ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– В субботу мне удобно, – напряженно ответила Эдна.

– В одиннадцать часов не слишком рано?

– Нет.

– Отлично. Я только уточню ваш адрес.

* * *

Когда Фрэн повесила трубку, она сказала себе, что экономка – прямо-таки комок нервов. Она слышала напряжение в ее голосе. И вчера она была на грани срыва, когда Фрэн беседовала с Молли. Интересно, почему миссис Барри так нервничает?..

Именно Эдна Барри нашла тело Гэри Лэша. Возможно ли, чтобы Молли снова взяла ее на работу, интуитивно чувствуя, что версия Эдны Барри не совсем верна?

Интересный вариант, решила Фрэн. Она заглянула в холодильник и надела пальто, чтобы пройти квартал и купить себе гамбургер.

Идя быстрым шагом по Пятьдесят шестой улице, она думала о том, что, возможно, Молли не единственный персонаж в этой истории, кто страдает ретроспективным искажением памяти.

20

– Дженна, я знаю, что ты умная женщина. Поэтому мне казалось, что ты в состоянии понять, когда я говорю, что у Анна-Марии Скалли были все основания исчезнуть. Уверяю тебя, она приложила к этому все силы. И даже если бы я мог найти ее адрес – а я этого сделать не могу, – то Молли Лэш я бы никогда его не сообщил!

Красные пятна на скулах Кела Уайтхолла служили, для жены сигналом того, что он на грани взрыва, но Дженна предпочла не обращать внимания.

– Кел, назови мне объективные причины, почему ты возражаешь против того, чтобы Молли встретилась с этой женщиной. Возможно, это ей поможет, она сумеет перевернуть эту страницу своей жизни.

Они пили утренний кофе в гостиной рядом с их спальней. Дженна собиралась уходить на работу, ее пальто и сумочка лежали в кресле рядом. Келвин с грохотом опустил чашку на блюдце.

– Мне наплевать на Молли. Мне тоже необходимо перевернуть страницу и завершить сделку, над которой я работал последние три года ради нас с тобой. – Он сделал глубокий вдох. – А теперь лучше поторопись, не то опоздаешь на поезд. Даже Лу не успеет довезти тебя вовремя до станции, если ты сейчас не выйдешь.

Дженна встала.

– Сегодня я останусь ночевать в городской квартире.

– Как хочешь.

Мгновение они свирепо смотрели друг на друга, потом выражение лица Келвина изменилось, и он улыбнулся.

– Дорогая моя девочка, как жаль, что ты сейчас не видишь себя со стороны. Держу пари: будь в твоих руках та самая статуэтка, ты бы сейчас размозжила мне голову точно так же, как Молли своему мужу. У вас, девчонок из академии Крэнден, эмоции так и хлещут через край.

Дженна побледнела.

– Ты и в самом деле так переживаешь из-за сделки, Кел? Ты ведь обычно не бываешь таким жестоким.

– Обычно мне не грозит проворонить многомиллиардную сделку. Джен, судя по всему, Молли слушает только тебя. Как можно скорее убеди ее приехать вместе с тобой в Нью-Йорк. Вразуми ее. Напомни, что в попытке убедить себя и весь свет в том, что она не убивала Тэри, она лишь оскверняет его память и вредит себе.

Не отвечая мужу, Дженна надела пальто, взяла сумочку. Когда она спускалась по лестнице, Кел окликнул ее:

– Многомиллиардная сделка, Джен. Признайся, ты тоже не хочешь, чтобы все рухнуло.

Лу Нокс, шофер и адъютант Кела, проработавший у него много лет, вышел из машины в ту же секунду, когда Дженна показалась на крыльце. Он открыл для нее дверцу, закрыл и через мгновение снова сидел за рулем.

– Доброе утро, миссис Уайтхолл. Сегодня у нас времени в обрез. Что ж, если мы опоздаем на поезд, я сам отвезу вас в город.

– Нет, машина нужна Келу, и я не хочу стоять в пробках, – резко заявила Дженна. Иногда жизнерадостные комментарии Лу действовали ей на нервы, но она получила его в придачу к мужу. Он учился вместе с Келом в старших классах школы в том захолустье, откуда Кел был родом, и Уайтхолл, приехав пятнадцать лет назад в Гринвич, привез его с собой.

Только Дженна знала о том, с чего начались отношения Кела и Лу.

– Лу отлично понимает, что ему не следует всюду распространяться о том, как мы вместе пели в школьном хоре. Об этом нечего беспокоиться, – так говорил Кел.

Дженне пришлось отдать Лу должное. Он отреагировал на ее настроение. Шофер мгновенно почувствовал, что она не хочет разговаривать, и тут же включил радио на ее любимой волне классической музыки, сделав звук не слишком громким. Это была ее стандартная просьба, если только по какой-то причине ей не хотелось послушать новости.

Лу Нокс был ровесником Кела, и хотя пребывал в отличной физической форме, Дженне всегда казалось, что в нем есть что-то нездоровое. На ее вкус, он слишком старался угодить, чересчур старался понравиться. Дженна ему не доверяла. Даже сейчас, во время короткой поездки до станции, она чувствовала, что Лу Нокс разглядывает ее в зеркало заднего вида, пытаясь уловить ее настроение.

«Я сделала все, что могла, – сказала она себе, вспоминая разговор с мужем. – Кел не станет помогать Молли искать Анна-Марию Скалли». Но вместо того, чтобы рассердиться, она вдруг осознала, что под недовольством скрывается привычное восхищение мужем, возникающее против ее воли.

Кел был сильным человеком и обладал харизмой, свойственной властным людям. Он создал себя сам, начиная с продажи первой компьютерной компании. Эту операцию он называл «кражей сладостей в родительском магазине». Теперь его имя произносили с уважением. В отличие от многих предпринимателей, чьи взлеты и падения всегда оказывались на первых полосах газет, Кел предпочитал действовать в тени, но его все знали как ключевую фигуру финансового мира. Его боялись все, кто оказывался на его пути.

Власть – вот что в первую очередь привлекло к нему Дженну. И продолжало кружить ей голову. Дженне нравилась работа в качестве партнера в крупной юридической фирме. Этого она добилась сама. Если бы ей не встретился Кел, она бы все равно сделала успешную карьеру. И это знание позволяло ей чувствовать себя внутренне независимой. «Собственный акр Дженны» – так называл ее работу Кел, но она знала, что муж уважает ее за это.

И в то же самое время ей нравилось быть миссис Келвин Уайтхолл, пользоваться тем престижем, который окружал это имя. В этом она не была похожа на Молли. Ей никогда не хотелось иметь детей, ее не прельщала жизнь избранного круга богатого предместья, которой наслаждались ее мать и мать Молли.

Они уже подъезжали к станции. Поезд давал гудок.

– Как раз вовремя, – довольно улыбнулся Лу, останавливая машину, выпрыгивая и открывая дверцу. – Мне встретить вас сегодня, миссис Уайтхолл?

Дженна замялась, потом ответила:

– Да, я приеду обычным поездом. Передайте мужу, чтобы он ждал меня.

21

– Доброе утро, доктор.

Питер Блэк поднял голову от бумаг. Неуверенное выражение лица секретарши предупредило его, что известие ему не понравится. Луиза Ангер была застенчивой женщиной, но отличной секретаршей. Ее застенчивость раздражала Блэка, ее эффективность он ценил. Он покосился на часы на стене. Только половина девятого. Луиза, как всегда, рано пришла на работу.

Он пробормотал приветствие и стал ждать, что она ему скажет.

– Вам звонит мистер Уайтхолл, доктор. Ему пришлось начать разговор по другой линии, но он просил вас подождать. – Луиза Ангер замялась. – Мне кажется, он чем-то очень расстроен.

Питер Блэк давно научился сохранять невозмутимое выражение, поэтому эмоции никак не отражались на его лице. С легкой улыбкой он сказал:

– Спасибо за предупреждение, Луиза. Как мы знаем, мистер Уайтхолл часто расстраивается.

Женщина с готовностью закивала, ее птичьи глазки заблестели.

– Мне просто хотелось вас предупредить, доктор.

Для нее это было верхом откровенности. Блэк предпочел не обращать внимания.

– Спасибо, Луиза, – вежливо поблагодарил он. Зазвонил телефон у него на столе. Он кивнул, давая Луизе разрешение снять трубку.

– Кабинет доктора Блэка, – начала она привычную фразу, но осеклась на слове «доктор». – Это мистер Уайтхолл, доктор, – объявила она, нажав кнопку режима ожидания, передала ему трубку и торопливо вышла.

17
{"b":"14366","o":1}