ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я буду принимать таблетки, — сказала Кэти.

— Хорошо. Приезжайте в пятницу вечером около шести.

Кэти кивнула.

— Отлично. Я загляну к вам во время вечернего обхода. Надеюсь, вы не боитесь?

На первом приеме она призналась ему в страхе перед больницами.

— Нет, — ответила она, — нет. Доктор открыл перед ней дверь.

— Тогда до пятницы, миссис Демайо, — мягко произнес он.

18

Следственная группа, состоящая из Фила Каннингема и Чарли Наджента, вернулась в прокуратуру в четыре часа со всеми признаками нервного возбуждения гончих, только что загнавших добычу. Ворвавшись в кабинет Скотта Майерсона, они выложили ему свои находки.

— Муж лжет, — твердо сказал Фил. — Он должен был вернуться вчера утром, но из-за неполадок в двигателе самолета пассажиров в Чикаго перевели на другой рейс, а его вместе с экипажем доставили обратно в Нью-Йорк. Он прилетел в понедельник вечером.

— В понедельник вечером! — воскликнул Скотт.

— Ага. И остановился в «Холидей-Инн» на Западной 57-й.

— Как вы это обнаружили?

— Мы взяли список его экипажа на том полете и поговорили со всеми. Стюард живет в Нью-Йорке. Льюис подвез его на Манхэттен и поужинал с ним. Рассказывал небылицы о том, что жены нет дома и он собирается остаться в городе на ночь, сходить куда-нибудь.

— Он сказал об этом стюарду?

— Ага. Он оставил машину у «Холидей-Инн», зарегистрировался, а потом они пошли ужинать. Стюард расстался с ним в двадцать минут восьмого. После этого Льюис взял машину — запись в гараже свидетельствует о том, что ее не было более двух часов. Поставил он ее в десять. И — слушай внимательно — снова уехал в полночь и вернулся в два. Скотт присвистнул.

— Он солгал нам о полете. Он солгал стюарду о жене. Он куда-то ездил на машине между восемью и десятью и между полуночью и двумя. В котором часу, по словам Ричарда, умерла Венджи Льюис?

— Между восемью и десятью вечера, — сказал Фил.

Чарли Наджент, до этого молчавший, произнес:

— И еще кое-что. У Льюиса есть подружка, стюардесса из «Пан Американ», Джоан Мур. Живет в Нью-Йорке, Восточная 87-я, 201. Швейцар сказал нам, что капитан Льюис вчера утром привез ее из аэропорта. Она оставила у него сумку, и они пошли пить кофе в кафе напротив.

Скотт стучал карандашом по столу — верный признак того, что он готов отдавать приказы. Его помощники ждали с блокнотами в руках.

— Четыре часа, — твердо сказал Скотт. — Судьи скоро уйдут. Свяжитесь с кем-нибудь из них по телефону и попросите подождать минут пятнадцать. Скажите, что нам нужно утвердить ордер на обыск.

Фил вскочил и взялся за телефон.

— Ты, — Скотт указал на Чарли, — выясни, кто из похоронного бюро сопровождает тело Венджи Льюис в Миннеаполис. Свяжись с ним. Тело нельзя хоронить, и убедись, что Крис Льюис не решил его кремировать. Возможно, мы захотим еще с ним поработать. Льюис сказал, когда вернется?

Чарли кивнул:

— Он сказал нам, что вернется завтра сразу после службы и погребения.

Скотт проворчал:

— Выясни, на каком самолете он прилетит, и жди его. Пригласи его сюда на допрос.

— Ты же не думаешь, что он попытается сбежать? — спросил Чарли.

— Нет, не думаю. Он попытается идти напролом. Если он хоть что-то соображает, он знает, что у нас нет на него ничего определенного. И я хочу поговорить с его подружкой. Что вы о ней знаете?

— Она снимает квартиру с двумя другими стюардессами. Собирается перевестись в латиноамериканское подразделение «Пан Американки улететь в Майами. Как раз сейчас в Форт-Лодердейле подписывает договор об аренде квартиры. Вернется в пятницу вечером.

— Встреть и ее самолет, — сказал Скотт. — Пригласи ее сюда. Где она была в понедельник вечером?

— Летела в Нью-Йорк. Абсолютно точно.

— Ладно. — Он помолчал. — Вот еще что. Я хочу получить отчеты о телефонных разговорах из дома Льюисов, особенно за последнюю неделю, и когда будете делать обыск, посмотрите, нет ли там автоответчика. Он летчик. Автоответчик был бы ему полезен.

Фил Каннингем повесил трубку:

— Судья Хэйвуд ждёт.

Скотт взял телефон, быстро позвонил в кабинет Ричарда, спросил, на месте ли тот, и пробормотал под нос:

— Черт. Надо же было ему именно сегодня единственный раз уйти рано!

— Он тебе нужен прямо сейчас? — с любопытством поинтересовался Чарли.

— Я хочу знать, что он имел в виду, когда говорил о какой-то еще нестыковке. Помнишь его замечание? Может быть, это важно. Ладно, займемся делами. Когда будете обыскивать дом, прочешите его досконально. И цианид поищите. Надо выяснить как можно быстрее, где Венджи Льюис его достала. — И тихо добавил: — Или где его достал капитан Льюис.

19

По сравнению с кабинетом доктора Хайли, кабинет доктора Фухито казался просторнее и ярче. Изящный письменный стол занимал меньше места, чем массивный английский стол доктора Хайли. Легкие стулья с тростниковыми спинками, с обитыми сиденьями и подлокотниками и такой же шезлонг вместо мягких кожаных кресел. На стене вместо фотографий матерей с младенцами висели прекрасные репродукции гравюр укие-э[12]. Для японца доктор Фухито был высоким. Если только, подумала Кэти, он не кажется выше из-за очень прямой осанки. Она оценила его рост примерно в пять футов десять дюймов.

Как и его коллега, доктор Фухито был в дорогой деловой одежде. Костюм в тонкую полоску оживляли светло-голубая рубашка и шелковый галстук мягких синих тонов. Угольно-черные волосы и маленькие, аккуратно подстриженные усы прекрасно сочетались с бледно-золотистой кожей и карими глазами, скорее овальными, чем миндалевидными. И по восточным, и по западным стандартам он был необыкновенно красивым мужчиной.

И, вероятно, очень хорошим психиатром, подумала Кэти, доставая блокнот и давая себе время переварить впечатления.

Ее визит к доктору Фухито в прошлом месяце был коротким и неформальным. Тот с улыбкой объяснил:

— Матка — удивительный орган. Иногда нерегулярные или слишком обильные кровотечения могут указывать на эмоциональные проблемы.

— Сомневаюсь, — ответила Кэти. — У моей матери много лет были такие же кровотечения, и, насколько я понимаю, это может передаваться по наследству.

Он спросил о ее личной жизни.

— Предположим, вам когда-нибудь потребуется гистеректомия. Как бы вы к этому отнеслись?

— Это было бы ужасно, — ответила Кэти. — Я всегда мечтала о семье.

— В таком случае, не собираетесь ли вы выйти замуж? Состоите ли с кем-нибудь в интимных отношениях?

— Нет.

— Почему?

— Потому что сейчас меня больше интересует работа, — резко оборвала она. — Вы очень добры, доктор, но смею вас заверить, что у меня нет особых заскоков. Я очень хочу поскорее избавиться от этой проблемы, но уверяю вас, что она чисто физиологического свойства.

Он вежливо согласился, тут же встав и протянув ей руку.

— Ладно, если вы станете пациенткой доктора Хайли, пожалуйста, помните, что я рядом. И если когда-нибудь захотите с кем-нибудь поговорить, я к вашим услугам.

Несколько раз за последний месяц Кэти подумывала о том, что было бы неплохо поговорить с ним и получить профессиональное и объективное мнение о своем психическом состоянии. Или это желание появилось гораздо позже — например, после вчерашнего ужина с Ричардом?

Отогнав эти мысли, она выпрямилась в кресле и взяла ручку. Рукав задрался, открыв перевязанную руку. К ее облегчению, доктор Фухито не стал задавать вопросов.

— Доктор, как вы знаете, одна из ваших с доктором Хайли пациенток, Венджи Льюис, умерла в понедельник вечером.

Она заметила, что его брови слегка приподнялись. Может, он ожидал, что она с уверенностью скажет, будто Венджи покончила с собой?

— Вы видели Венджи около восьми часов того вечера. Так ведь?

— Да, я видел ее ровно в восемь, — кивнул он.

вернуться

12

укие-э — направление в японской живописи и графике, отражающее разные стороны быта и интересов городского населения.

19
{"b":"14362","o":1}