить себя к талантам, духу у меня не хватило.

– Ну, так каково же будет ваше решение? – обратился я старшей.

Мы благодарны, мы подумаем…, то се…. Да и пес с ним! Развлекся и ладно. Предложил заходить запросто и все такое. Кивнули уже благосклонно.

- - -

*Слово 'АЗАРТНЫЙ' и происходит от французского 'hasard' – случай, потом уже оно получило дополнительное значение – увлеченный, одержимый.

ВЕЛИЧАЙШЕЙ ОШИБКОЙ БЫЛО БЫ ДУМАТЬ…

В.И.ЛЕНИН

Фразы, приведенные ниже, известны всем, они стали крылатыми… Но дело в том, что при рождении они не только звучали несколько по иному, но и значили несколько иное. Они просто-напросто вырваны из контекста, обрезаны «на самом интересном месте», отчего совершенно искажается их смысл. Вот некоторые из этих фраз, ставшие абсолютной классикой (текст в скобках восстанавливает историческую и смысловую справедливость):

– Из всех искусств для нас важнейшим является кино (пока пролетариат безграмотен).

– Религия – опиум для народа (она облегчает его страдания).

– У нас в стране секса нет (на телевидении).

– Да будет земля тебе пухом (чтобы псам было легче вырыть твои кости). ????!

Сидит мужик на скамейке и все про себя повторяет:

– Зачем я их позвал? Зачем я их позвал?..

Прохожий спрашивает:

– Что с вами?

– Да, – отвечает мужик, – поймали, надавали по рогам и уже ушли, а я увидел лом на земле и говорю:

– Эй, козлы, вы куда?

– А они что?

– Они вернулись, я за лом, а он к земле примерз… Ну, зачем, я их позвал?!!!

Я думаю, что секс лучше, чем логика, но не могу доказать

Пробка – это две русские беды – дураки и дороги в одном месте.

Глава 4. Врасплохная.

При стоимости килограмма мяса в три бутылки водки животноводство в России обречено…

Выполнив утреннюю разминку и всласть намахавшись топором и прочим железом, сполоснувшись и весело напевая любимую оптимистическую песенку:

Вместе весело шагать по болотам, по зеленым,
И поселки поджигать лучше ротой или целым батальоном.
Раз атака, два атака – нет селения,
Уничтожим коренное население…

Я направлялся к себе. Подойдя к двери, я сладко потянулся… и услышал рев пикирующего на меня СУ. Вбитые намертво привычки заставили мгновенно распластаться на камнях, прежде чем я успел сообразить, что самолетов здесь быть не может. Ма и Мо двигавшиеся сзади сразу же прикрыли меня, а добрый Гоша вечно тусующийся рядом моментально втащил мое бренное тело обратно в гостиницу, вполне законно решив, что я схлопотал болт или стрелу. Итор перескочил через мою тушку, тоже решив защитить меня от неведомой опасности.

Су.. …вашу … …и я урод! – разразился приветственной речью я, вскочив на ноги.

– Гоше два серебряка за спасение командира и вам по два за оперативность! Будем считать, что тренировка прошла успешно!

Ну не мог же я честно сказать, что непогрешимый командир так лоханулся. Да… и свежая рубашечка убывает в стирку. Вой послышался снова.

– Это что?

Братья чуть не синхронно пожали плечами, они тоже не знали.

– Пошли, посмотрим.

Дойдя до источника столь необычного звука, которым оказался каретный сарай, я попытался угадать, кто там мог быть. Подсунули ночью какую-то страшную местную зверюгу? Но где гарантия, что я первым войду туда? А если войдет кто-то из слуг? На провокацию не сильно тянет. Недовольные жрецы?

Но инквизиции здесь нет. Веротерпимость как не странно здесь государственная политика. Мудр был папа нынешнего короля (или его советники). Особо одержимые, которые начинали проповедовать о том, что наша вера истинная, а тот бог – плох (ну или лох), уходили на беседу в Священную Канцелярию (СК). Действительно на беседу! Не внявшие… – шли пострадать за веру к святой тройке, где председателем назначался жрец обхаимого бога, а два остальных жрецы других богов. А вот адвокат… был уже адептом его бога обвиняемого. В общем, котлеты отдельно, мухи отдельно и 'Дело Ленина живет и процветает' [26]. Недовольные быстро и плохо кончали на основе продуманной правовой базы. Причем все следили друг за другом и с удовольствием стучали на оппонентов в СК. Перефразируя – 'Ленин жив. Ленин будит жуть. Жуть стала лучше, жуть стала веселей', ну примерно как-то так двигали религиозную политику. Нет нужды говорить, кому были верны члены СКа.

Нет, не тянет на провокацию никак. Утробные звуки издаваемые неведомым существом, будили далеко не самые лучшие ассоциации и отдавались в животе, как звук басовых колонок на дискотеке. Чего ж там такое?

– Выходи!!! – неведомо с какого перепугу заорал я. – Или гранату брошу! – это уже по русски, выдала растерявшаяся память.

– Неээ выйдууу… – проревела неведомая зверюга и судя по звуку размер у неё, как у этого сарая.

Я охреневший стоял у двери и пытался понять, что там за чудо сидит и еще может разговаривать.

– Тогда мы заходим! – ничего умнее в голову не пришло.

– Выыы одииин…, – раздавшийся гул поколебал мою уверенность.

Во как! Меня на вы?! Выходит мало того, что говорящее, оно еще и разумное?

– Милорд вам нельзя туда! Мы войдем первыми и если что…, вы успеете отступить, – Ма и Мо с обнаженными мечами уже приготовились к рывку.

– Они правы, – согласился с ними Итор.

– Стоять! – братья послушно застыли на месте. – Ты кто?– вопрос к сараю.

– Таркунга… – прошептали изнутри.

Твою дивизию!!! Да их там по крайней мере два! …а почему шепотом?

– Вот! – деятельный Гоша приволок мне топор и кольчугу.

– Ма дергаешь дверь и в сторону, – шепотом. – Давай!

Он отдернул дверь и отскочил, а я громко вслух: – Ты кто?

– Сестра… – недоумением ответила темнота.

– Чья сестра?

– Гулина…, – с интонацией, ну не дурак ли ты.

– Это она там?

– Она.

– Тааак…, все свободны! Концерт отменяется. Гоша проследи за завтраком.

Закрыв глаза, чтобы они быстрее адаптировались, я шагнул в темноту…. В углу сидели смутно видимые фигуры, большая и маленькая. И никакого неведомого чудовища.

– Что случилось?

Рев взлетающего самолета в закрытом помещении едва не уронил меня на колени. Гуля плакала?!!! Этот рев – у них плачем зовется. А мой крик: – Молчать всем! Прозвучал на этом фоне как-то пискляво и вовсе не убедительно. Я решился еще раз заорать.

24
{"b":"143478","o":1}