ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она резко подалась вперед, накрыла руку Джин своей.

— Джин, теперь ты мне скажи. Это твои слова, что ты хочешь, чтобы твой ребенок был счастлив, и ты надеешься, что он растет в хорошей семье, где супруги любят друг друга и в нем души не чают. Уверена, то же самое ты говорила и доктору Коннорсу. Может, он в известной степени осуществил это, оградив Лили от желания разыскать тебя.

Джин испытала такое чувство, будто прямо перед ее ней с лязгом захлопнулись тяжелые металлические ворота.

— Если не считать того, что сейчас я должна разыскать ее, — ответила она. — Пегги, как я поняла, доктор Коннорс не все усыновления устраивал подобным образом.

— Не все.

— А значит, иногда он пользовался услугами юриста.

— Да, пользовался. Возможно, им был Крэйг Майклсон. Он по-прежнему практикует, но год назад переехал в Хайленд-Фоллз[20]. Уверена, ты знаешь, где это.

— Да, я знаю, где это, — кивнула Джин. Пегги допила кофе.

— Мне пора, через полчаса начинается мое дежурство в больнице. Джин, если я смогу еще как-то помочь тебе...

— Может быть, сможете, — сказала Джин. — Факт остается фактом — кто-то узнал о Лили, есть вероятность, что это произошло во время моей беременности.

Кто-нибудь еще из работавших в то время у доктора Коннорса мог иметь доступ к его архивам?

— Нет, — сказала Пегги. — Доктор Коннорс держал их под замком.

Официант принес счет. Джин подписала его, и женщины вместе вышли в вестибюль. Джек Эмерсон, с газетой на коленях, сидел в кресле напротив конторки портье. Он кивнул Джин, которая прощалась с Пегги, и остановил ее, когда она проходила мимо, направляясь к лифту.

— Джин, больше никаких вестей от Лауры?

— Нет, — ее заинтересовало, почему Джек Эмерсон в отеле. Понятно, что после безобразной сцены вчера вечером, ему вряд ли хочется встречаться с Робби Брентом. И когда он заговорил, ей показалось, что он прочел ее мысли.

— Я хочу извиниться за вчерашнее, — сказал Эмерсон. — Надеюсь, ты понимаешь, что это его гнусные измышления... Я не просил у Лауры этот снимок. Я отправил ей приглашение на встречу выпускников, а она вместе с письменным подтверждением прислала фотографию. Она, наверное, рассылает тысячи таких рекламных фотографий, и все их подписывает с поцелуями, объятиями и любовью.

Что это Джек Эмерсон так на меня смотрит? — удивилась Джин. Хочет понять, купилась ли я на версию появления в его доме этой фотографии? Трудно сказать.

— Возможно, ты прав, — сказала она равнодушно. — Ладно, извини, я пойду.

Однако любопытство взяло верх, и она остановилась.

— У тебя такой вид, будто ты кого-то ждешь.

— Горди, то есть, Гордон, все же попросил меня повозить его по округе — хочет посмотреть дома. Ему не понравился ни один из тех, что показывали хвастуны из загородного клуба. А у меня есть первоклассные дома на нескольких участках, где самое место для штаб-квартиры корпорации.

— Удачи. А вот и лифт. Увидимся, Джек.

Джин поспешила к лифту и подождала, пока из него выйдут люди. Последним вышел Гордон Эймори.

— Лаура больше не звонила? — второпях спросил он.

— Нет.

— Ладно. Держи меня в курсе.

Джин вошла в лифт и нажала кнопку своего этажа. Крэйг Майклсон, думала она. Как только поднимусь к себе, сразу позвоню ему.

В это самое время Пегги Кимболл садилась в машину. Она хмурилась, стараясь вспомнить имя мужчины, кивнувшего Джин Шеридан в вестибюле. Наконец в памяти всплыло — Джек Эмерсон, землевладелец, который купил участок десять лет назад, когда сгорело здание.

Пегги пристегнулась и включила зажигание. Джек Эмерсон, презрительно скривилась она. Тогда предполагали, что пожар ему на руку. Он хотел этот участок, а потом еще выплыло, что он знал дом, словно свои пять пальцев. В старших классах он подрабатывал там уборщиком несколько вечеров в неделю. А не работал ли он в здании, когда Джин приходила к доктору Коннорсу? — подумала Пегги. Мы всегда принимали таких девушек вечерами, чтобы они не встретились с другими пациентами. Эмерсон мог заметить ее и сообразить, в чем дело.

Она дала задний ход, выезжая со стоянки. Джин хотела знать, кто еще работал в здании, думала она. Наверное, стоит сказать ей об Эмерсоне, хотя она совершенно уверена, что ни он, ни кто-либо еще не могли добраться до запертых архивов.

52

На запрос Сэма Дигана определить по телефонному номеру, откуда Лаура звонила Джин, пришел такой же ответ, что и днем раньше. Второй раз Лаура звонила с мобильного телефона того же образца, рассчитанного на сто минут разговора, который не требовал регистрации абонента.

Во вторник, в половине двенадцатого, в кабинете окружного прокурора, Сэм давал отчет о последних событиях.

— Это не тот телефон, с которого Уилкокс звонила в воскресенье вечером, — доложил он Ричу Стивенсу. — Этот приобрели в округе Оранж. Его код 845. Эдди Зарро как раз проверяет все места в Корнуолле, где можно купить такой телефон. Разумеется, его сразу отключили, как и после первого звонка Уилкокс.

Окружной прокурор крутил в пальцах ручку.

— Джин Шеридан не уверена, что разговаривала именно с Лаурой Уилкокс.

— Да, сэр, не уверена.

— А медсестра... как ее, Пегги Кимболл?.. Сказала доктору Шеридан, что доктор Коннорс мог устроить незаконное удочерение ее ребенка?

— Миссис Кимболл полагает, что это так.

— Что-нибудь слышно от священника из церкви Святого Фомы насчет записей о крещении?

— Пока ничего. Им удалось разыскать довольно много людей, крестивших девочек в те три месяца, но ни одного случая, чтобы кто-то из родителей подтвердил удочерение. Пастор, монсеньор Диллон, очень умен. Он созвал некоторых долгожителей на приходской собор. Они знали семьи с приемными детьми, но среди них не оказалось ни одной, где есть девушка девятнадцати с половиной лет.

— Монсеньор Диллон все еще работает над этим?

Сэм провел рукой по волосам и снова вспомнил, как Кейт постоянно говорила ему, что таким образом он ослабляет корни волос. Затем его мысли переключились с Кейт на Алису Соммерс, и он расценил это как признак крайней усталости. Ему казалось, что он не видел ее две недели, а не два дня. Однако с утра субботы, когда исчезла Хелен Уэлан, слишком много всего произошло.

— Сэм, монсеньор Диллон все еще просматривает записи? — снова спросил Рич Стивенс.

— Прости, Рич, задумался. Ответ — да. Он также обзвонил несколько соседних приходов и попросил их без огласки проверить свои записи. Если они обнаружат нечто похожее, монсеньор Диллон уведомит нас, и мы, имея разрешение, сможем просмотреть их архив.

— А Джин Шеридан сейчас разыскивает Крэйга Майклсона, юриста, который оформлял некоторые усыновления для доктора Коннорса?

— Она встречается с ним в два часа.

— Что собираешься делать дальше?

Их прервал звонок мобильного телефона Сэма. Он посмотрел, кто звонит, и усталость с его лица как рукой сняло.

— Это Эдди Зарро, — сказал он Стивенсу, нажимая кнопку приема. — Что у тебя, Эдди?

Окружной прокурор увидел, как у Сэма отвисла челюсть.

— Ты шутишь! Боже, ну я пень! И как я сам не догадался... И что этот тип себе думает? Хорошо. Встретимся в «Глен-Ридже». Будем надеяться, что он сегодня не сбежит.

Сэм отключил телефон и посмотрел на шефа.

— Мобильник со ста минутами разговорного времени куплен в магазине на Мэйн-стрит вчера вечером в начале восьмого. Продавец хорошо запомнил человека, сделавшего покупку, потому что видел его по телевизору. Это Робби Брент.

— Комик? Думаешь, он и Лаура Уилкокс вместе?

— Нет, сэр, не думаю. Продавец следил за Брентом, когда тот вышел. Брент остановился на тротуаре и позвонил. Судя по словам продавца, это произошло именно в то время, когда Джин Шеридан ответила на звонок якобы Лауры Уилкокс.

— И ты считаешь...

— Робби Брент, конечно, комик, — перебил его Сэм. — Но также он первоклассный пародист. Значит, он звонил Джин, имитируя голос Лауры. Я в «Глен-Ридж». Найду этого шутника и заставлю объяснить мне, что он затеял.

вернуться

20

Хайленд-Фоллз — ближайший к Вест-Пойнту городок.

33
{"b":"14364","o":1}