ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это разумно. Джин, а что насчет Лауры? Ты ведь не веришь, что это рекламный трюк?

— Не верю. — Джин колебалась. Было около половины пятого, и заходящее солнца бросало косые лучи на пол и стены полупустого кафе. Она посмотрела на сидящего напротив Марка, одетого в тенниску и темно-зеленый свитер. Он из тех мужчин, которые до старости сохраняют мальчишескую внешность, думала она, но к его глазам это не относится.

— Кто же это был... Из наших учителей, он еще называл тебя «древней душой»?

— Мистер Хастингс. А почему ты вдруг вспомнила?

— Он говорил, что ты мудр не по годам.

— Не уверен, что это была похвала. Ты к чему-то клонишь, Джинни.

— Да, клоню. В моем понимании, «древние души» — это люди, склонные к озарениям. Из конторы Майклсона я уехала расстроенная. Я тебе говорила. Но знаешь, Марк, даже если бы Лаура сидела в машине рядом со мной, вряд ли я слышала бы ее отчетливей. Я слышала ее голос: «Джин, помоги мне. Пожалуйста, Джин, помоги мне».

Она пристально смотрела на Марка.

— Ты или не веришь мне, или считаешь, что я сошла с ума.

— Неправда, Джинни. Если кто и верит в возможность мысленного общения, то это я. Но если Лаура действительно в беде, то при чем здесь Робби Брент?

— Не знаю, — развела руками Джин и огляделась. — Нам пора уходить отсюда. Уже накрывают столы к ужину.

Марк попросил официанта принести счет.

— Я хотел бы пригласить тебя на ужин, но сегодня вечером я удостоен чести разделить трапезу с отцом.

Джин, не зная, что на это сказать, молча смотрела на него. Лицо Марка было непроницаемым. Наконец, она сказала:

— Я знаю, что ты отдалился от него. Он позвонил тебе?

— Сегодня я проходил мимо дома. Там стояла его машина. Повинуясь какому-то внезапному порыву, я позвонил в дверь. Мы долго говорили... Не так долго, чтобы все обсудить, но он настойчиво просил меня поужинать с ним. Я сказал, что приду при условии, что он ответит на накопившиеся у меня к нему вопросы.

— И он согласился?

— Да, согласился. Посмотрим, как он сдержит слово.

— Надеюсь, все, что ты хочешь, получится.

— Я тоже надеюсь, Джинни, хотя и не рассчитываю на это.

В лифт они зашли вместе. Марк нажал кнопки четвертого и шестого этажей.

— Надеюсь, из твоего окна вид получше. У меня окно выходит на автостоянку.

— Значит, лучше, — согласился он. — У меня окно на фасаде. Если я в нужное время в номере, то могу наблюдать закат.

— А я, если не удается заснуть, могу видеть, кто приехал на рассвете, — сказала Джин, когда лифт остановился на четвертом этаже. — Увидимся, Марк.

Телефон в ее номере мигал, сигнализируя о принятом сообщении. Звонила Пегги Кимболл, всего несколько минут назад. «Джин, я на смене, в больнице, так что буду краткой. Когда я уходила, то вспомнила, что Джек Эмерсон работал уборщиком в том здании, где принимал доктор Коннорс, и как раз в то время, когда приходила ты. Я говорила тебе, что доктор Коннорс всегда носил ключи от архива с собой, но у него где-то были и запасные. Как-то раз он забыл свою связку в кабинете, но все равно сумел открыть архив. Так что либо Эмерсон, либо кто-то вроде него мог увидеть твою учетную карточку. Я подумала, что ты должна знать об этом. До свидания».

Джек Эмерсон, думала Джин, падая на диван. Может ли он оказаться тем, кто делает это со мной? Он живет в этом городе. Если удочерившая Лили семья тоже живет здесь, возможно, он их знает.

Она уловила какой-то звук и повернулась как раз тогда, когда под дверь подсунули большой коричневый конверт. Она быстро пересекла комнату и рывком распахнула дверь.

— Доктор Шеридан, факс для вас пришел сразу за огромной пачкой бумаг для одного из наших гостей, — оправдывался коридорный. — Ваш факс оказался среди его бумаг. Он только что обнаружил его и передал портье.

— Все в порядке, — приглушенно сказала Джин, почти задыхаясь от ужаса. Закрыв дверь, она взяла конверт и дрожащими руками открыла его. Это о Лили, думала она.

Это оказалось о Лили. Факс гласил:

«Джин, мне ужасно стыдно. Я всегда знала о Лили, и я знаю людей, удочеривших ее. Она замечательная девушка. Умная, учится на втором курсе колледжа и очень счастлива. Я не хотела заставлять тебя думать, что я угрожаю ей. Мне очень нужны деньги, и я собиралась добыть их таким способом. Пожалуйста, не волнуйся о Лили. С ней все хорошо. Я с тобой скоро свяжусь. Прости меня и, пожалуйста, скажи всем, что я в порядке. Рекламный трюк — идея Робби Брента. Он постарается все уладить. Он хочет поговорить со своими продюсерами, прежде чем сделать заявление для прессы. Лаура»

Колени Джин подогнулись, и она упала на кровать. Затем, расплакавшись от облегчения и радости, она позвонила Сэму.

Звонок Джин вырвал Сэма из мирной полудремы, которой он наслаждался, пока Алиса Соммерс готовила ужин.

— Новый факс, Джин? Успокойся. Прочти его мне. Боже мой, — сказал он, дослушав до конца. — Поверить не могу, что эта женщина могла так с тобой поступить.

— Ты говоришь с Джин? У нее все хорошо? — В дверях стояла Алиса.

— Да. Лаура Уилкокс присылала факсы о Лили. Она извинилась, сказав, что не желала Лили зла.

Алиса взяла у Сэма телефон.

— Джин, ты можешь сейчас вести машину? Тогда приезжай сюда...

Когда Джин приехала, Алиса увидела, что та лучится от радости, которую могла бы испытать и она, если бы каким-то чудом можно было повернуть время вспять и уберечь Карен.

— О, Джин, а я все молилась, молилась... — Алиса обняла ее.

Джин крепко прижала ее к себе.

— Я знала, что вы молились. Не могу поверить, что Лаура так со мной поступила, но я уверена, что Лаура никогда не причинила бы зла Лили. Значит, все из-за денег, Сэм. Боже мой, если Лаура в таком отчаянии, почему она просто не попросила меня о помощи? Полчаса назад я хотела рассказать тебе, что думаю, будто Джек Эмерсон мог знать о Лили.

— Джин, иди сюда, присядь и успокойся. Выпей «шерри» и расскажи мне, о чем речь. Какое отношение к этому имеет Джек Эмерсон?

— Просто я узнала кое-что, заставившее меня поверить, будто это его рук дело. — Джин покорно сняла плащ, вошла в комнату, села в кресло у огня и, стараясь говорить спокойно, рассказала о звонке Пегги Кимболл. — Джек работал там, когда я была пациенткой доктора Коннорса. Он устроил эту встречу, чтобы собрать всех нас здесь. В его комнате фотография Лауры, о которой говорил Робби Брент. Все сходилось, пока не принесли этот факс. Ой, я не сказала тебе... Факс пришел около полудня, но смешался с чьими-то бумагами.

— Ты должна была получить его в полдень? — быстро спросил Сэм.

— Да, и если бы я получила его, то не поехала бы на встречу с Крэйгом Майклсоном. Как только я получила факс, то попыталась дозвониться до него. Я собиралась сказать ему, что если он намерен связаться с приемными родителями Лили, пусть отложит это, пока я не получу новых вестей от Лауры. Незачем сейчас понапрасну тревожить ни их, ни Лили.

— Ты рассказывала еще кому-нибудь об этом факсе от Лауры? — спокойно спросил Сэм.

— Нет. Я получила его, как только поднялась к себе. Мы с Марком проговорили не меньше часа с момента твоего ухода. Ох, надо позвонить Марку, пока он не ушел на ужин. Он обрадуется, когда узнает. Он понимает не меньше любого из вас, как я терзалась.

Уверен, Джин рассказала Флейшману, что расческа может вывести на место, где Лили потеряла ее, или на того, с кем она тогда была, мрачно думал Сэм, наблюдая, как Джин достает мобильный телефон.

Они с Алисой обменялись взглядом. Их обоих волновал один и тот же вопрос: прислала ли факс Лаура или это очередной причудливый выверт непрекращающегося кошмара?

Но есть другой вариант, сказал себе Сэм. Если Джин права, и Крэйг Майклсон действительно оформлял удочерение, возможно, Майклсон успел связаться с приемными родителями Лили и сообщить о пропавшей расческе. Если сообщение от Лауры — подделка, то Лили представляет опасность для того, кто посылает факсы. Тот, кто это делает, тоже может подумать, что расческа поможет выйти на него. Я не согласен с тем, что факсы присылала Лаура, продолжал размышлять он. Пока нет. Джек Эмерсон работал в приемной доктора Коннорса, постоянно жил в городе и мог сдружиться с четой из Корнуолла, удочерившей Лили. Марк Флейшман мог завоевать доверие Джин, но не мое. Что-то происходит в душе этого парня, что не вяжется с его телеобразом и советами, которые он дает подросткам, решил Сэм.

38
{"b":"14364","o":1}