ЛитМир - Электронная Библиотека

Алиса высвободила руки и скрестила их на груди. На лице было потрясение и вызов.

– В Тайном Союзе всего шесть человек! Хотя это правда, что они поддерживают связь с королем, но они не единственные, кто поднимается против лорда протектора и его людей. Это такие, как… – она чуть не назвала имя, но Филипп и так знал, что Алиса говорила о своем отце.

Она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, и требовательно спросила:

– Кто вам сказал, что лорду протектору известно о существовании Тайного Союза?

Филипп колебался. Он знал, что уже допустил больше, чем положено.

– Кто?!

С неохотой он сказал:

– Мой брат.

– Ваш брат – круглоголовый?

– Да.

Алиса содрогнулась. Хотя члены Тайного Союза никогда не принимали активного участия в переворотах, они были связующим звеном между роялистами и королем в ссылке. Как самый ревностный роялист в округе, лорд Стразерн контактировал с одним из членов Тайного Союза. Отсюда он узнал, что Томаса посылают в Англию.

– Я должна сказать отцу, – в голосе ее была настойчивость, но она улыбнулась: – Сэр Филипп, спасибо за информацию. Моя семья в долгу перед вами.

Филиппу ничего не оставалось, как попытаться использовать свою обмолвку.

– Передайте своему отцу, что я буду рад помочь ему, чем могу.

Он подхватил ее за талию, чтобы посадить в седло. И всякий раз ее близость зажигала в нем страсть, а когда она улыбнулась ему, он почувствовал безудержное желание.

– Хорошо, – ласково сказала она, облизнув губы, и этим выдала Филиппу свое скрытое желание, может быть, не меньшее, чем у него. Она поудобнее уселась в седле. – А вам, сэр Филипп, не следует опасаться того, что мы здесь, в Западном Истоне, ожидаем от вас больше, чем вы готовы дать. Честное слово джентльмена так же важно, как и его поступки.

Филипп не ответил. Нелепо, но ее слова заставили его почувствовать себя предателем. Одним ловким движением он вскочил в седло и к этому моменту уже полностью овладел собой. По дороге домой они разговаривали на разные темы, но он ловил на себе вопросительные взгляды Алисы, которая, казалось, хотела понять, почему ее спутник вновь так переменился, стал молчаливым и загадочным. Гамильтон не сомневался в том, что Алиса Лайтон представляет для него опасность, причем, во многих отношениях.

* * *

– Ты знаешь, мама, что у нас в Стразерн-холле уже давно не было гостей, – Пруденс, одетая в свое любимое небесно-голубое платье с персикового цвета нижней юбкой, сделала стежок на носовом платке, который она подшивала.

Семья Лайтон уютно устроилась в маленькой гостиной, где они обычно любили заниматься мелкой работой. Сгустились сумерки, и свечи струили мягкий свет на деревянные панели, от этого старая комната делалась более уютной. Они сидели, собравшись у камина, который не только согревал их в прохладный весенний вечер, но и соединял. Женщины занимались рукоделием, а лорд Стразерн отдыхал, читая лондонскую газету. Время от времени он развлекал женщин тем, что с негодованием зачитывал то, что там писали, и потом едко комментировал прочитанное.

Абигейл заинтересовало замечание, высказанное ее дочерью. Ведь политика меньше всего занимала ее.

– Нынешние времена невеселые, Пру. Пуритане не одобряют развлечений.

– Это не совсем так, моя дорогая, – Стразерн оторвался от газеты. – Помнишь, когда выходили замуж дочери Кромвеля? Это было, кажется, год или два тому назад. По общему мнению, празднество было довольно-таки шумным. Были разрешены не только танцы, но, насколько я понимаю, некоторые гости изрядно напились.

– Они – сильные мира сего. А нам, грешным, тягаться с лордом протектором опасно, как играть с огнем, – Абигейл резко оборвала нитку, как бы подчеркивая значение сказанных слов.

Пруденс с возмущением положила носовой платок на колени.

– Мама, я и не думала о бале! Просто могли же мы устроить небольшой ужин для гостей, – она изобразила на лице невинность. – Например, в честь сэра Филиппа Гамильтона теперь, когда Алиса определила, что он действительно порядочный человек.

Алиса подняла свою золотистую головку и посмотрела на сестру. Выражение ее лица было возмущенным.

– Ты говоришь обо мне ужасно, как будто я великий инквизитор или что-то в этом роде!

– А ты разве в стороне? Неужели не все мы внимательно его изучаем? Все соседи прислушиваются к нашим оценкам, особенно папиным, конечно. Если увидят, что мы принимаем сэра Филиппа, тогда уж точно его примут в Западном Истоне. Ты нам говорила, что считаешь сэра Филиппа человеком с принципами. Ну, разве этого не достаточно?

Лицо лорда Стразерна стало задумчивым.

Легким щелчком он смахнул пушинку, прилипшую к черной ткани его кюлотов, надетых в паре с темно-зеленым камзолом.

– Думаю, в словах Пруденс есть определенный смысл. Сэр Филипп уже завоевал доверие арендаторов Эйнсли, и говорят, что у него новая точка зрения на острую проблему землепользования и роста прибыли. Мы должны задать тон и известить всех, что он – желанный гость.

– Но папа! Не лучше ли подождать, пока Томас не уедет отсюда? – запротестовала Алиса.

Стразерн улыбнулся. Это было его обычное выражение лица, не предвещавшее ничего хорошего тому, кто был против его мнения.

– Нужно подготовить встречу Томаса. Я сломал голову, пока придумал, как нам встретить его, чтобы не привлекать внимания остальных. А что может быть более естественным и безобидным, чем обдуманно устроенный радушный прием в честь нового жителя в нашей среде в это самое время? Это великолепная мысль! Мы можем пригласить всех респектабельных людей округа под предлогом знакомства с сэром Филиппом. Когда вечер будет в разгаре, мы с членами комитета сможем удалиться в Королевский салон и составить планы. После мы вернемся на вечер, и лучшего ничего не придумаешь.

– Тогда решено! – восхищенно воскликнула Пруденс. – Мама, надо начать подготовку к вечеру немедленно. Мы его проведем через неделю.

Абигейл посмотрела на мужа, и он кивнул.

– У нас будет достаточно времени. Мы проведем неформальный вечер. Вначале Эдвард должен убедиться, что джентльмены, с которыми он хочет встретиться, смогут прийти; потом мы должны пригласить сэра Филиппа; после всего звать тех, кого положено.

Она посмотрела на своих близких, как генерал, – сходство ей придавало ярко-красное платье с белой нижней юбкой – командующий войсками.

– Теперь у нас много дел, но мало времени, чтобы все успеть, Эдвард, ты должен подготовить приглашения для тех, с кем ты хочешь встретиться, чтобы мы завтра пораньше смогли их разослать. Алиса, ты помоги отцу. Пруденс и я составим список тех, кого надо пригласить, и начнем другие приготовления.

Стразерн грустно посмотрел на свою дочь и сказал:

– Пойдем, дорогая, кажется, нам дали указания.

Алиса охотно отложила шитье. Она встала, расправила стеганую зеленую нижнюю юбку, поверх которой было надето ярко-голубое платье.

– Папа, я знаю, что другие запротестуют, но я надеюсь, что ты поможешь мне участвовать во встрече Томаса.

Абигейл пристально и спокойно посмотрела на Алису.

– Твой отец был бы благоразумнее, если бы не позволил тебе участвовать в приеме брата. Боже мой, Алиса! Вокруг столько шпионов лорда протектора! Неужели ты действительно веришь, что возвращение Томаса останется в секрете?

Алиса вскинула голову.

– Сэр Филипп Гамильтон сумел вернуться в Англию.

Абигейл громко фыркнула, забыв о манерах.

– У сэра Филиппа есть брат, который поддерживает лорда протектора. Более того, сэр Филипп участвовал в гражданской войне, а не в восстании на стороне короля Чарльза в пятьдесят первом. Его проступок давно прощен.

– И сэр Филипп здесь не для того, чтобы подстрекать к бунту, – добавила Пруденс, закончив шитье и любуясь своей работой.

Алиса капризно сморщилась:

– Он мой брат, мама! Я буду там, когда он приедет домой!

– Довольно! – сказал Стразерн, поднимая руки. – Не все сразу. Алиса, пойдем со мной. Начнем писать приглашения, чтобы успеть сегодня же.

16
{"b":"14359","o":1}