ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хотя Анна-Мария приехала домой уже после полуночи, Люси услышала шум подъезжающей машины и вышла ее встретить. Чувствуя прилив какой-то новой радости, Анна-Мария взяла сумку и спустя мгновение уже обнимала сестру. Она была довольна, что приехала, пусть только на уикенд. Теперь она сможет отбросить мысли о том, что все могло сложиться иначе.

28

Утром в субботу Эдна Барри проснулась и поняла, что нервничает. К ней должна была прийти назойливая репортерша, и надо было проследить, чтобы Уолли не мотался рядом, когда эта Фрэн Симмонс приедет. Он был не в настроении уже несколько дней, с тех пор как увидел Молли по телевизору. Уолли все время говорил о своем желании навестить ее. Накануне вечером он заявил, что не пойдет в свой клуб, где обычно проводил субботнее утро. Этот клуб содержал округ Фэрфилд для живущих дома пациентов, подобных Уолли, и обычно ему очень нравилось там.

«Попрошу Марту приютить Уолли у себя», – решила Эдна. Марта Густавсон Джоунс была их соседкой последние тридцать лет. Они вместе с Эдной переживали болезни, вдовство. Марта души не чаяла в Уолли. Она относилась к тем немногим, кто мог справиться с ним и успокоить, когда Уолли выходил из себя.

Когда в одиннадцать часов Фрэн позвонила в дверь дома Эдны, Уолли уже отправился к Марте и не мог им помешать, поэтому хозяйка сумела приветливо встретить ее и даже предложила выпить кофе. Фрэн согласилась.

– Давайте посидим на кухне? – предложила она, расстегивая пальто.

– Как пожелаете. – Эдна по праву гордилась своей кухней, где не было ни пятнышка, и уголком из кленового дерева, который купила на распродаже.

Усевшись за стол, Фрэн нашла диктофон в сумке и положила его перед собой.

– Вы знаете, миссис Барри, я пришла к вам потому, что хочу помочь Молли. Я уверена, что таково и ваше желание. Вот почему, с вашего разрешения, я должна записать наш разговор. Возможно, вы скажете что-то такое, что потом окажется ей полезным. Я вижу, что Молли все больше и больше убеждается в том, что не она убила своего мужа. Она начинает вспоминать детали того вечера. В частности, она вспомнила о том, что кто-то посторонний был в доме, когда она вернулась с мыса Код. Если это будет доказано, то ее оправдают или, по меньшей мере, возобновят расследование. Ведь это же было бы здорово?

Эдна Барри наливала воду в кофеварку.

– Да, разумеется, – ответила она, и тут же прозвучал ее возглас: – Ах ты, боже мой!

Фрэн нахмурилась, когда увидела, что миссис Барри пролила воду на стол. Ее рука явно тряслась. Что-то ее беспокоит, решила Фрэн. Она вспомнила, как занервничала экономка, увидев ее в доме Молли, как напряженно говорила, когда Фрэн договаривалась с ней о встрече.

По кухне поплыл аромат сваренного кофе, и Фрэн постаралась сделать так, чтобы Эдна расслабилась и она могла застать ее врасплох.

– Мы с Молли учились в одном классе в Крэнден-академии, – сказала Фрэн. – Она не рассказывала вам?

– Рассказывала. – Эдна достала чашки и блюдца из шкафчика и поставила на стол. Она довольно долго смотрела сквозь очки на Фрэн и только потом села.

Она думает о скандале с разворованным библиотечным фондом, догадалась Фрэн, но отбросила свое беспокойство и продолжала интервью.

– Но вы, наверное, познакомились с Молли намного раньше, – предположила она.

– О да, я начала работать у ее родителей, когда Молли была совсем маленькой. После того как она вышла замуж, мистер и миссис Карпентер переехали во Флориду, и я начала работать у Молли.

– Значит, вы хорошо знали и доктора Лэша тоже?

Эдна Барри обдумала вопрос.

– Думаю, что верно было бы ответить и да, и нет. Я приходила по утрам три раза в неделю. Когда я появлялась там в девять утра, он уже уходил на работу и почти никогда не бывал дома в час дня, когда я заканчивала. Но если Молли устраивала званый ужин – а это случалось часто, – тогда мне приходилось прислуживать за столом. Только в таких случаях я видела их вместе. Когда я сталкивалась с доктором Лэшем, он всегда бывал очень любезен.

Фрэн заметила, как Эдна Барри поджала губы. Вероятно, ее мысли в этот момент были не из приятных.

– Когда вы видели их с Молли вместе, как вам показалось, они были счастливы? – задала Фрэн свой следующий вопрос.

– До того самого дня, когда я пришла и увидела, что расстроенная, заплаканная Молли собирает вещи, чтобы уехать на мыс Код, я никогда не видела, чтобы они ссорились. Должна сказать, что незадолго до этого я почувствовала, что Молли заскучала. Она выполняла много добровольной работы в городе, часто играла в гольф, но иногда говорила мне, что жалеет о том, что не работает. И потом, разумеется, у нее бывали тяжелые времена. Она так хотела иметь детей, и последний выкидыш очень изменил Молли. Она стала замкнутой и словно ушла в себя.

Ничто из того, что говорила Эдна Барри, не могло помочь Молли. Фрэн это поняла, когда через полчаса допила вторую чашку кофе. Ей оставалось задать всего несколько вопросов, а экономка не желала идти ей навстречу.

– Миссис Барри, когда в тот понедельник вы пришли утром, сигнализация была отключена, так?

– Да, совершенно верно.

– Вы не проверили, не открыты ли где-то дверь или окно, через которые могли проникнуть злоумышленники?

– Все двери были заперты. – В голосе Эдны Барри вдруг появилась явная враждебность, зрачки расширились.

«О, я попала в точку, – сообразила Фрэн. – Она что-то недоговаривает».

– Сколько всего дверей в доме?

– Четыре, – после секундного размышления ответила миссис Барри. – Парадная дверь. Дверь в кухне. К ним подходит один и тот же ключ. Дверь из гостиной во внутренний дворик. Она открывается только изнутри. Есть еще дверь в подвале, но она всегда закрыта на замок и на задвижку.

– Все эти двери вы проверяли сами?

– Нет, это сделали полицейские, мисс Симмонс. Почему бы вам не поговорить с ними?

– Миссис Барри, я не сомневаюсь в ваших словах, – примирительно сказала Фрэн.

Явно успокоившись, миссис Барри добавила:

– В ту пятницу, уходя домой, я проверила все двери, чтобы убедиться, что они заперты. Доктор Лэш всегда пользовался парадной дверью. Нижний засов не был закрыт, когда я пришла в понедельник утром. Это значит, что в выходные ею пользовались.

– Нижний засов?

– Молли на ночь всегда закрывала его. А вот кухонная дверь была закрыта, когда я пришла.

Щеки пожилой женщины пылали. Фрэн видела, что экономка вот-вот расплачется. Может быть, страх Эдны Барри связан с тем, что ее мучают сомнения, не она ли была неосторожна и не закрыла двери как положено?

– Спасибо за помощь, миссис Барри, и за гостеприимство, – поблагодарила Фрэн. – Я отняла у вас много времени, но мне хотелось бы позже еще раз встретиться с вами. Вероятно, мы попросим вас принять участие в нашей передаче.

– Я не хочу принимать в ней участие.

– Как скажете.

Фрэн выключила диктофон и встала, собираясь уходить. Уже у двери она задала последний вопрос:

– Миссис Барри, давайте представим, что в вечер убийства доктора Лэша в доме и в самом деле был кто-то посторонний. Вы не знаете, меняли ли замки на дверях?

– Насколько мне известно, нет.

– Я собираюсь предложить Молли заменить их. Иначе ей может грозить опасность. Вы согласны?

Эдна Барри побелела как полотно.

– Мисс Симмонс, – выговорила она, – если бы вы видели то, что видела я в то утро, когда зашла к ней в спальню. Вы бы поняли, что в доме не было посторонних. Молли лежала на кровати, покрытая запекшейся кровью. Так что перестаньте тревожить невиновных людей.

– Кого из невиновных людей я беспокою, миссис Барри? – резко поинтересовалась Фрэн. – Мне казалось, что я стараюсь помочь молодой женщине, которую вы знаете много лет и чья судьба, по вашим словам, вам небезразлична. Возможно, нам удастся доказать, что она неповинна в этом преступлении!

Миссис Барри промолчала. Ее губы превратились в узкую полоску, когда она открывала Фрэн дверь.

22
{"b":"14366","o":1}