ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

16

Думай Джеймисон побольше об управлении трактором и поменьше о политике, такого бы никогда не случилось, – хотя, если учесть все обстоятельства, винить его было трудно. Ведь это место казалось ровным и твердым – точно таким же, как и вся предыдущая дорога.

Ровное, конечно, но твердое? Примерно такое же твердое, как вода. Джеймисон понял, что тут происходит, мгновенно – как только двигатель «Фердинанда» яростно взвыл, а нос его исчез в огромном облаке пыли. Машину начало бросать из стороны в сторону, она сильно наклонилась вперед и потеряла – сколько ни старался помешать этому Джеймисон – скорость. Трактор начал тонуть – совсем как корабль, терпящий крушение в штормовом море. Расширившимися от ужаса глазами Уилер смотрел на клубящиеся за лобовым стеклом облака пыли; прошло несколько секунд, и стало совершенно темно. Джеймисон выключил двигатель, теперь они шли на дно в полной тишине, нарушаемой только еле слышным гудением системы циркуляции воздуха.

Джеймисон нащупал выключатель, и в кабине вспыхнул свет. Какое-то время оба астронома были слишком ошеломлены, чтобы что-либо предпринять, они просто сидели и беспомощно взирали друг на друга. Затем Уилер встал и неуверенно подошел к ближайшему иллюминатору. И не увидел абсолютно ничего; казалось, что наружная сторона толстой кварцевой пластины затянута гладким, абсолютно черным – чернее самой глубокой ночи – бархатом.

Неожиданно пол под ногами мягко, но вполне ощутимо вздрогнул – «Фердинанд» опустился на дно.

– Слава тебе, Господи, – облегченно вздохнул Джеймисон. – Могло быть и глубже.

– А что, есть какая-нибудь разница?

Уилер не решался поверить, что не все еще пропало. Слишком уж много он наслышался об этих предательских пылевых озерах, о поглощенных ими людях и машинах.

К величайшему счастью, пылевые озера встречаются на Луне значительно реже, чем можно бы заключить из расхожих баек – они образуются только при весьма специфических, все еще не до конца понятных условиях. Если вы хотите создать такую ловушку, возьмите неглубокий кратер в скальном грунте вполне определенной природы, а затем подождите несколько сотен миллионов лет, пока температурные перепады между днем и ночью не превратят поверхностные слои камня в пыль. Чем дольше протекает этот неспешный процесс, тем тоньше становится образовавшаяся пыль; наступает момент, когда она приобретает способность течь, подобно жидкости, и собирается на дне кратера. И почему, собственно, «подобно»? – во многих отношениях она действительно является жидкостью; если набрать ведро этой невероятно тонкой пыли, она будет плескаться в нем на манер не очень вязкой нефти. Ночью в ней циркулируют – и это подтверждается прямыми наблюдениями – конвекционные потоки: верхние слои остывают и опускаются на дно, откуда навстречу им поднимаются струи теплой пыли. В результате пылевые озера очень легко обнаружить – инфракрасные детекторы видят их аномальное тепловое излучение за несколько километров. Но это – только ночью, в дневное время все подобные эффекты напрочь забиваются солнечным жаром.

– Не стоит впадать в панику, – сказал Джеймисон, хотя собственное его лицо и не выказывало при этом особой уверенности. – Думаю, мы отсюда выкарабкаемся. Озеро скорее всего совсем маленькое – иначе его успели бы уже обнаружить. Считается, что эти места обследованы очень подробно.

– Достаточно большое, чтобы мы в нем утонули.

– Да, но ты не забывай, что такое эта самая пыль. Пока движки не заглохли, остается шанс выползти наружу – примерно как подводный танк вылезает на берег реки. Меня вот только одно беспокоит – идти ли нам вперед или попробовать задним ходом.

– Вперед мы можем еще глубже забраться.

– Совсем не обязательно. Как я уже говорил, озеро скорее всего маленькое, и мы могли по инерции пролететь за его середину. Как ты думаешь, в какую сторону наклонен пол?

– Спереди вроде как чуть повыше.

– И мне так кажется. Пошли-ка мы вперед, к тому же при заднем ходе и тяга слабее.

Осторожно, очень осторожно Джеймисон включил самый малый ход; трактор протестующе задрожал, дернулся на несколько сантиметров вперед и снова замер.

– Вот этого я и боялся, – сказал Джеймисон. – Непрерывно идти не получается, придется такими вот рывками. Моли Бога, чтобы выдержали двигатели, о передаче я уж и не говорю.

Рывок-остановка, рывок-остановка… Они пробивались вперед с мучительной медлительностью, а затем Джеймисон и вовсе заглушил моторы.

– Чего это ты? – озабоченно спросил Уилер. – Мы же вроде двигались.

– Да, но заодно и перегревались. Эта пыль – почти идеальный теплоизолятор. Нужно немного остыть.

Кабина была ярко освещена. А ведь она, подумал Уилер, вполне может стать нашей могилой. Такая обстановка совсем не располагала его к разговорам, да и Джеймисона тоже. Стремиться к спасению и нарваться по пути на такую вот неприятность – в этом была какая-то мрачная насмешка.

– Ты слышишь звуки? – настороженно поднял голову Джеймисон. Он включил циркуляцию воздуха, и в кабине повисла гробовая тишина.

Снаружи доносился легчайший, еле различимый шорох. Легкое потрескивание, причины которого Уилер не мог себе и представить.

– Пыль начинает подниматься. Она же очень нестабильна, чуть-чуть тепла – и тут же образуется конвекционный поток. Думаю, на поверхности образуется небольшой, но вполне заметный гейзер. При случае он поможет нас найти. Какое ни на есть, а все-таки утешение. И воздуха и пищи им хватит надолго – все тракторы снабжены солидным неприкосновенным запасом – а в Обсерватории знают примерный маршрут «Фердинанда». К сожалению, вполне может случиться, что в самое ближайшее время у Обсерватории своих-то забот будет по самые уши, так что никто не сможет заниматься поисками двух пропавших астрономов…

Джеймисон снова запустил двигатели, и мощный трактор начал снова пробиваться сквозь поглотившую его сухую зыбь. Было невозможно определить, насколько быстро он движется, а что случится, если двигатели откажут – об этом Уилер боялся и подумать. Траки гусениц скрежетали по скальному дну пылевого озера, вся машина сотрясалась и стонала от невыносимой нагрузки.

Нечто вроде уверенности, что они действительно куда-то движутся, появилось только через час. Нос трактора вполне определенно задрался, хотя, как и прежде, оставалось совершенно непонятно, насколько далека поверхность этой квазижидкости, покажется ли благословенный свет лунного дня через секунду, или впереди лежат еще сотни метров пути, долгие часы медленного, черепашьего хода.

Джеймисон делал все более продолжительные остановки, что уменьшало нагрузку на машину – но никак не на экипаж. Во время одной из таких пауз Уилер наконец не выдержал и прямо спросил, что они будут делать, если трактор тем или иным образом застрянет.

– Тут есть две возможности, – задумчиво ответил Джеймисон. – Можно сидеть и не рыпаться в надежде на спасательную команду: найти нас будет совсем не трудно, ведь следы гусениц ведут прямо к этой луже. Ну а другой вариант – выбираться наружу.

– Как? Но это же невозможно!

– Ничего подобного. Я знаю случай, когда именно так и сделали. Выбираются же из затонувших подводных лодок – вот и здесь примерно то же самое.

– Плавать в этой гадости – да у меня от одной такой мысли мурашки по коже.

– Давно, еще ребенком, я как-то попал в снежную лавину и могу себе примерно представить, на что это будет похоже. Самое тут страшное – утратить ориентировку и ходить кругами до полного изнеможения. И все-таки лучше бы нам обойтись без подобных экспериментов.

«Я бы сказал посильнее», – усмехнулся про себя Уилер.

Кабина поднялась над поверхностью примерно через час, и вряд ли хоть один солнцепоклонник встречал когда-нибудь своего бога с такой радостью, как Джеймисон с Уилером сегодня. Однако до полной безопасности было еще далеко – хотя уменьшившееся сопротивление и позволяло «Фердинанду» развивать большую, чем прежде, скорость, впереди могли скрываться новые глубокие места.

31
{"b":"14356","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Квадратное время
Квази
Как бы поступила Клеопатра? Как великие женщины решали ежедневные проблемы: от Фриды Кало до Анны Ахматовой
Шесть невозможных невозможностей
Взлом маркетинга. Наука о том, почему мы покупаем
Эсми Солнечный Ветер
Вы сможете рисовать через 30 дней
Игрушка демона
Фея из Мухоморовки