ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сэм, прищурившись, смотрел, как Флейшман исчез за парадной дверью. Подожду немного, решил он. Может, она просто вышла.

81

Он привязал ее к стулу у стены, рядом с окном и как раз напротив кровати. Что-то знакомое было в этой комнате. С нарастающим ужасом и ощущением, что находится в кошмарном сне, Джин напряженно прислушивалась к неразборчивому лепету Лауры. Та почти не умолкала и, казалось, то теряла сознание, то вновь приходила в себя. Она говорила через кляп, и голос ее звучал зловеще, гортанно. Чуть ли не рычал.

Она никогда не называла его по имени. «Филин», и все. Изредка она декламировала его слова из школьной пьески: «Я филин, и я живу на дереве». Временами Лаура внезапно затихала, и лишь случайный тяжкий вздох говорил о том, что она еще дышит.

Лили. Лаура сказала, что он убьет Лили. Но ведь ее дочь в безопасности. Наверняка в безопасности. Крэйг Майклсон обещал, что Лили в безопасности. Может, Лаура бредит? Она, должно быть, находится здесь с того самого субботнего вечера. Постоянно бормочет, что хочет есть. Он не кормит ее? Она должна хоть немного поесть.

Боже мой! Джин вспомнила Дюка, продавца из закусочной у холма. Он говорил ей о выпускнике, который регулярно заходил за едой... Дюк рассказывал о нем!

Она дернулась, проверяя, нельзя ли ослабить путы, но руки были связаны крепко. Неужели он убил Карен Соммерс в этой же комнате? Неужели он намеренно сбил Рида в Вест-Пойнте? И убил Кэтрин, Синди, Дебру, Глорию и Элисон, а также двух местных женщин на этой неделе? В субботу, рано утром, он заехал с выключенными фарами на стоянку отеля, вспомнила Джин. Возможно, если бы я рассказала об этом Сэму, он бы разобрался с ним, остановил его.

В машине остался мобильник. Если он обнаружит его, то выбросит. Но если не обнаружит, и если Сэм сейчас пытается проследить телефон, как тогда, когда мне звонила Лаура, то, может быть, не все потеряно. Боже, умоляю, пусть Сэм проследить мой телефон прежде, чем Лили пострадает.

Дыхание Лауры стало тяжелым и хриплым, затем вырвались едва различимые слова:

— Мусорные кульки... мусорные кульки... нет... нет... нет...

Несмотря на темные шторы в комнату проникало немного света. Джин увидела рядом с кроватью полиэтиленовые пакеты — они висели на вешалках, зацепленных за кронштейн лампы. На одном из них, прямо перед ней, она заметила надпись. Что это? Имя? Это... Она никак не могла разобрать.

Ее плечо касалось края тяжелой шторы. Джин принялась раскачиваться из стороны в сторону, пока стул не передвинулся на несколько дюймов, а штора, зацепившись за ее плечо, немного сдвинулась.

Стало светлее, и она прочла надпись, выведенную на пакете жирным черным фломастером: «Лили/Мередит».

82

Первый урок Джейк не смог пропустить, но сразу же после него бросился в студию. Сделанные им вчера снимки, на его взгляд, выглядели куда лучше при дневном свете, нежели под искусственным освещением на закате дня. Изучив их, он поздравил себя.

Хоромы на площади Согласия действительно выглядят кичливо, словно рисуются: «вот какие мы роскошные». Дом на Маунтин-роуд сильно отличается — обычное зажиточное, благоустроенное предместье, а теперь он еще и окутан тайной. Еще вечером, у себя дома, Джейк нашел в Интернете, что Карен Соммерс была убита в правой угловой спальне второго этажа. Доктор Шеридан в детстве жила в соседнем доме, подумал Джейк. Надо зайти в отель и спросить, действительно ли это была спальня Лауры. Возможно, так оно и есть. Судя по плану этажа, который приводился в статье об убийстве Соммерс, там есть еще одна большая спальня. А значит, вполне возможно, что ее занимал любимый единственный ребенок, Лаура. Доктор Шеридан расскажет. Она хорошая, не то что этот Диган — «в кутузку его».

Джейк уложил вчерашние снимки в сумку, вместе с запасной пленкой. Пусть они будут при нем, пока он фотографирует, на случай, если понадобится сравнивать.

В 9:00 он добрался до Маунтин-роуд. Рассудил, что лучше не парковаться на этой улице. Люди заметят чужую машину, да и тот коп может опознать его четырехколесного друга. Иногда, вот как сейчас, он жалел, что раскрасил авто под зебру.

Выпью содовой со слойкой, оставлю машину у магазина и поднимусь к дому Лауры пешком, решил он. Он позаимствовал у матери огромный пакет для покупок из супермаркета. Ни машина, ни фотоаппарат никому не бросятся в глаза. Проберусь по дорожке на задний двор и сфотографирую заднюю часть дома. Надеюсь, в дверях гаража есть окна. Если так, то узнаю, не стоит ли внутри машина.

В 9:10 он сидел у прилавка закусочной в конце Маунтин-роуд и болтал с Дюком, который уже поведал, что он и его жена Сью десять лет владеют этим заведением, что раньше здесь была химчистка, что они открыты с шести утра до девяти вечера и что им обоим здесь очень нравится.

— Корнуолл — тихий городок, — сказал Дюк, смахнув с прилавка воображаемые крошки, — да и красивый. Говоришь, учишься в Стоункрофтской академии? Это сейчас модно. Сюда заходили выпускники со встречи. О, вон он едет.

Глаза Дюка метнулись к окну, выходившему на Маунтин-роуд.

— Кто едет? — спросил Джейк.

— Да парень один, постоянно заходит сюда с утра пораньше и поздно вечером. За кофе с гренкой и кофе и бутербродом.

— Знаете его? — беззаботно спросил Джейк.

— Да нет, но он тоже из тех выпускников, разъезжает тут каждое утро. Я вижу, как он выходит из машины, потом возвращается и уезжает.

— А-а, — сказал Джейк, достав из кармана и расправив несколько скомканных долларовых банкнот. — Чувствую, что надо ноги поразмять. Ничего, если я оставлю свою машину минут на пятнадцать?

— Валяй, но только не дольше. У нас тут маловато места для машин.

— Не беспокойтесь. Я по-быстрому.

Восемь минут спустя Джейк фотографировал с заднего двора бывшего дома Лауры. Он заснял заднюю часть дома и сделал пару снимков кухни через дверь. Стекло двери было закрыто решеткой, но сквозь нее просматривалась большая часть комнаты. Образец кухни из мебельного салона «Хоум Депоу», подумал он. Все полки пустовали — ни тостера, ни чайника, ни жестяных банок, ни пирожниц или подносов, ни радио, ни часов. Никаких признаков жизни. Что ж, хоть раз могу я ошибиться, неохотно признал он.

Он изучил следы шин на дорожке. Здесь побывало две машины. Но они могли остаться от машины работника, подметающего листья. Двери гаража оказались без окон, так что он не мог проверить, что внутри.

Джейк вернулся на дорожку, перешел улицу и сделал еще несколько снимков фасада. Пригодятся, подумал он. Прямо сейчас поеду и проявлю. Затем позвоню доктору Шеридан и спрошу, не помнит ли она, какая спальня была у Лауры в детстве.

Гораздо интереснее было бы застать тут Лауру Уилкокс и Робби Брента, подумал он, засунул фотоаппарат в пакет для покупок и зашагал под гору. Но что поделать? События можно освещать, но сочинять их нельзя.

83

После первого урока второкурсница Вест-Пойнта Мередит Бакли побежала в свою комнату, чтобы напоследок еще раз просмотреть конспект перед экзаменом по линейной алгебре, которая на втором курсе обещала быть самым сложным предметом.

На двадцать минут она целиком погрузилась в конспект. Не успела она убрать его в папку, как зазвонил телефон. Появилось искушение не брать трубку, но вдруг звонит отец, пожелать ей ни пуха, ни пера перед экзаменом? Она подняла трубку и улыбнулась. Прежде, чем она что-то успела сказать, бодрый голос проговорил:

— Могу я иметь удовольствие пригласить курсанта Бакли, дочь выдающегося генерала Чарльза Бакли, провести еще одни выходные с родителями и вашим покорным слугой в моем доме на Палм-Бич?

— Вы даже не представляете, как это здорово! — воскликнула Мередит, вспомнив, как здорово она провела выходные с другом ее родителей. — Я приеду в любое время, если, конечно, учеба не помешает, а это бывает постоянно. Мне ужасно не хочется показаться невоспитанной, но я иду на экзамен.

56
{"b":"14364","o":1}