ЛитМир - Электронная Библиотека

Глаза Осборна удивленно округлились:

– Да, так точно, но откуда вам известно? – он жестом остановил Филиппа. – Подождите, позвольте мне догадаться: Стразерн, должно быть, расстроен исчезновением своей младшей дочери и приходил к вам за помощью? Как забавно!

Однако ни одному из них не было смешно.

– Когда я согласился помогать вам, – начал Филипп, – и контролировать деятельность роялистов в этой округе, я не соглашался принимать участие в похищении женщин. Верните Пруденс Лайтон ее семье, Осборн. Она не имеет никакого отношения к таким делам.

– К несчастью, она знает больше, чем положено, – сухо возразил сэр Эдгар, – кроме того, я должен использовать любую приманку, чтобы взять этого человека в плен. Если это означает – лишить женщину удобств на несколько дней… – Он пожал плечами, и без объяснений было понятно, что он имеет в виду.

Все было так, как и ожидал Филипп. Хотя он надеялся на легкую победу, но приготовился к долгой и упорной борьбе. Его целью на этой встрече было подорвать уверенность Осборна, поэтому он покачал головой и твердо и глубокомысленно произнес:

– Лорд Стразерн не предаст свой курс, выторговав дочь за сына.

Осборн вновь пожал плечами:

– Томас Лайтон может поступить по-другому. Он может захотеть сдаться добровольно, когда узнает, что его сестра в опасности.

Филипп фыркнул:

– Сестра, которую он едва знает? Пруденс была ребенком, когда он уехал на войну, а потом в ссылку. Он сильнее привязан к Черному Принцу, чем к своей сестре. На лице Осборна появилось сомнение, но оно было кратковременным:

– Идеалисты, подобные Лайтону, склонны к сентиментальности. Госпожа Пруденс может быть не так близка к нему, как госпожа Алиса, но она женщина и она в опасности. Томас Лайтон не может не прореагировать на это.

Когда Осборн упомянул имя Алисы, по спине Филиппа пробежала дрожь. Он безжалостно подавил в себе страх, потому что не хотел, чтобы Осборн придавал Алисе большее значение, чем положено. Поэтому он признал справедливость замечания Осборна и добавил:

– Если он услышит об этом.

– Что вы имеете в виду?

Теперь настала очередь Филиппа невозмутимо пожать плечами.

– Томас Лайтон далеко от Стразерн-холл и не поддерживает связи со своей семьей. Пока кто-нибудь не напишет ему, что его сестра в опасности, он не будет знать. Лорд Стразерн вряд ли напишет, поэтому…

Сомнение в глазах Осборна превратилось в тревогу.

– Проклятье! – выругался он. – Я об этом не подумал.

– Наверное, ваш шпион не знает о местонахождении Лайтона?

Осборн поморщился:

– Если бы он знал, мне бы не понадобилось заманивать Пруденс Лайтон в качестве приманки.

– Кажется, – тихо сказал Филипп, – ваш прислужник оказался не таким уж полезным, как представлялся вначале.

Осборн подытожил с некоторой долей отвращения:

– Я не нуждаюсь в людях такого сорта. Ни на одного из таких роялистов нельзя положиться ни на йоту.

Филипп подтвердил это демонической улыбкой. Он позволил себе с минуту поразмыслить: относился ли Цедрик Инграм так же скептически к сэру Эдгару Осборну, как Осборн относился к нему, и решил, что вполне возможно. Эти двое стоили друг друга. Как только Филипп вырвет Пруденс из их когтей, он прекратит всякие отношения с Осборном. Эта мысль утешала его.

Однако сейчас он должен был сосредоточиться на том, как высвободить Пруденс, не подвергая ее опасности.

– Есть возможность послать сообщение Томасу Лайтону.

Осборн вскинул бровь:

– Через вас?

Филипп кивнул.

Осборн, как рысь, приготовился к прыжку:

– Я полагаю, вам удалось узнать подробности о его местонахождении от Алисы Лайтон?

Гнев вспыхнул в глазах Филиппа, но он быстро подавил его в себе. Ситуация требовала холодного твердого расчета, а не горячего излияния чувств. Если сэр Эдгар Осборн хотел верить в то, что Алисе Лайтон достаточно услышать несколько лестных слов, чтобы предать своего брата, то пусть он верит в это.

– Лорд Стразерн всегда был откровенен со своей дочерью. Он говорит ей больше, чем многие отцы говорят своим дочерям.

Осборн кивнул, потом оживленно сказал:

– Хорошо. Скажите мне, где Лайтон, и я его арестую. Когда он будет у меня в руках, я освобожу девушку.

Филипп поднял руку и рассмеялся:

– Погодите, сэр Эдгар. Я сказал, что могу послать Лайтону сообщение. Но я не сказал, что знаю досконально, куда он уехал.

Осборн выругался:

– В следующий раз объясняйте, что вы имеете в виду! Хорошо, если так, пошлите Лайтону сообщение. Скажите, чтобы он пришел в гостиницу и сам сдался. После этого девушку вернут в ее семью.

Покачав головой, Филипп насмешливо сказал:

– Подумайте своей головой, Осборн! Томас Лайтон – ссыльный придворный, а не невинно покинувший страну человек! Он поверит вашему слову не больше, чем вы поверите его. Он потребует удостовериться, что его сестра в полной безопасности, прежде чем сдастся, – Филипп подождал, пока Осборн переварит это, и выдвинул свое предложение. – Отдайте Пруденс Лайтон мне. Я смогу уверить ее брата, что она в безопасности, и скажу, где она. Если он захочет проверить ее местонахождение, то поймет, что я говорю правду. Тогда ничто не помешает ему сдаться со спокойной совестью.

Осборн почти согласился с доводами Филиппа, но в последний момент покачал головой:

– Так сделать нельзя. Сейчас эта девушка из семьи Лайтон находится под наблюдением моего местного шпиона. Он никогда не согласится передать ее вам.

Филипп догадался, что Цедрик Инграм стремится сохранить инкогнито и, чтобы не выдать тайну, может спокойно подвергнуть Пруденс поплатиться за это жизнью. Филипп решил открыть, что он знал, кто второй агент Осборна, и сказал твердым голосом:

– Инграму не следует беспокоиться. Я не собираюсь использовать Пруденс Лайтон для других целей, кроме той, в которую мы оба верим. Зачем он должен ее удерживать?

Глаза Осборна расширились от удивления, потом угрожающе прищурились:

– Как вы определили имя моего агента?

Филипп презрительно скривился:

– Путем анализа. Я продумал, кто активно участвует в движении роялистов, чье прошлое не так чисто, как должно быть, и кого не было в определенные моменты там, где он должен быть. Человек, соответствующий всем этим пунктам, – Инграм.

– Вы сообразительнее, чем я думал, – с легкой улыбкой заметил Осборн. – И возможно, более опасны. Инграм будет держать Пруденс Лайтон до тех пор, пока мы не получим ее брата. Я не распоряжаюсь этим.

– Тогда скажите мне, где он ее держит? Вы ведь, конечно же, знаете.

– Знаю, но я не уверен, что мне больше бы хотелось, чтобы девушка была в ваших руках, а не Инграма.

Филипп прикусил язык, чтобы не разозлить Осборна, и как бы безразлично пожал плечами:

– Ладно. Тогда поймать Томаса Лайтона будет не так-то просто.

– Как так?

– Он захочет доказательств того, что его сестра в безопасности. Нужно будет провести обмен в открытую. Вы согласитесь на это?

На мгновение задумавшись, Осборн кивнул:

– Я обеспечу, чтобы Пруденс Лайтон прибыла на место встречи. А вы гарантируете, что там будет Томас Лайтон?

– Да.

– Отлично. Где произведем встречу?

Филипп заранее обдумал место встречи на случай, если ему не удастся убедить Осборна передать Пруденс под его опеку.

– Есть место, которое называют Фенвикские утесы: с одной стороны они резко обрываются к морю, а с другой – густо поросли деревьями. Оттуда видно на несколько миль по всем направлениям, и поэтому удобное место для осуществления нашего плана. Завтра утром я приведу туда Томаса Лайтона. Согласны?

– Согласен, – улыбка озарила лицо Осборна, когда он подошел к лошади. – Я буду рад вернуться отсюда в Лондон. В этой гостинице так мало удобств, а там я смогу наслаждаться всеми привилегиями своего положения.

Филипп не ответил. Он хмуро смотрел, как Осборн сел верхом и уехал, а когда убедился, что лондонец уже не услышит его, осторожно позвал:

58
{"b":"14359","o":1}