ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Втайне Кэти ожидала поразить его тем, что узнала цитату, но, казалось, его это не удивило.

— Да, — сказал он. — Вкусный соус, а?

Они долго пили кофе. К тому времени Ричард уже рассказал о себе.

— Когда я учился в медицинской школе, я был обручен с девушкой из соседнего дома. Ты ведь знаешь, что я вырос в Сан-Франциско.

— И что случилось? — спросила Кэти.

— Мы все время откладывали свадьбу. В конце концов, она вышла замуж за моего лучшего друга. — Ричард улыбнулся: — Шучу, конечно. Джейн была очень милой девушкой. Но чего-то не хватало. Однажды вечером, когда мы в сороковой или пятидесятый раз обсуждали нашу женитьбу, она сказала: «Ричард, мы любим друг друга, но оба знаем, что на свете есть нечто большее». Она была права.

— И никаких сожалений? Не передумали? — спросила Кэти.

— Да нет. Это было семь лет назад. Я немного удивлен, что «нечто большее» появилось только сейчас.

Казалось, он не ждал от нее комментариев. Вместо этого заговорил о деле Льюис.

— Меня это злит, как всякая бессмысленная смерть. Венджи Льюис была молодой женщиной и должна была прожить долгую жизнь.

— Ты уверен, что это самоубийство?

— Я ни в чем не уверен. Потребуется гораздо больше информации, прежде чем я смогу сказать наверняка.

— Не представляю, чтобы Крис Льюис убил ее. В наши дни очень просто получить развод, если хочешь освободиться.

— Можно посмотреть и с другой стороны. — Ричард сжал губы. — Давай-ка отложим этот разговор.

Было почти половина одиннадцатого, когда они подъехали к дому Кэти. Ричард озадаченно смотрел на красивый дом из нетесаного камня.

— Какого же размера этот дом? — спросил он. — Я имею в виду, сколько у тебя комнат?

— Двенадцать, — ответила Кэти неохотно. — Это дом Джона.

— Я и не думал, что ты купила его на зарплату помощника прокурора, — прокомментировал Ричард.

Она начала открывать дверцу машины.

— Погоди, — сказал он. — Я помогу тебе выйти. Наверное, еще скользко.

Она не собиралась приглашать его, но он не дал ей возможности попрощаться у дверей. Взяв ключ у нее из рук, вставил его в замок, повернул, открыл дверь и прошел за ней в дом.

— Я не собираюсь задерживаться, но хочу удовлетворить свое непомерное любопытство и посмотреть, где ты гнездишься.

Она включила свет и с некоторым возмущением смотрела, как Ричард разглядывает прихожую и гостиную.

— Неплохо, ничего не скажешь, — присвистнул он. Затем подошел к портрету Джона и внимательно изучил его.

— Я слышал, он был славным малым.

— Да… — Кэти смутилась, осознав, что почти на каждом столе стоят их с Джоном фотографии. Ричард переходил от одной к другой.

— Путешествие за границу?

— Наш медовый месяц. — Она сжала губы.

— Сколько вы были женаты, Кэти?

— Год.

Он увидел боль, промелькнувшую на ее лице, — не просто боль, а удивление, будто она все еще не понимала, как такое могло случиться.

— Когда вы узнали, что он болен? Я помню, что у него был рак.

— Вскоре после того, как вернулись из поездки.

— Значит, на самом деле, у вас ничего и не было, кроме этого путешествия? И до сих пор ты сидишь у постели умирающего. Прости, Кэти, работа делает меня таким прямолинейным — во вред себе, полагаю. Ну, я пойду. — Он помедлил. — Не думаешь, что имеет смысл задергивать занавески, когда ты одна?

Она пожала плечами:

— Зачем? Никто не станет меня грабить.

— Ты лучше других знаешь, как много происходит ограблений. И в этом районе ты окажешься первой мишенью, особенно если кто-нибудь прознает, что ты живешь одна. Не возражаешь?

Не дожидаясь ответа, он подошел к окну и задернул занавески.

— Я пошел. Увидимся завтра. Как ты доберешься до работы? Твою машину уже починили?

— Нет, но в гараже мне дадут машину напрокат. Ее пригонят утром.

— Ладно. — Он постоял минутку, взявшись за ручку двери, потом с настоящим ирландским акцентом произнес: — Я покидаю тебя, Кэти Скарлетт. Запри дверь. Я не собираюсь ждать, пока кто-нибудь попытается вломиться в Тару.

Он наклонился, поцеловал ее в щеку и вышел.

Улыбаясь, Кэти закрыла дверь. Всплыло отчетливое воспоминание. Ей пять лет, она самозабвенно возится в грязи на заднем дворе, пачкая пасхальное платье. Сердитый крик матери. Веселый голос отца, подражающего Джеральду О'Харе: «Это наша земля, Кэти Скарлетт». Потом вкрадчиво матери: «Не сердись на нее. Всякий порядочный ирландец любит землю».

Раздался музыкальный бой часов. После ухода грубоватого теплого Ричарда комната казалась пустой. Она быстро выключила свет и поднялась в спальню.

Телефон зазвонил, когда она уже легла. Должно быть, Молли, подумала она, поднимая трубку. Но ответил мужской голос.

— Миссис Демайо?

— Да.

— Это доктор Хайли. Надеюсь, что звоню не слишком поздно, но я несколько раз за вечер пытался с вами связаться. Я узнал, что вы попали в аварию и провели ночь у нас в клинике. Как вы себя чувствуете?

— Хорошо, доктор. Очень любезно с вашей стороны.

— Что с кровотечениями? У вас в карте сказано, что ночью вам сделали переливание.

— Увы, все по-прежнему. Я думала, что менструация уже закончилась, но вчера снова пошла кровь. Честно говоря, мне кажется, что у меня закружилась голова, когда я потеряла управление.

— Вам стоило обратить на это внимание как минимум год назад. Ну, ничего. На следующей неделе все уже будет позади. Но я бы хотел сделать вам еще одно переливание, чтобы подготовить к операции, и, кроме того, вам нужно принимать лекарство. Вы можете прийти в клинику завтра днем?

— Да. Я в любом случае собиралась туда. Вы слышали о миссис Льюис?

— Конечно. Ужасная трагедия. Хорошо, значит, увидимся завтра. Позвоните утром, и мы уточним время.

— Да, доктор. Спасибо.

Кэти повесила трубку. Она выключила свет и подумала, что доктор Хайли не понравился ей при первой встрече. Возможно, виной тому его сдержанность, даже отчужденность.

Вот как можно ошибиться в человеке, решила она. Так любезно с его стороны, что он лично связался со мной.

13

Билл Кеннеди позвонил в дверь дома Льюисов. Он работал хирургом-ортопедом в больнице «Ленокс-Хилл» и весь день провел на операциях, поэтому о смерти Венджи Льюис узнал, только вернувшись домой. Высокий, рано поседевший, блестящий специалист, слегка застенчивый на работе, Билл становился другим человеком, когда приходил в теплое гнездышко, созданное для него Молли.

Ее живость позволяла ему забыть о пациентах и расслабиться. Но сегодня все было иначе. Молли уже покормила детей и велела им не болтаться под ногами. Она коротко рассказала ему про Венджи.

— Я предлагала Крису прийти сегодня на ужин и переночевать у нас, чтобы не оставаться там одному. Он не хочет, но ты сходи, притащи его сюда. Я уверена, что он согласится хотя бы поужинать.

По дороге Билл представлял себе, какой это был бы шок — вернуться домой и обнаружить, что потерял Молли. Но для Криса Льюиса это было не так. Ни один нормальный человек не подумал бы, что его брак хоть чем-то напоминал их отношения с Молли. Билл никогда не рассказывал Молли, как однажды утром пил кофе в кафе рядом с больницей и заметил за столиком Криса с очень красивой девушкой лет двадцати с небольшим. По ним было видно, что они увлечены друг другом.

Может, Венджи узнала о девушке? И поэтому покончила с собой. Да еще таким мучительным способом! Ему вспомнилось прошлое лето. Венджи и Крис были у них на барбекю. Венджи начала жарить зефир и поднесла руку слишком близко к огню. На пальце вздулся волдырь, а она устроила истерику, будто покрылась ожогами третьей степени. Визжала на Криса, который пытался ее успокоить. Смутившись, он объяснил:

— У Венджи низкий болевой порог.

К тому времени, как Билл нанес мазь, волдырь практически исчез.

Разве хватило бы мужества такой чувствительной женщине принять цианид? Всякий, кто хоть немного читал про этот яд, знает, что смерть наступает почти мгновенно, но человек умирает в страшных мучениях.

13
{"b":"14362","o":1}