ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вот что удерживало меня на этой работе последние несколько лет, сказал он себе. Я хочу раскрыть это дело, но больше ждать не могу.

Сэм вернулся к столу, выдвинул ящик, но потом засомневался. Надо ему выбросить это из головы. Самое время сдать папку в архив нераскрытых дел. Он сделал все, от него зависящее. Первые двенадцать лет после убийства он каждую годовщину ходил на кладбище. Стоял там весь день, притаившись у склепа, наблюдая за могилой Карен. Он даже установил микрофоны на могильном камне, чтобы прослушивать посетителей. Бывали случаи, когда убийц ловили потому, что они отмечали годовщину убийства на могилах своих жертв, и даже подробно рассказывали покойникам обо всех обстоятельствах преступления.

Но на могилу Карен в день ее смерти приходили только родители, и это было подлым вмешательством в их личную жизнь — подслушивать, как они предаются воспоминаниям о своей единственной дочери. Поэтому когда восемь лет назад умер Майкл Соммерс и Алиса одиноко стояла у могилы, в которой бок о бок лежали ее дочь и муж, он решил больше не приходить на кладбище. В тот раз он ушел, не желая быть свидетелем ее горя. И никогда не возвращался.

Сэм встал, сунул папку с делом Карен Соммерс подмышку — решение принято. Он не может больше заниматься этим делом. На следующей неделе, в двадцатую годовщину смерти Карен, он подаст в отставку.

И загляну на кладбище, подумал он. Просто скажу ей, как мне жаль, что я так и не смог ничего сделать для нее.

3

От Вашингтона до Корнуолла-на-Гудзоне через Мэриленд, штат Делавэр, и Нью-Джерси — примерно семь часов езды.

Джин Шеридан не собиралась отправляться в этот путь. Не из-за расстояния, нет. Просто в Корнуолле, городе, в котором она выросла, на нее нахлынут мучительные воспоминания.

Она пообещала себе, что никакие уговоры обаятельного Джека Эмерсона, председателя комитета по проведению двадцатой встречи школьных выпускников, не заставят ее приехать. Она сошлется на работу, обязательства, здоровье — на что угодно, лишь бы в ней не участвовать.

Ей совершенно не хотелось праздновать двадцатую годовщину окончания Стоункрофтской академии, хотя она и была благодарна за полученное образование. Ее не интересовала медаль «Выдающаяся выпускница», которую ей вручат в Стоункрофте, несмотря на то, что обучение там открыло ей дорогу в колледж Брин-Мор, а затем привело к докторской степени в Принстоне.

Однако на этот раз в расписании встречи значилось поминовение Элисон, и отказ приехать выглядел бы настоящим кощунством.

Смерть Элисон все еще казалась чем-то нереальным, и Джин почти ждала, что сейчас зазвонит телефон, и она услышит знакомый голос, глотающий слова и тараторящий так, будто непременно следует уложиться в десять секунд: «Джинни, ты давно не звонила. Забыла обо мне. Ненавижу тебя. Нет, вру. Обожаю тебя. Преклоняюсь. Ты такая умная. В Нью-Йорке на неделе премьера. Курт Баллард, мой клиент. Актер совершенно никакой, но весь из себя, так что всем плевать. Придет с новой подружкой. Скажу, как ее зовут — со стула упадешь. Короче, как насчет вторника? Вечеринка в шесть, фильм, банкет для своих — человек тридцать-пятьдесят».

Элисон всегда умудрялась сообщить это примерно за десять секунд, вспоминала Джин, и всегда возмущалась, что в девяти случаях из десяти Джин почему-то не мчалась к ней в Нью-Йорк, бросив все дела.

Уже почти месяц, как Элисон мертва. Просто не верится... Мысль о том, что она стала жертвой преступления, была невыносима. Впрочем, на своей работе она нажила немало врагов. Ни одному из руководителей крупных художественных агентств страны не удавалось избежать ненависти. К тому же Элисон была остра на язык, а ее едкий сарказм сравнивали с язвительными изречениями легендарной Дороти Паркер[2]. «Неужели кто-то, кого она высмеяла или уволила, разозлился настолько, что убил ее? — спрашивала себя Джин. — Хочется думать, что она просто нырнула и потеряла сознание. Не могу поверить, что ее утопили».

Джин посмотрела на лежащую рядом сумочку и подумала о конверте внутри. Что мне делать? Кто и зачем мне его прислал? Разве мог кто-то узнать о Лили? У нее неприятности? Господи, что я должна сделать? Что я могу сделать?

Уже несколько недель эти вопросы не давали ей спать ночами, с тех пор, как она получила отчет из лаборатории.

Джин выехала на шоссе 9W, ведущее в сторону Корнуолла. А рядом с Корнуоллом находится Вест-Пойнт[3]. Она проглотила подступивший к горлу комок и попыталась сосредоточиться на красоте октябрьского дня. Деревья, с их золотистой, оранжевой и пламенно-красной осенней листвой, просто восхитительны. А над ними горы, как всегда тихие и спокойные. Гудзонское нагорье. Я и забыла, как здесь красиво, подумала она.

Конечно эта мысль неминуемо вызвала воспоминания о воскресных днях в Вест-Пойнте. Как таким же чудесным осенним днем, сидя на ступенях памятника, она начала писать свою первую книгу — историю Вест-Пойнта.

И закончила ее через десять лет, подумала она, поскольку еще очень долго не могла писать об этом.

Курсант Кэррол Рид Торнтон-младший из Мэриленда. Не вспоминай сейчас о Риде, велела она себе.

Скорее по привычке, чем осознанно, Джин свернула на Уолнат-стрит. Для проведения встречи выпускников выбрали отель «Глен-Ридж Хауз», названный в честь одного из самых больших пансионов середины девятнадцатого века. Вместе с Джин академию окончили девяносто учеников. В последнем полученном ею дополнительном уведомлении значилось, что присутствовать должны сорок два человека, а также их мужья-жены или любовники и дети.

Для себя она не бронировала дополнительных мест.

Джек Эмерсон решил, что лучше провести встречу выпускников в октябре, а не в июне. Он опросил всех и выяснил, что поскольку в июне у многих дети заканчивают средние и высшие школы, приехать им будет сложно.

Джин получила по почте бейдж — нагрудную карточку с именем, украшенным вензелями, и фотографией, сделанной в последний год учебы. Вместе с бейджем прислали расписание на выходные: вечер пятницы — фуршет в неформальной обстановке и ужин; суббота — завтрак, поездка в Вест-Пойнт, футбольный матч Армия — Принстон, а затем фуршет и официальный банкет. В воскресенье предполагался заключительный полдник в Стоункрофте, но после смерти Элисон решили провести утреннюю поминальную службу в ее честь. Ее похоронили на кладбище рядом с академией, и службу собирались устроить рядом с могилой.

Элисон завещала крупную сумму фонду поощрительных стипендий Стоункрофта, что и стало основной причиной спешно спланированной поминальной церемонии.

Джин медленно ехала по городу. Мэйн-стрит совсем не изменилась, подумала она. Прошло много лет с тех пор, как она была здесь последний раз. Тем же летом, когда она окончила Стоункрофт, ее родители окончательно разошлись, продали дом и разъехались. Отцу теперь принадлежал отель на Мауи[4]. Мать вернулась в Кливленд, где она выросла, и вышла там замуж за своего школьного друга. «Моей самой большой ошибкой стало то, что я не вышла за Эрика тридцать лет назад», — сказала она на свадьбе.

А что это дало мне? — подумала Джин. По крайней мере, их разрыв позволил ей благополучно распрощаться с Корнуоллом.

Она подавила желание свернуть на Маунтин-роуд и проехать мимо своего бывшего дома. Может, как-нибудь на выходных, но не сейчас, решила она. Через три минуты она остановилась у дверей «Глен-Ридж Хауз», и швейцар, сияя профессионально-дружелюбной улыбкой, распахнул дверь машины со словами: «Добро пожаловать домой». Джин открыла багажник и смотрела, как достают ее сумки и чемоданы.

— Вы можете пойти зарегистрироваться, — проговорил швейцар. — Мы позаботимся о вашем багаже.

В вестибюле было тепло и уютно — мягкие ковры, удобные кресла. Конторка портье находилась слева, а наискосок от нее Джин увидела бар, где участники празднества уже устроили предварительную вечеринку.

вернуться

2

Дороти Паркер (1893 — 1967) — американская актриса, сценарист, поэтесса, критик. Также писала сатирические рассказы.

вернуться

3

Вест-Пойнт — военная академия на реке Гудзон в штате Нью-Йорк.

вернуться

4

Мауи — один из Гавайских островов.

2
{"b":"14364","o":1}