ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Спустившись вниз, Молли зажгла газовый камин в маленькой гостиной рядом с кухней. Эту гостиную еще называли общей комнатой, но теперь ее семья состояла из одного человека, и название потеряло смысл. Когда-то они с Гэри любили вместе смотреть старые фильмы. Его коллекция фильмов до сих пор стояла на полках.

Молли вспомнила о тех людях, которым должна позвонить и попросить их поговорить с Фрэн Симмонс. В Питере Блэке она сомневалась. Ее не радовала перспектива звонить ему на работу, но Молли хотела, чтобы он согласился на беседу с репортером, поэтому решительно набрала его домашний номер. Не стоит откладывать. Надо сделать это сегодня, а еще лучше прямо сейчас.

Молли почти не вспоминала о Педро за прошедшие годы, но как только услышала его голос в трубке, то сразу же в памяти всплыли ужины для друзей в доме Питера. Часто за столом их было только шестеро – Дженна и Кел, Питер и его очередная жена или подруга и они с Гэри.

Она не винила Питера за то, что он не желал иметь с ней ничего общего. Молли догадывалась, что вела бы себя примерно так же, если бы кто-то причинил боль Дженне. «Старый друг – лучший друг». Они с Дженной часто повторяли это друг другу.

Молли была готова к тому, что Питера не окажется дома или он не сможет подойти к телефону, и удивилась, когда он ответил. Сначала нерешительно, потом все быстрее Молли выложила то, что хотела сказать:

– Завтра Фрэн Симмонс из НАФ-ТВ позвонит тебе, чтобы договориться о встрече. Она готовит материал для передачи «Настоящее преступление», посвященной Гэри. Мне все равно, что ты будешь говорить обо мне, Питер, но прошу тебя встретиться с ней. И должна предупредить тебя. Фрэн говорила, что лучше будет, если ты согласишься на беседу. Если ты откажешься, она найдет способ раздобыть информацию без твоей помощи.

Молли ждала, что ответит Питер. После долгого молчания он заговорил:

– Я полагал, что хотя бы для приличия ты не станешь ворошить эту историю, Молли. – Его голос звучал сухо, но он немного глотал слова. – Тебе не кажется, что репутация Гэри не заслуживает того, чтобы на свет снова вытащили интрижку с Анна-Марией Скалли? Ты заплатила ничтожную цену за то, что совершила. Предупреждаю тебя, Молли, ты проиграешь, если дешевое телешоу разыграет твое преступление на всю страну...

В телефоне щелкнуло, Питер повесил трубку. И почти сразу раздался звонок у входной двери.

Следующие два часа Молли чувствовала себя так, словно жизнь снова вернулась в нормальное русло. Дженна принесла не только ужин, но и бутылочку отличного «Монтраше» из запасов Кела. Они устроились за кофейным столиком в маленькой гостиной. Говорила в основном Дженна, выкладывая план действий, который она составила для подруги. Предполагалось, что Молли приедет в Нью-Йорк, проведет несколько дней в квартире Уайтхоллов на Манхэттене, пройдется по магазинам, обязательно побывает в новом модном косметическом салоне, который недавно открыла для себя Дженна, «почистит перышки» и полностью преобразит свою внешность.

– Прическу, лицо, ногти, абсолютно все приведут в порядок, – торжествующе возвестила Дженна. – Я уже взяла выходные, чтобы гулять с тобой. – Она улыбнулась. – Ну скажи – правда, я отлично выгляжу?

– Ты просто ходячая реклама для диеты, на которой сидишь, – согласилась Молли. – Наступит день, и я последую твоему примеру. Но только не сейчас. – Она поставила бокал на столик. – Джен, сегодня ко мне заезжала Фрэн Симмонс. Ты, наверное, ее помнишь. Мы вместе учились в Крэнден-академии.

– Это ее отец присвоил деньги из библиотечного фонда и застрелился?

– Верно. Теперь она стала репортером и работает на НАФ-ТВ. Собирается сделать передачу о смерти Гэри. Ты знаешь шоу под названием «Настоящее преступление»?

Дженна Уайтхолл даже не попыталась скрыть изумление:

– Молли, ты что!

Та пожала плечами.

– Я ждала, что даже ты не поймешь, и знаю, что вряд ли тебя обрадует моя следующая просьба. Дженна, мне нужно встретиться с Анна-Марией Скалли. Не знаешь, где она сейчас?

– Молли, ты сошла с ума! Зачем, ради всего святого, тебе понадобилась эта женщина? Как подумаю... – Голос Дженны оборвался.

– Как подумаешь, что если бы не ее шашни с моим мужем, то он был бы до сих пор жив. Ты это хотела сказать? Согласна, но мне просто необходимо ее увидеть. Она все еще живет в городе?

– Я понятия не имею, где Скалли теперь. Насколько я помню, она приняла предложение Гэри, уехала из города, и с тех пор о ней никто не слышал. Ее наверняка вызвали бы в качестве свидетеля в суд, но после согласованного признания вины этого не потребовалось.

– Джен, я хочу, чтобы ты попросила Кела помочь найти ее. Мы обе знаем, что Кел может все. По крайней мере, он сумеет найти того, кто это сделает.

По поводу способности Кела сделать все, что угодно, Молли и Дженна шутили между собой многие годы. Но на этот раз Дженна даже не улыбнулась.

– Мне бы не хотелось этого делать, – ответила она, и ее голос прозвучал натянуто.

Молли подумала, что понимает причину ее нежелания.

– Дженна, пойми, пожалуйста. Я заплатила за смерть Гэри, виновна я в ней или нет. Думаю, что я заслужила право узнать, что на самом деле произошло в тот вечер и почему. Мне нужно разобраться в собственных поступках и ощущениях. Может быть, после этого я смогу двигаться дальше и сумею склеить осколки моей жизни, чтобы вышло что-нибудь путное. – Молли встала, вышла на кухню и вернулась с утренней газетой. – Наверное, ты это видела. Вот такое будет преследовать меня до конца дней.

– Я читала статью. – Дженна оттолкнула газету. – Молли, клиника может лишиться своей репутации вследствие скандала. Все разговоры о смерти Гэри, пересуды о его романе с молоденькой медсестрой, потом суд над тобой нанесли огромный ущерб клинике Лэша. А она оказывает неоценимую помощь городу, да и ХМО «Ремингтон» процветает, когда основная масса подобных организаций находится на грани краха. Прошу, ради тебя самой, ради клиники разорви договор с Фрэн Симмонс и забудь о поисках Анна-Марии Скалли.

Молли покачала головой.

– Ты хотя бы взвесь все хорошенько, Молли, – попросила Дженна. – Ты знаешь, что я всегда на твоей стороне, но, пожалуйста, хотя бы обдумай план А.

– То есть мы отправляемся в Нью-Йорк, я хожу по магазинам и косметическим салонам, верно?

Дженна улыбнулась.

– Именно так. – Она встала. – Ладно, мне пора. Кел будет ждать.

Рука об руку они прошли к двери. Коснувшись пальцами ручки, Дженна остановилась, потом сказала:

– Иногда мне хочется, чтобы время повернулось вспять и мы могли вернуться в Крэнден, начать все сначала. В те времена жизнь была намного проще. Кел не такой, как мы с тобой. Он играет по другим правилам. Человек, из-за которого он теряет деньги, становится его врагом.

– Я не исключение? – поинтересовалась Молли.

– Боюсь, что так. – Дженна открыла дверь. – Пока, Молли. Не забудь запереть дверь и включить сигнализацию.

14

Тим Мейсон, тридцатишестилетний спортивный комментатор НАФ-ТВ, был в отпуске, когда Фрэн начала работать на канале. Он родился и вырос в Гринвиче, вернулся туда ненадолго после окончания колледжа, год проработал начинающим репортером в «Гринвич тайм». Именно тогда он понял, что спорт интересует его больше всего, поэтому перешел в спортивный отдел одной из газет штата.

Год спустя он появился в эфире местной радиостанции с выпуском спортивных новостей и через десять лет, постепенно поднимаясь по ступеням карьерной лестницы, оказался в НАФ. Вечерние новости этого канала быстро попали в верхние строчки рейтингов, и о Тиме Мейсоне заговорили как о лучшем среди молодых спортивных комментаторов.

Длинноногий, похожий на мальчишку, приятный и легкий в общении, Тим превращался в знатока, когда рассказывал о спортивных событиях или обсуждал их с гостем студии. Его полюбили спортивные болельщики.

Он впервые встретился с Фрэн Симмонс, когда зашел в кабинет к Гасу в первый день после отпуска. Она не успела еще снять пальто и рассказывала Гасу об утренней встрече с Молли Лэш.

12
{"b":"14366","o":1}