ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джин оставляла сообщение для Флейшмана.

— Его нет в номере, — сказала она, затем принюхалась и с улыбкой повернулась к Алисе.

— Как вкусно пахнет. Раз вы не пригласили меня на ужин, придется напроситься. Слава Богу, я так счастлива. Так счастлива!

59

Мое время — ночная пора, думал Филин, беспокойно ожидая наступления темноты. Он сглупил, вернувшись в дом средь бела дня — его могли заметить. Но тогда бы он не находил себе места от беспокойства, что Робби выжил — такой актер, как он, мог и притвориться покойником. Он прямо видел, как Робби выползает из машины, выбирается на улицу... А может, поднимается по ступеням, чтобы найти Лауру и набрать 911.

Образ Робби, живого и способного позвать на помощь, был таким убедительным, что Филин рискнул вернуться и убедиться, что тот на самом деле мертв и находится там, где Филин его спрятал — в багажнике машины.

Все происходило почти как в первый раз, когда он отнял жизнь, в ту ночь, в доме Лауры, подумал Филин. Он вызвал смутные воспоминания: вот он на цыпочках крадется вверх по лестнице, подходит к двери комнаты, где надеется найти Лауру... Это было двадцать лет назад.

Прошлой ночью, когда он заметил, что Робби Брент следит за ним, ему не составило труда одурачить его. Но потом пришлось залезть в карман Робби, чтобы загнать его машину в гараж. Первая машина Филина, взятая напрокат, с грязью на покрышках, занимала половину гаража. Он загнал машину Робби на свободное место, а затем стащил тело с лестницы, на ступенях которой прикончил Брента, и приволок в гараж.

Каким-то образом он выдал себя Робби Бренту. Каким-то образом Робби вычислил его. А как насчет остальных? Не сожмется ли круг настолько, что вскоре он не сможет выскользнуть в ночь? Ему не нравилась неопределенность. Ему нужна твердая уверенность, а уверенность придет лишь тогда, когда он сделает дело, подтверждающее, что он все еще властен над жизнью и смертью.

В одиннадцать ночи он принялся ездить по округу Оранж. Подальше от Корнуолла, решил он. Подальше от Вашингтонвилля, где нашли тело Хелен Уэлан. Может, Хайленд-Фоллз неплохой выбор. Может, поискать около мотеля, где Джин Шеридан встречалась с курсантом. Может, один из тротуаров перед мотелем станет тем местом, где ему назначено судьбой встретить свою жертву.

В одиннадцать тридцать, курсируя по обсаженной деревьями улице, он заметил двух женщин, стоявших на крыльце под фонарем. Пока он смотрел, одна повернулась, вошла внутрь и закрыла дверь. Вторая начала спускаться по ступеням. Филин остановился у бордюра, выключил фары, подождал, пока она перейдет лужайку и выйдет на тротуар.

Она шла быстро, глядя под ноги, и не слышала, как он вылез из машины и скользнул в тень деревьев. Он выскочил, когда она поравнялась с ним. Он почувствовал, как Филин вылетел из клетки, пока он, зажав ей рот рукой, поспешно обматывал веревкой ее шею.

— Мне жаль тебя, — шептал он, — но ты избранница.

60

Тело Ивонны Теппер обнаружила в шесть утра Бесси Кош, семидесятилетняя вдова, которая ради прибавки к пенсии доставляла «Нью-Йорк Таймс» подписчикам из района Хайленд-Фоллз округа Оранж.

Она подъехала по дорожке к дому Теппер, следуя своему принципу доставлять газеты прямо к двери. «Люди не должны спускаться на подъездную дорожку, чтобы забрать газеты», — объясняла она в своих листовках. «Вы открываете дверь, а газеты тут как тут». Эта кампания проводилась ею, как выражение любви к почившему супругу. Для него обычным делом было выходить босиком и разыскивать повсюду утренние газеты, которые курьер швырял, куда придется, причем чаще ближе к тротуару, чем к крыльцу.

Поначалу мозг Бесси не воспринял то, что увидели глаза. Ночью ударили заморозки, так что Ивонна Теппер лежала в кустах, на траве, еще сверкавшей от измороси. Ноги ее были подогнуты, руки в карманах темно-синей «канадки». Выглядела она так опрятно, что сперва Бесси показалось, будто она только что упала.

Но в следующий момент Бесси вдруг поняла — что-то случилось, и резко ударила по тормозам. Выскочив из машины, она подбежала к телу Теппер. Увидев широко раскрытые глаза женщины, разинутый рот и веревку вокруг ее шеи, она застыла, потрясенная.

Бесси попыталась позвать на помощь, но не смогла выдавить ни звука из перехваченного спазмом горла и онемевших губ. Тогда она повернулась, спотыкаясь, вернулась к машине и села за руль. Надавила на клаксон. В близлежащих домах зажглись огни, потревоженные жители открывали окна. Несколько мужчин выбежали на улицу посмотреть, в чем дело — по иронии судьбы, все босиком. Муж соседки Ивонны Теппер, с которой та стояла, когда ее заметил Филин, забрался в машину и убрал руки Бесси с клаксона.

И тогда Бесси наконец закричала.

61

Сэм Диган так устал, что спал сном праведника, хотя чутье, делавшее его хорошим полицейским, подсказывало, что последний полученный Джин факс подделка.

Будильник вырвал его из сна в шесть утра, и он немного полежал в постели с закрытыми глазами. Первая мысль была о факсе. Слишком явно, снова подумал он. Объясняет все. Но теперь судья вряд ли удовлетворит ходатайство о раскрытии архивных записей, решил он. Может, с этой целью и послан факс. Может, некто запаниковал, испугался, что судья позволит открыть архивы, а Лили спросят о ее пропавшей расческе, и его разоблачат.

Такое развитие событий тревожило Сэма. Он открыл глаза, сел и откинул одеяло. С другой стороны, подумал он, мысленно играя в «адвоката дьявола», не лишено смысла, что Лаура в прошлом могла как-то узнать о беременности Джин. За ужином Джин сказала ему и Алисе, что перед исчезновением Лаура упоминала Рида Торнтона. «Я не уверена, называла ли она его имя, — сказала Джин. — Но меня удивило, что она знала о наших свиданиях».

Не верю я этому факсу и по-прежнему считаю, что смерть пяти женщин в том порядке, в каком они сидели за обеденным столом — чересчур для случайного стечения обстоятельств, размышлял Сэм. Он побрел на кухню, включил кофеварку, зашел в ванную, включил душ.

Когда он вернулся на кухню, уже одетый, кофе был готов. Сэм налил в стакан апельсиновый сок и сунул в тостер гренки. Когда была жива Кейт, он всегда ел на завтрак овсянку. Хотя он и пытался убедить себя, что это просто — насыпал в тарелку три стакана овсяных хлопьев, добавил стакан обезжиренного молока и поставил в микроволновку на две минуты — никогда не получалось, как надо. У Кейт выходило гораздо лучше. И он оставил попытки приготовить себе овсянку.

Уже три года прошло с тех пор, как Кейт проиграла затяжную битву с раком. К счастью, дом был не настолько большим, чтобы он почувствовал необходимость продать его после того, как мальчики выросли и разъехались. В большом доме на жалованье следователя не протянуть, думал Сэм. Многие женщины жаловались на это, но не Кейт. Она любила этот дом, думал он. Благодаря ей, он чувствовал себя здесь дома, и неважно, насколько тяжким был рабочий день, он с удовольствием и радостью возвращался на ночь в этот дом.

Дом все тот же, подумал Сэм, открыл дверь из кухни во двор, поднял газету и вернулся к столу. Но он сильно изменился без Кейт. Прошлой ночью, задремав у Алисы в гостях, он испытал такое же чувство, какое раньше охватывало его здесь. Уют. Забота. Шум, когда Алиса готовила ужин. Аппетитный запах ростбифа, доносившийся из кухни.

Затем он вспомнил, как в полусне что-то привлекло его внимание. Но что? Нечто забавное на антикварном шкафчике Алисы? В следующий раз, когда зайду к ней, надо будет посмотреть. Может, это кофейный сервиз, она ведь коллекционирует фарфор. Его мать тоже любила сервизы. Кое-что из собранного ею до сих пор стоит у него в серванте.

Намазать гренки маслом или есть всухомятку, задумался Сэм, вздохнул, и решил, что лучше обойтись без масла. Он и так вчера вечером пренебрег диетой. Алиса приготовила восхитительный йоркширский пудинг. И Джин он понравился. Напряжение последних дней постепенно отпускало ее, беспокойство за Лили проходило. Хорошо бы увидеть ее по-настоящему расслабленной, а то она выглядит так, будто взвалила на себя непомерную ношу. Сэм надеялся, что факс прислали без задних мыслей, и вскоре Лаура свяжется с ними еще.

39
{"b":"14364","o":1}