ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Его помещают в особый сосуд, и затем еще раз обливают золу водой, сливают ее и получают более слабый щелок. Когда и этот щелок будет готов, то более крепкий наливают в котел и нагревают до кипения.

Далее прибавляют к щелоку соответственное количество различных жирных отбросов и кипятят, прибавляя более слабого щелока, пока взятая на стеклянную пластинку проба не застынет в прозрачную клейкую массу. Этим способом получают жидкое поташное мыло, обыкновенно называемое мыльным клеем. Чтобы обратить мягкую массу в твердое, плотное мыло, прибавляют к мыльному клею поваренной соли. При этом выделяется так называемое мыльное ядро, которое и представляет собою твердое, натровое мыло.

После прибавления поваренной соли вычерпывают полученное ядровое мыло, а также и щелок, после чего мыло помещают опять в котел. Снова варят с более густым щелоком, еще раз солят, вычерпывают и кладут в ящики, обложенные полотном; когда излишний, приставший к мылу, щелок соберется по каплям на дно ящика, последний переворачивают, вынимают мыло, разрезают его на куски и сушат на воздухе.

Для изготовления мыла лучше, конечно, брать не золу и известь, а непосредственно едкий натр, называемый в продаже мыльным камнем.

А хотя бы я и жадничаю – зато от чистого сердца!

Если к тебе обращаются по батюшке, это хорошо. А вот если по матушке…

Глава 8. Посовещательная.

Благодаря женщинам, мужчины, незаметно для себя, вместо выражения «дать по голове» все чаще стали употреблять «дать по рогам».

Три бойца из 'молодых' отправились за сеном по окрестным городам и весям, ну в смысле по селениям. Вы скажете 'фи' какая проза и будете не правы. Где же романтика, любовь и куртуазные чувства? Вот за ними-то как раз и отправились. Потому что снабжение – это и есть вся романтика. Не покормите любимого или любимую, такая 'романтика' будет, когда он дорвется до жратвы.

А лошадь это только в книжках припарковал, выключил зажигание и пошел отдыхать. Ага! Овес нужно раздробить, чтобы лошадка могла его нормаль хрумать и еще лошадке нужно сено, ее надо мыть – это не машина, грязь сам не отпадет. В общем, ваш Буцефал требует, до полутора часов в день. Но это я так, просто для информации о реалиях в основном неизвестных современному продвинутому челу. Я-то потому как сатрап и самодур, лишен многих прелестей по обслуживанию этого транспортного средства. Мою вороную кобылу, каких-то там чистых кровей зовут Атуаг, что в переводе с оркского означает Малышка и она здоровенная, что твой сарай. Но в быту она добродушного нрава, а в бою пока не удалось проверить, но говорили, что в схватке – это зверь… и кстати она не кусается, как та скотина – Ветерок, в замке Ольт. А почему с оркского? Так конячка-то оттуда из степей и это её родная фамилия.

К вечеру подошли еще три десятка профи – из моей дружины и у меня под рукой оказалось почти сотня бойцов. Солидные силы. Вот теперь мы и посмотрим, чего стоят набранные мною войска.

На партсобрании присутствовали: Председатель – барон Ольт. Президиум: Кая, Итор, Камит, Барогр. С правом совещательного голоса: четыре командира 'звезд', мой лейтенант – Весельчак с десятником Буршем и шесть десятников из моей дружины. Секретарь Гоша, нет, он не вел протокол, он делал вид, что вроде как занимается самоваром.

Ну как собрание? Я ставил задачу.

Атаковать в лоб? Через стену? Да это будет весьма оригинальная попытка самоубийства, вроде как перезать себе вены и выпрыгнуть с пятнадцатого этажа.

– Итак. Мы войдем тихо, на мягких лапах и первым пойду я. За мной Камит. Как только мы положим охрану, если она там есть, то пойдут десятки Весельчака и Бурша. Ваша задача блокировать казармы, забросаете их вот этим, – я указал маленький ящик. – Маго-алхимическая бомба. Вот шнур, – я показал. – Поджег, бросил в окно – отошел. Итор пойдет старшим, он тебе расскажет про 'вонючки'. Потому что если нюхнешь, то это останется твоим самым ярким впечатлением за последние пять лет.

– Теперь вы. Ваши четыре 'звезды' – блокируют донжон. Я хочу конта взять живым. Я повторяю –живым! Тот, кто его убьет – может сразу вешаться, потому что иначе он – займет его место. Барогр ты со своими – заблокируешь воротную башню. Забейте двери. Главное, чтобы никто не ушел. Тебе в помощь десяток Стрыги. Тебе понятно? – обратился я к нему.

Командир первого десятка, молча кивнул.

– Теперь вы. Второй и третий десяток – входите за нами и ваши два десятка контролируют стены. Стрелять во все что шевелится, иначе эта сволота положит людей во дворе, – это была команда для десятников, так сказать старого состава.

– Ваши три десятка, – обратился я к тем, кто мне перешел после недавнего боя со сьером Гаином. – Делитесь. И дальше так, первый десяток – тюрьма. Не дай вам Горд, хоть кого-то успеют убить. С охраной и тюремщиками по обстоятельствам.

– Ваши два десятка – внутренние помещения. В того кто не бросил оружие – стрелять сразу. В ближний бой ввязываться только если…. Короче! В ближний бой – не ввязываться! Арбалетов хватит всем.

– Я повторяю. Это касается всех! В того кто не бросил оружие – стреляйте сразу! Ибо не хрен. До моей команды соблюдать полную тишину. Вопросы?

– А со слугами, что делать, милорд? – задал вопрос десятник из новеньких.

– В следующий раз, когда задаешь вопрос, сначала представляешься. Попробуй еще раз.

– Десятник Дорп! У меня вопрос. Что делать со слугами?

– Всех вязать! Утром разберемся. Захватите веревок, а то, и связать будет нечем. Да вот еще что. Не забудьте повторить своим людям – это МОЙ замок! И за случайно положенную в карман веревочку – вздерну на воротах! Это понятно?

Нестройный гул согласия был мне ответом.

– Пока всем отдыхать. Выдвигаемся ближе к рассвету. Камит, Итор – останьтесь. Остальные свободны. Каечка побудь с нами.

Народ разошелся.

– Ну что Камит, хватит у меня сил на подвал?

– Даже если они будут с амулетами активной защиты – это им не сильно поможет.

– Милорд, они могут забаррикадировать или заложить подземный ход, – на лице Итора была озабоченность. – Может втихую попробовать взять ворота?

– Камит сможешь выбить дыру в подземном ходе, чтобы они его забаррикадировали?

– Да без вопросов, только если они не завалили ход. Ну это, мы сейчас узнаем. Гоша, Весельчака ко мне. Если они завалили ход, думаю гномы достаточно быстро расковыряют его. Сможешь одновременно держать полог тишины и стены от обрушения?

Камит ненадолго задумался: – Полог вообще без вопросов. А вот свод…. Не больше часа.

Откинулся полог и ввалился Весельчак: – Звали милорд?

– Да. Каечка, как можно найти выход из подземного хода? Приметы там есть? И как она открывается, вообще, дверь там или чего?

Промолчавшая все это время моя жена нахмурилась и веско произнесла: – Я покажу.

– Дорогая, – я постарался говорить как можно мягче, хотя очень хотелось наорать. – Ты не пойдешь в любом случае. Даже если мне придется штурмовать замок в лоб, не найдя подземного хода. Это моё решение. Около хода или в нем самом может быть засада, поэтому пойдут специалисты. Просто объясни, как проще его найти.

Она еще больше нахмурилась (Интересно, будет у меня первая семейная сцена опосля или нет): – В овраге шагах в тридцати от начала есть камень, – она расстегнула цепочку на шее и сняла с нее кулончик с зеленым камушком и аккуратно положила на стол. – Там в камне углубление, надо положить в него кулон, тогда откроется ход. Чтобы открыть дверь в подвал нужно повернуть правый держатель для факела, перед самой дверью, – и холодно посмотрев на меня, спросила: – Теперь я могу удалиться?

– Да, дорогая, – я ласково улыбнулся. – Так надо. Не сердись. А про себя подумал: Удачных браков гораздо меньше, чем удачных разводов.

49
{"b":"143478","o":1}