ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я буду всегда с тобой
Не жизнь, а сказка
Травля. Как искоренить насилие и создать общество, где будет больше доброты
На пороге мира (СИ)
Вавилонские книги. Книга 1. Восхождение Сенлина
Вурд. Богиня вампиров
Ограниченные невозможности. Как жить в этом мире, если ты не такой, как все
Just f*cking do it! Хватит мечтать – пришло время жить по-настоящему
Петровы в гриппе и вокруг него
A
A

Теперь название… Холстед всегда считал, что знает каждый корабль Солнечной системы, но тут было что-то новенькое. В полном изумлении он перечитал радиограмму – и вдруг понял, кто именно взывает к нему о помощи.

Когда люди терпят бедствие – хоть на море, хоть в космосе – враждебность к ним исчезает. Капитан Холстед наклонился к своему пульту и скомандовал:

– Связь! Дайте мне их капитана.

– Он на связи, сэр. Можете говорить.

Капитан Холстед неловко откашлялся. Ситуация незнакомая и не из приятных. Он должен был сообщить врагу, что ничем не сможет ему помочь, – и не испытывал от этого ни малейшей радости.

– Говорит «Пегас», капитан Холстед. Вы находитесь слишком далеко для прямого контакта. Наш оперативный резерв меньше десяти километров в секунду. Невозможность очевидна, нет даже смысла проводить расчеты. У вас есть какие-нибудь предложения? Подтвердите, пожалуйста, свою скорость – там какая-то ошибка.

Четырехсекундная пауза, и в обычной-то обстановке способная довести до белого каления. А затем – ответ, неожиданный и ошеломляющий:

– Коммодор Бреннан, федеральный крейсер «Ахерон». Подтверждаю полученную вами скорость. Мы можем сблизиться с вами через два часа, все коррекции курса осуществим сами. Мы на ходу, однако должны покинуть корабль не позже чем через три часа. Мы лишились радиационной защиты, главный реактор нестабилен. Управляем им вручную, продержимся до момента сближения и приблизительно час еще. Дальше нет никаких гарантий.

Капитана Холстеда бросило в холодный пот. Он не понимал, как реактор может стать нестабильным, но зато прекрасно представлял себе, чем такие вещи кончаются. Да и вообще, непонятного здесь больше, чем понятного – вот, скажем, откуда у «Ахерона» такая скорость? – но все это может подождать; Бреннан должен узнать самое главное обстоятельство.

– «Пегас» – «Ахерону». У меня на борту триста пассажиров. Если имеется опасность взрыва, я не могу рисковать своим кораблем.

– Опасности нет – я это гарантирую. Мы сможем дать пятиминутное предупреждение – за это время вы успеете отойти.

– Согласен. Я прикажу приготовить шлюзы, вам перекинут конец.

Долгота этой паузы явно не была связана с медлительностью радиоволн.

– Вот тут-то как раз и главная наша трудность, – произнес наконец Бреннан. – Мы находимся в переднем отсеке. Здесь нет внешних шлюзов, а у нас всего пять скафандров. На сто двадцать человек.

Капитан Холстед присвистнул и, прежде чем ответить, повернулся к стоявшему рядом штурману.

– И ведь мы не сможем здесь помочь, – сказал он. – Чтобы выбраться, им придется проломить обшивку, а тогда всем конец – кроме пятерых, которые будут в скафандрах. Свои скафандры мы передать не можем, без разгерметизации этого не сделаешь.

Он снова включил микрофон.

– «Пегас» – «Ахерону». Чем мы могли бы вам помочь?

Дикое это ощущение, когда говоришь с обреченным человеком, фактически – уже мертвецом. В космосе традиции те же самые, что и на море, и выполняются они столь же неукоснительно. Пять человек покинут борт «Ахерона» живыми – но капитана среди них не будет.

Холстед не знал, что коммодор Бреннан совсем не считает себя мертвецом, что он отнюдь не расстался еще с надеждой – каким бы отчаянным ни казалось положение. План спасения придумал главный корабельный врач, он же и объяснял теперь свою идею команде.

– Вот что нам придется сделать, – говорил невысокий смуглый человек, в недавнем прошлом – один из лучших хирургов Венеры. – До шлюзов нам не добраться, со всех сторон вакуум, а у нас только пять скафандров. Эту посудину строили не для перевозки пассажиров, а для драки; очень похоже, что у ее конструкторов голова болела о чем угодно, кроме стандартных норм и правил космоплавания. Как бы там ни было, положение у нас веселенькое, и нужно из него выпутываться.

Через пару часов мы подойдем к «Пегасу». К счастью для нас, это судно оборудовано большими грузовыми и пассажирскими шлюзами – в каждый из них можно поместить от тридцати до сорока человек – если они ужмутся поплотнее и будут без скафандров. Не шумите, я прекрасно понимаю, что перспективка не из приятных, но это – отнюдь не самоубийство. Вы окунетесь в вакуум – и вынырнете из него целенькими. Удовольствие, мягко говоря, среднее, но зато вам будет чем хвастаться до конца жизни.

Слушайте теперь внимательно. Первым делом я докажу вам, что вы можете прожить пять минут не дыша, более того – вам даже не захочется вдохнуть. Трюк предельно простой, многие уже столетия входящий в арсенал йогов и разных колдунов, причем никакой мистики в нем нет, все основано на самой тривиальной физиологии.

Прежде чем продолжить, врач достал из кармана секундомер.

– Когда я скомандую «Начали!», каждый из вас сделает полный выдох – выдавит из легких весь воздух, до последнего кубика, – а затем посмотрим, сколько вы сможете выдержать. Только не старайтесь из последних сил, станет трудно – сразу начинайте дышать. Чтобы вы знали свой результат, я буду отсчитывать секунды вслух, начиная с пятнадцатой. Тем, кто не выдержит и четверть минуты, я бы рекомендовал сразу же подавать рапорт об отставке.

Смех заметно разрядил всеобщее напряжение (на что, собственно, и была рассчитана последняя фраза). Врач поднял руку, крикнул «Начали!» – и резко ее опустил; последовал громкий, всеобщий выдох, а затем – полная тишина.

– Пятнадцать.

Те, кто еле-еле справился даже с минимальным нормативом, судорожно перевели дыхание. Счет продолжался до шестидесяти, под аккомпанемент шумных, взрывоподобных вздохов – члены экипажа один за другим прекращали сопротивление. Но даже и по завершении минуты осталось несколько упрямцев.

– Достаточно, – объявил врач. – А вы, герои, прекращайте – вы мне весь эксперимент портите.

И снова по переполненному отсеку пробежали смешки – впавшие было в отчаяние люди заметно приободрились. Все еще ничего не понимая, они поверили, что есть некий план, дающий надежду на спасение.

– Теперь посмотрим, как у нас все это получилось, – продолжил знаменитый венерианский хирург. – Сперва поднимите руки те, кто продержался от пятнадцати до двадцати секунд… Теперь от двадцати до двадцати пяти… Теперь от двадцати пяти до тридцати. А у тебя-то, Джонс, совесть какая-нибудь есть? Ты же на пятнадцати сломался! Теперь от тридцати до тридцати пяти…

По окончании переклички выяснилось, что примерно половине команды «Ахерона» удалось задержать дыхание на тридцать и более секунд.

– Примерно то, чего я и ожидал, – кивнул врач. – Можете рассматривать этот эксперимент как контрольный, а теперь займемся делом. На всякий случай напомню вам, что мы тут дышим чистым кислородом под давлением в триста миллиметров. Поэтому, хотя давление на корабле составляет меньше половины нормального, ваши легкие получают в два раза больше кислорода, чем на Земле – о Марсе и Венере я уж и не говорю. Если кто-нибудь из вас пытался, несмотря на запреты, покурить в гальюне, он должен был заметить, что сигареты хватает буквально на несколько секунд – такая мощная здесь атмосфера. И я это не просто так языком чешу – понимая происходящее, вы будете чувствовать себя более уверенно. Сейчас все вы промоете себе легкие и до предела насытите свои организмы кислородом. Делается это при помощи гипервентиляции – то есть, говоря нормальным языком, глубокого, интенсивного дыхания. По моему сигналу каждый из вас начнет вдыхать глубоко, как только возможно, а затем выдыхать полностью, и вы будете продолжать это занятие, пока я не скажу остановиться. Для первого раза хватит и минуты – кое-кто почувствует к концу легкое головокружение, но вы не бойтесь, это пройдет. С каждым вдохом забирайте в себя как можно больше воздуха, расширяйте грудную клетку до предела, поднимайте руки, это тоже поможет. Через минуту я дам команду выдохнуть, вы перестанете дышать, а я снова начну отсчитывать секунды. Обещаю вам большую неожиданность. Поехали!

Следующую минуту переполненные отсеки «Ахерона» являли собой фантастическое зрелище. Сто с лишним членов его экипажа вразнобой вскидывали и опускали руки; широко раскрытые рты хватали воздух с такой жадностью, словно каждый глоток был последним. Кое-кто из людей хотел бы дышать еще глубже, но не мог – мешала теснота; буквально всем им приходилось за что-нибудь цепляться, чтобы не взмыть от резких движений под потолок.

38
{"b":"14356","o":1}