ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А на четвертой – пища для размышлений. В окрестностях Юпитера, на каком-то Богом и людьми забытом астероиде арестована группа исследователей. Обвиняют их в некоем нарушении правил техники безопасности. Очень похоже, что обвинение липовое – равно как и сами исследователи. Скорее всего Планетарная разведка снова лишилась нескольких своих агентов.

На развороте – довольно наивная передовица, проливающая свет на истинное положение вещей и выражающая полную уверенность, что в конечном итоге восторжествует здравый смысл. Садлер не питал особых иллюзий относительно распространенности среди людей этого самого здравого смысла, а потому отнесся к надеждам на его торжество скептически и перешел к местным новостям.

Все людские общины, где бы они ни находились, занимаются примерно одним и тем же. Люди рождаются, людей кремируют (образующиеся в результате фосфорные и азотные соединения тщательно хранятся), люди женятся и разводятся, уезжают из города, подают в суд на соседей, организуют пьянки и митинги протеста, становятся жертвами совершенно невероятных несчастных случаев, пишут «письма редактору», меняют работу… Да, тут все точно так же, как и на Земле. Такая мысль ввергала в тоску. Ну зачем, спрашивается, человек стремился покинуть родную планету, если все эти странствия и путешествия ни на йоту не изменили его природу? Сидел бы уж лучше дома, чем – ценой огромных расходов – экспортировать свою персону со всеми ее глупостями и слабостями в другие миры.

Новая работа делает тебя циником, укорял себя Садлер. Посмотрим-ка лучше, что тут есть по части развлечений.

В Четвертом куполе – теннисный турнир, идти поздно, хотя посмотреть на это зрелище, по всей видимости, стоило. На Луне играют мячами стандартных размеров и массы, однако мячи эти пронизаны бесчисленными порами, увеличивающими трение о воздух, а потому летят не дальше, чем на Земле. Если бы не это умышленное мячевредительство, хороший драйв легко послал бы мяч через весь купол. К сожалению, траектории, избираемые пористыми мячами, весьма своеобразны и способны довести любого земного теннисиста до нервного припадка.

Циклорама (это в Третьем куполе) обещает поездку по бассейну Амазонки (комариные укусы – по желанию и за дополнительную плату). Сеансы – через каждые два часа. Садлер прибыл с Земли совсем недавно и не успел еще особенно по ней истосковаться. Кроме того, он уже видел сегодня великолепный сеанс циклорамы – ту самую недавнюю грозу. Скорее всего этот разгул стихий проецировался аналогичным образом, при помощи целой батареи широкоугольных проекторов.

В конце концов он остановил свой выбор на плавательном бассейне. Самое знаменитое и роскошное сооружение располагавшегося во Втором куполе спорткомплекса Сентрал-Сити, он пользовался у сотрудников Обсерватории большой популярностью. Одна из главных опасностей, подстерегающих человека на Луне, – это нехватка физических нагрузок и связанный с ней риск мышечной атрофии. Любой, пробывший здесь больше пары недель, испытывает заметные трудности, вернувшись на Землю, к нормальной силе тяжести. Однако совсем не профилактические соображения привели Садлера в бассейн. Ему просто захотелось испытать свои силы в сложных прыжках с вышки, слишком уж рискованных дома, где за первую же секунду падения проходишь пять метров, а к тому же врезаешься в воду с чересчур большой скоростью.

Второй купол располагался на противоположной стороне города. Садлер не хотел приходить в спорткомплекс уставшим, а потому решил воспользоваться услугами подземки; однако он проворонил выход – медленно движущийся участок дорожки, проложенный параллельно основному, быстрому и непрерывному транспортеру. Не желая делать полный круг, он вышел в Третьем куполе и вернулся коротким переходным туннелем – все купола были соединены между собой в точках соприкосновения. Двери этих туннелей, открывались автоматически, только дотронься рукой – и мгновенно закрывались, если в одном из куполов падало давление.

В спорткомплексе собралась добрая половина обсерваторских. Доктор Молтон прилежно работал на гребном тренажере, не спуская глаз с индикатора, фиксировавшего количество и силу взмахов веслами. Главный инженер стоял в кольце призрачно мерцающих ультрафиолетовых ламп; глаза его – в строгом соответствии с правилами техники безопасности при загаре – были зажмурены. Некий эскулап из медпункта обрабатывал боксерскую грушу с такой яростной ненавистью, что у Садлера пропало всякое желание познакомиться с его целительскими способностями. Некий плотный, крутого вида мужчина, вроде бы из ремонтников, пытался поднять ни больше ни меньше как целую тонну; при всех поправках на низкую гравитацию подобное зрелище внушало благоговейный трепет.

Все остальные бултыхались в бассейне, к ним Садлер и присоединился. Он ожидал, что лунное плавание окажется радикально отличным от земного, не совсем ясно себе представляя – в чем же именно. Однако все было как обычно, если не считать слишком уж высоких волн и того, как медленно катятся они по поверхности прозрачной, зеленоватой воды.

Первые – без особых ухищрений – прыжки прошли вполне удачно. Было очень приятно успеть за время неспешного, словно в замедленном фильме, падения осмотреться по сторонам, непрерывно осознавая, в каком положении находится корпус и что тут вообще происходит. Но затем Садлер рискнул сделать полное сальто с высоты в пять метров. А что тут такого, удар – как на Земле с метра, даже слабее…

К несчастью, он неправильно оценил время полета и сделал полуоборотом больше (или меньше), чем надо. И врезался в воду плечами, тут же – слишком, увы, поздно – вспомнив, каким неприятным может оказаться падение даже с небольшой высоты, если приземлишься неудачно. Да, невесело подумал Садлер, вот так, наверное, чувствует себя груша того кровожадного медика; чуть прихрамывая, он выбрался из бассейна, с твердым решением оставить подобные забавы тем, кто помоложе.

Усталый, но довольный, а главное – уверенный, что за сегодня ему удалось прочувствовать лунный образ жизни, Садлер присоединился к Молтону и остальным сотрудникам Обсерватории, как раз собиравшимся уходить из спорткомплекса.

Монорельс тронулся от платформы, открылись и закрылись одни огромные ворота, вторые, третьи… Голубые, с рваными клочьями облаков небеса сменились стылой реальностью лунной ночи. Все так же висела над головой Земля, ничуть за эти часы не изменившаяся. Садлер поискал слепящий огонь сверхновой, но тут же вспомнил, что в этих широтах ее не видно – она где-то там, за северным краем Луны.

Темные купола, не подававшие никаких признаков кипящей в них жизни, ушли за горизонт. И тут Садлера поразила мрачная, тревожная мысль. Построенные, чтобы выдержать весь натиск враждебных сил природы, какими жалкими и хрупкими окажутся эти скорлупки, доведись им испытать на себе ярость человека.

7

– И все-таки я думаю, – сказал Джеймисон, глядя сквозь лобовой фонарь трактора на приближающуюся стену Платона, – что Старик поднимет дикий хай, как только узнает.

– А чего бы ради, – беззаботно пожал плечами Уилер. – По возвращении у него будет слишком много дел, чтобы снизойти до нас. За горючее мы заплатили, чего ж еще? Так что кончай паниковать. Развлекаешься, так развлекайся. Выходной у нас сегодня или нет?

Джеймисон не ответил; все его внимание было сосредоточено на дороге – если только это можно назвать дорогой. Единственным признаком, что здесь кто-то когда-то проезжал, были немногочисленные борозды, пропаханные в пыли. На Луне, в полном вакууме, эти борозды сохранятся навечно, их не занесет никакой ветер, так что иных дорожных знаков и не требовалось, но все равно время от времени встречались щиты с тревожными надписями: «ОПАСНОЕ МЕСТО – ВПЕРЕДИ ТРЕЩИНЫ!» или «АВАРИЙНЫЙ ЗАПАС КИСЛОРОДА – 10 КИЛОМЕТРОВ».

Лунный транспорт не отличается большим разнообразием. Основные поселки связаны монорельсовыми линиями, вагончики которых бегают быстро и точно по расписанию и обеспечивают своим пассажирам полный комфорт. Но сеть этих линий очень редка и вряд ли когда-нибудь станет особенно густой – из-за непомерной своей дороговизны. Все прочие передвижения обеспечиваются мощными газотурбинными тракторами, известными в народе как «катерпиллеры», или для краткости «кэты». По сути своей, это небольшие космические корабли, взгроможденные на маленькие, но очень широкие колеса, дающие им возможность пробраться куда угодно – в разумных, конечно же, пределах – даже по удивительно корявой поверхности нашего естественного спутника. На ровном месте они легко выжимают до сотни километров в час, однако в нормальных условиях скорость редко доходит даже до пятидесяти. Есть у этих машин и гусеницы, выпускаемые в случае необходимости, что позволяет им – благодаря низкому тяготению – вскарабкиваться по совершенно головокружительным склонам. Были даже случаи, когда тракторы, с помощью своих лебедок, втаскивали себя наверх по отвесным стенам. Они бывают разных размеров, в более крупных моделях можно прожить, не испытывая особых неудобств, несколько недель кряду; именно ими пользовались исследователи, проводившие подробную съемку Луны.

12
{"b":"14356","o":1}